Аддский отпуск

Копылов Александр Сергеевич

Жанр: Фэнтези  Фантастика    Автор: Копылов Александр Сергеевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Аннотация:

О чем думает человек на рабочем месте? Конечно же об отпуске. Юным сотрудникам Агентства Добрых Дел предстоит пройти через многое, чтобы в конце понять - следует больше работать и меньше отдыхать.

Пролог.

Дорога выныривала из леса и тут же пряталась в небольшой ложбине, - с тем, чтобы вскоре, ненавязчиво, появиться вновь. Она, петляя, поднималась на взгорок и пропадала среди низеньких бревенчатых домишек. Деревенька, приблизительно дворов эдак в тридцать, надежно скрывала беглянку - ведь кроме этой дороги в деревне не было больше ни одной улицы. Именно по этой дороге крестьяне возили продукты на ближайшую ярмарку, и кроме них, да еще разве что сборщиков налогов, редко кто решался тревожить пыль в том захолустье.

И так было уже почти полвека - с тех самых пор, когда торговый тракт неожиданно сменил направление, и указанная деревенька осталась в стороне от оживленной торговли. Кому-то это было весьма выгодно, но только не местным жителям. Теперь купцы забыли к ним дорогу, и им самим приходилось снаряжать обозы и ехать с ними к новому торговому пути, где в лучшем случае удавалось добиться половины прошлых барышей.

Такое резкое и внезапное изменение обычного торгового маршрута затронуло много сел и деревень, и их население было вынуждено возить урожай на далекую теперь ярмарку, а не торговать им на дому, как все уже привыкли. Надо ли говорить, что это лишь способствовало снижению цен - конкуренция не давала жить спокойно. Продать свой товар выгодней можно было лишь в том случае, если какой-нибудь забывчивый купец заедет по старой памяти в село, что оказалось не слишком далеко от нового пути. Впрочем, это случалось довольно редко: купцы предпочитали держаться наезженных трактов, где, в случае нужды, можно было заручиться помощью королевских конных стражников (если по каким-то причинам не было собственной охраны; такое, однако, происходило часто - услуги стражи обходились гораздо дешевле, чем личный отряд наемников, - но и качество подобных услуг соответствовало цене).

Стоило торговым караванам изменить привычные маршруты, как и лесные разбойники покинули обжитые местечки и перебрались поближе к новым охотничьим угодьям. Вслед за ними со старого тракта исчезли королевские егеря - ведь их прямой обязанностью был не только отлов несознательных браконьеров, забредающих в королевские заповедники и гоняющих там дичь, но также и очистка окрестных лесов от таких серьезных опасностей, как разбойники и крестьяне, заготавливающие дрова и забывающие за это платить. Понятно, что сохранение дичи в заповедниках мало волновало опытных защитников леса - с этим гораздо успешней справлялись местные аристократы и их дружины, почему-то считающие королевские заповедники своей собственностью. Зато разбойники - другой разговор. Если вдруг повезет их поймать, то тогда можно основательно покопаться в награбленном ими добре. В казну можно ведь сдать и меньше - кто докажет, что изначально было несколько иное количество? Главное было не нарываться: взятые в плен жертвы закона и порядка, перед тем, как их повесят, могли проговориться судьям об истинном положении дел. Но если их показания не сильно расходились с действительностью, то недостачу всегда можно было свалить на тех же разбойников: злодеи хотят очернить доблестных хранителей лесов. Все понимали, как на самом деле обстоят дела, но предпочитали закрывать на это глаза: маловато охотников за одно лишь скромное жалование ломиться сквозь непролазную чащу и подставляться под град стрел, летящих буквально из каждого куста и из-за каждого дерева.

В таком важном и ответственном деле, как отлов разбойников, с егерями активно соперничали королевские конные стражники - они зачастую могли и позабыть про охрану караванов и отправиться в погоню за какой-нибудь малочисленной шайкой, которая была бы не в состоянии оказать сопротивление превосходящему числу служителей закона. Неудивительно, что часто в этих случаях купцы становились легкой добычей для более крупных банд, которые отлично умели выбирать благоприятный момент для грабежа.

Бывало и такое, что торговые караваны обчищали сами стражники, не дождавшись подлого нападения разбойников, - если были уверены, что это сойдет им с рук. Таким образом, с торговли наживалось множество людей, внакладе оставались одни лишь купцы - те из них, кто пожадничал и заранее не обзавелся собственной охраной. Эта охрана редко грабила своих нанимателей.

Естественно, на всех желающих разбойников, да еще и безобидных, не находилось. Но зато в лесу всегда можно было отыскать крестьян. И обвинить в незаконной вырубке этого леса и потребовать уплаты штрафа. Не беда, что у иного бедолаги часто не обнаруживалось при себе топора - любой суд неизменно был готов поверить, что простой человек легко может сломать дерево голыми руками. У крестьян не было заступников, а ссориться с вооруженными людьми на государственной службе никакому судье не хотелось - кто же будет его защищать, если вдруг взбунтуются разобиженные труженики полей?

И вот, с тех самых пор, когда все живущие за счет главного торгового тракта откочевали к новой кормушке, старая дорога крайне быстро приходила в негодность, повсеместно зарастала травой, и кое-где уже шевелили ветками молодые деревца. Королевские смотрители даже за сохранностью основных торговых путей не очень-то следили, что же говорить о богами забытых дорогах. Только редкие люди, те, кому приходилось наведываться в такие глухие уголки (например, те самые сборщики налогов), помнили еще о старых маршрутах. И одна такая почти-дорога вела и в деревню на холме.

Казалось бы, то было самое заурядное поселение: низенькие домики, спрятанные в небольших, ухоженных садах, в самом центре деревни - невысокий бревенчатый храм и вплотную к нему - аккуратное жилище местного жреца. Вокруг обжитого местечка - засеянные пшеницей поля и сенокосные луга; чуть поодаль синеет извилистая речушка, что по весне неохотно поднимается к берегам и робко подтапливает прибрежную полоску сухотравья. Таких деревенек раскидано по всей стране очень много, но эта, уже известная нам, отличалась кое-чем от остальных. Обойдя ее по кругу, можно было заметить, что главная деревенская улица не обрывается на околице, как обычно, а продолжается в виде чуть заметной заросшей колеи. Некоторые телеги не останавливались в деревне, а ехали куда-то дальше. Но куда же именно? Ведь тщательно изучив самую современную карту сей местности, легко можно было убедиться, что в той стороне на много лиг пути не отмечено ни одного поселения, только лишь дремучий лес, начинавшийся почти сразу за рекой.

Если идти по колее, то вскоре она приведет к старому, полуразрушенному, но все еще крепкому мосту через хилый ручеек, бывший когда-то полноправным речным рукавом. За ним, изворачиваясь, как истый судебный крючкотвор, и обходя каждый бугорок, колея упирается наконец в ворота высокого и мрачного замка - такого же старого и разрушенного, как мост. Замок окружал неглубокий ров, где было от силы по колено затхлой, болотной воды. Кое-где ров был полностью засыпан обломками стены, а сама стена печально зияла многочисленными брешами, и, казалось, что достаточно на нее дунуть, и она обрушится вся целиком. Единственное, что из всех защитных сооружений замка выглядело достойно, так это массивный и крепкий подъемный мост, который все время торчал в вертикальном положении. Зачем был нужен такой мост, когда в замок можно было свободно попасть через любую дыру в стене, даже не замочив ног, оставалось загадкой.

Впрочем, желающих оказаться гостями этого негостеприимного местечка все равно не находилось, да и сам замок выглядел необитаемым. Хотя кто-то там же должен был жить - колея-то вела прямиком к подъемному мосту. Значит, замок все-таки не без хозяина. Вон, и какая-то фигура поднялась на площадку одной из башен. Тот самый хозяин? Возможно. Невысокий человек в старом, поблекшем плаще неопределенного цвета стоял, опершись на палку, и рассеянно смотрел на реку. Внезапно он выпрямился, его худые пальцы крепко вцепились в палку.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.