Киевская хунта

Челноков Алексей Сергеевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Киевская хунта (Челноков Алексей)

Укромно — оранжевая утопия

Не мною и не вчера подмечено, что Украина — страна «умышленная», составленная из разнородных частей. Она, быть может, и срослась бы при вялом авторитарном режиме наподобие кучминского. Но победило подловатое «стояние» на Майдане, затем карательные отряды, сформированные на киевской площади, расползлись по юго-востоку, чтобы длиннорылыми гаубицами, неуправляемыми авиационными ракетами и шершнями «Града» рыхлить богатую сланцевым газом почву, готовить ее для пересадки новым олигархам.

В России после рассоединения худо-бедно, но построили государственный капитализм, который при всех его изъянах оказался более эффективным и продвинутым, чем то, что образовалось за эти годы на Украине. Как назвать это украинское «экономическое чудо» — олигархический феодализм или феодальный олигархат? Но так или иначе Украина оказалась в бесконечном тупике.

Смуты 2004-го и 2013-го годов начинались с массового недовольства олигархатом, вынудившим миллионы украинцев в поисках лучшей доли челночить и торговать мелочевкой на базарах, батрачить на полях Европы или стройках России, красавиц — заняться проституцией, шахтеров — рыть «копанки», словно в смутные времена.

В советское время тысячи жителей Западной Украины отправлялись на сезонные заработки в РСФСР, и тогда в этом не было ничего личного. Все изменилось после 1991 года. Сегодня галичанам не в лом пока батрачить в странах Евросоюза — но батрачить на незаслуженно разбогатевших и продолжающих богатеть русских, строить им дома, торговать на их рынках, а не наоборот, и возвращаясь ненадолго домой, слышать их речи и песни чуть не на каждом шагу?! Зашкаливающая русофобия порождена проснувшейся в душах гадиной зависти, пытающейся опровергнуть ощущение собственной несостоятельности или недостаточности.

Украинские националисты матерели, тренируясь на природе еще с конца 80-х. Населению, в душе глубоко сельскому, провинциальному, они предложили примитивные ответы на непростые вопросы и нарисовали дикарскую картину мира и обустройства собственной страны. Остальное доделало время и сравнительно небольшие деньги.

«Все мы вышли из села — но село не вышло из нас», — справедливо подметил еще в 90-е годы тогдашний глава львовской администрации. Вот все и пошло, как по писаному. Почувствовавшие себя обездоленными люди (и в первую очередь молодежь) выступили против забуревших господ, и была великая массовая эйфория, как в хрестоматийном стишке Тычины: «На майдані коло церкви революція іде.// — Хай чабан — усі гукнули за отамана буде!».

Несомненно, демон ненависти ожил и вырвался из плена в районе Карпат, говорил писатель Игорь Клех, большую часть жизни проживший в Галичине, на Западной Украине. Быстрым ходом демон дошел до Киева и овладел им, после чего перешел Днепр. Почему миллионы киевлян раз и два допустили и даже приветствовали изнасилование своего чудесного города? Потому что плебей не интересуется, откуда берутся богатства Рима, не вникает и не вмешивается в дела управления империей. Его интересует «чтобы мне чай был», по Достоевскому, он — «электорат», «пипл». Но разве кого-то из нас интересует, из чего и как делается колбаса? Оранжевый цвет оказался лишь веселеньким оттенком коричневого.

А дальше никакой мифологии — один, только один компромат, страницы уголовных дел на представителей новой власти, начиная с президента, и дальше — на крупный и мелкий мусор «евромайдана», захваченный бешеной грязной воронкой.

Украинский истеблишмент обладает психологией блатных, урок-ширмачей — карманных воров, совершающих кражи с «ширмой», под каким-то прикрытием. У украинцев есть националистический драйв и задор. Они нагло, на ходу выдумывают себе идеологическое прикрытие и оправдание, прячутся за национальные декорации. Это театр, и театр пьяный, авантюристичный, азартный. В общем, хохлам весело.

Украина показала всему миру удивительный спектакль под условным названием «Из грязи в князи». Охватившая Майдан революция вывела на руководящие посты в государстве людей, репутация у которых не просто сомнительная — подмоченная. Блок националистов и неонацистов, замешанных в коррупционных скандалах, уголовных делах, пьянстве, киднепинге, подставах и лицемерии, не гнушается использовать деньги любого происхождения в своих интересах.

Новый украинский президент Петр Порошенко происходит из семьи цеховика Алексея Вальцмана, советского подпольного миллионера, взявшего фамилию жены. Отец передал сыну главную заповедь: чтобы воровать и не попадаться, нужно уметь воровать по-крупному. Порошенко-младший сам часто путается в объяснениях, каким образом в его собственности оказались судостроительный завод, кондитерская фабрика и телеканал.

Днепропетровский губернатор Игорь Коломойский — тоже олигарх еврейского происхождения, но он вдобавок финансирует неонацистские батальоны. Да, противоречивая личность, от которой отвернулась местная еврейская община, но привлекла внимание президента России Владимира Путина, который публично назвал Беню (кличка Игоря Коломойского) «уникальным проходимцем», «кинувшим» российского миллиардера Романа Абрамовича.

Коломойский еще поборется с Юлией Тимошенко за кресло президента Украины, когда очередной Майдан сметет Порошенко вместе с его заводами, газетами и пароходами. Под матрасом «оранжевой принцессы» уже спрятана не горошина, а пудовая гиря криминального прошлого. И это та малая часть украинского истеблишмента, имена которых на слуху у российского люда.

А пока паук Коломойский пожирает паука Рината Ахметова, владельца юго-восточной «промзоны», самого богатого гражданина Украины. Ахметов начинал как карточный шулер, «ломщик» и «кидала».

Еще один украинский олигарх Дмитрий Фирташ сам себе строит «газовую камеру», финансируя нацистскую партию «Свобода» и ее лидера Олега Тягнибока.

И далее по бесовскому списку разные яремы, турчиновы, яценюки, проданы, аваковы, наливайченковы, петренки, пашинские, черноволы и многие другие. В общем, имя им легион.

Воровство и «мазепинство» украинской элиты издавна притча во языцех. Так же вели себя запорожские ватажки, десятки раз перебегавшие от короля к султану, царю и обратно, а кое-где и сегодня так ведут себя правители и войска в Азии и Африке, но уже во времена Мазепы подобное поведение перестало приветствоваться в европейских странах.

Нечто такое было бы просто невозможно, если бы Украина за 20 лет сама себя не довела до ручки, не растеряла и распродала собственную суверенность. Сегодня над картой Украины склонились участники так называемой Большой Игры (не британцы ее придумали, но они так ее назвали). Это американский Госдеп, имеющий целью как минимум ослабить Россию. Неонацизм включен Вашингтоном в «оранжевый проект». Нацизм, в отличие от простого национализма, проект интернациональный, его цель — «новый порядок», и бандеровец легко потерпит рядом «русскоязычного» или даже нациста из России, лишь бы добраться до «москаля», считающего своей родиной Россию и готового защищать ее от нацизма. По раскаленной сковородке идет Украина. Горят люди в Одессе и далее везде. Подпрыгивают дружно толпы на площадях городов, скандируя: «Хто нэ скачэ — той москаль!» и «Москаляку на гилляку!». Отчего скачут? Так жжется же! Бесы под сковородкой уголья ворошат.

ЧАСТЬ I

Новые старые олигархи

ОПГ ПОРОШЕНКО

За что сидел в тюрьме отец президента Украины

Новый украинский президент Петр Алексеевич Порошенко не любит вспоминать о том, что носит фамилию матери. Его отец — урожденный Алексей Вальцман — взял фамилию супруги Евгении Сергеевне Порошенко. Поступок объяснимый: с началом массовой эмиграции в Израиль в вузах установили негласные квоты на «пятый пункт», и в 1982 году Пете Вальцману не светил престижный факультет международных отношений и международного права Киевского государственного университета. Нынешний украинский президент не любит вспоминать о своих еврейских корнях, он очень болезненно реагировал, например, на включение его израильским «Форбс» в список 165 самых богатых евреев мира. Впрочем, справедливости ради отметим, что по другой версии, Порошенко-старший сменил фамилию не перед поступлением сына в университет, а немного позже, после того, как стал фигурантом уголовного дела.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.