КвазаРазмерность. Книга 2

Вавикин Виталий

Жанр: Научная фантастика  Фантастика    Автор: Вавикин Виталий   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
КвазаРазмерность. Книга 2 ( Вавикин Виталий) * * *

Глава первая

Родители Саломеи – Идола и Орлан – не принимали участия в сборах. Все ученые, задействованные в экспедиции к центру Великого ледника, суетились, изучали оборудование, средства защиты, а родители Саломеи – нет. Скрываясь в квартире старого друга и влиятельного чиновника Института всемирной иерархии по имени Лафин, они старались провести как можно больше времени с внучкой. Вот только скрыть нервозность у них не получалось, и Ариша чувствовала напряжение, которым буквально искрилась атмосфера их нового дома в квартире Лафина. Старый друг сделал все, что мог, пытаясь добыть Саломее место в экспедиции.

– Виной всему та игрушка, где дочь работала инженером? – спросил Орлан.

Лафин долго молчал, подбирая слова, затем признался, что виной всему образование Саломеи.

– Конечно, база у нее превосходная, одна из лучших, но вот потом… – Лафин замолчал.

– Нужно было продолжать обучение, а не уходить в «Голод», – сказал Орлан.

– Что есть, то есть, – нехотя согласился Лафин.

– И что теперь? – вмешалась в разговор мать Саломеи. – Что делать нам? Отдать внучку отцу? – она тщетно пыталась встретиться взглядом с другом. – Ты ведь знаешь, кто она. Хочешь, чтобы хранители превратили ее в очередного нейропата?

– Многие считают, что нейропаты – новый виток в эволюции человека, – пожал плечами Лафин.

– У нейропатов нет чувств! Новая способность выжигает человечность. Они… Они… – Идола так и не смогла подобрать нужных слов и раздраженно махнула рукой. – Да что там говорить, ты и сам все знаешь!

– Знаю… – старый друг смотрел себе под ноги.

Он не говорил встревоженным друзьям, но отец Ариши – хранитель по имени Иегудиил – почти раскусил обман Лафина, почти выяснил, где спрятана дочь. Последней каплей оказалась попытка Лафина пристроить в экспедицию Саломею. Ученый знал, что шансов нет, но не мог отказать старым друзьям. Единственным, о чем он не подумал, был отец Ариши. Хранитель встретился с ним лично и пообещал удалить жидкий чип, если Лафин попытается встать у него на пути.

– Ты ведь знаешь, что происходит с людьми, когда у них выжигают нейронные чипы? – прошипел Иегудиил, намекая на укрывательство родителей Саломеи. – Но знаешь, мне нет дела до твоих друзей. Будь я на твоем месте, то поступил бы так же. Но если ты попытаешься помочь Саломее или спрятать мою дочь…

Боялся ли старый ученый лишиться интегрированного от рождения жидкого чипа, обеспечивающего связь с нейронными сетями? Нет. Главное, чтобы это не случилось, когда он будет подниматься в нейронных лифтах Института всемирной иерархии. Все остальное можно пережить. Да и Размерность он не покидал уже очень долго, чтобы печалиться об утраченной возможности посетить Квазар. Но то, что хранитель взял его под наблюдение – вот это было уже проблемой.

Несколько раз Лафин появлялся в центре подготовки экспедиции, присматривался к обслуживающему персоналу, сближался с участниками. Большинство ученых были знакомы ему. Не знал он лишь троих, да и те не выглядели злодеями, лишенными сострадания. Оставалось грамотно спланировать детали.

Первые приготовления Лафин провел не ставя родителей Саломеи в известность, что планирует отправить Аришу с ними в экспедицию. Главной проблемой было спрятать девочку, миновав официальные проверки в момент отправления. Лафин надеялся решить эту проблему с помощью разработок старого знакомого, с которым потерял связь в последние годы. Когда они разговаривали в последний раз, Джорл хвастался, что работает над усовершенствованием своего изобретения, адаптируя его под новые сети. Необходимые для независимых исследований единицы Влияния он нашел, продав старые разработки монополисту по имени Лок-Кли. «Прерыватели» помогли рассчитаться с долгами и получить пару кредитов под новые разработки.

Когда-то Лафин был единственным научным работником в Иерархии, не считая старика Веспо, находившегося в то время на лечении, кто поддержал разработку Джорла. Клирики рассмотрели основные характеристики и возможность применения жучков Джорла и пришли к выводу, что проект бесполезен. Лафин выступил, разыграв последний козырь. Он заявил, что проект имеет стратегическое значение, потому что в случае отказа в исследовательских кредитах Джорл обратится к частным конторам, которые станут использовать прерыватели для шантажа и слежки. Клирики удалились на совещание, но решение не изменили.

– Спасибо, что вступился, друг, – сказал тогда Лафину Джорл.

В тот день их дороги разошлись, но сейчас Лафин надеялся, что Джорл не забыл о нем, а разработки прерывателей не зашли в тупик, потому что старые жучки не работали в нейронных сетях седьмого поколения – разработки, позволившие организовать экспедицию в сердце Ледника.

Гравитонный модуль исследовательской площадки был позаимствован из засекреченных космических программ, замороженных более тысячи лет назад как бесперспективные. Сейчас, с развитием нейронных сетей и интегрированных жидких чипов, клирики вспомнили о небезопасных в те годы разработках. Нет, о полетах в космос давно никто не думал – кому нужен враждебный вакуум, когда в мире существует благоприятная среда Подпространства. Но гравитонные двигатели могли решить проблемы передвижения автономной исследовательской площадки. Раньше использовали пневмоопоры транспорта, но подобные устройства требовали большого количества энергии. В сочетании с нейронной сетью шестого поколения, обеспечивающей защиту от суровой внешней среды, пневмоопоры могли работать, но новые сети требовали намного больше энергии. Да и Ледник, казалось, не собирается отступать. Морозы крепчали. Несколько автономных станций, возведенных вне жилых комплексов, пришлось оставить. Исследования зашли в тупик. Одно было ясно – температура продолжает понижаться.

Одни ученые говорили, что это последние судороги Ледника, другие предрекали апокалипсис, третьи устало зевали.

– Ничего страшного, – говорили они. – Температура понижается, наука совершенствует нейронные сети. Одно сводит на нет другое…

Что касается Лафина, то он считал этих ученых пустословами. Ни один из них не выдвинул свою кандидатуру, когда Иерархия сообщила миру об экспедиции к центру Ледника. Да ни одного из них и не приняли бы… Лафин думал об этом, наводя справки о старом друге, которого отвергла Иерархия. Где он сейчас? Как далеко зашел в своих исследованиях?

Лафин отыскал официальную запись, утверждавшую, что Джорл работает резонансным инженером на окраинах комплекса. Личный транспорт доставил Лафина по магнитным дорогам, раскрашенным тысячами нейронных реклам, катехизисов и запретов, до крошечного офиса, где работал Джорл. Посетителей не было. Невысокий и коренастый ученый сидел, зарывшись в нейронные образы конструкторских панелей. «Друг, – подумал Лафин. – Старый добрый друг».

– Тебе бы пару лишних рук, да глаз, – пошутил Лафин, нарушая тишину Резонансного офиса.

Джорл вздрогнул и спешно деактивировал конструкторские панели.

– О, не утруждай себя, я не ворую чужие изобретения, – сказал Лафин.

Джорл прищурился, узнал старого друга и расплылся в широкой улыбке. Они обменялись приветствиями, затем парой шуток, понятных только инженерам Размерности.

– Я думал, ты давно продал свои разработки и стал богачом, получив много единиц Влияния! – сказал Лафин.

– А я думал, ты давно стал главным клириком и разогнал к чертям Институт всемирной иерархии, – хмуро пошутил Джорл.

– Выходит, мы оба не оправдали ожиданий, – подметил Лафин.

Повисла неловкая пауза, во время которой Лафин пытался не замечать крошечные размеры убогого офиса старого друга. Нейронные сети работали исправно, но холод пробирал до костей. Детали были скрыты, но Лафин не сомневался: если выйти на улицу и отключить нейронные образы, то можно будет увидеть обледенелые стены.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.