Роб Хантер – рождение легенды (сборник)

Жоголь Сергей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Роб Хантер – рождение легенды (сборник) (Жоголь Сергей)

Роб Хантер – рождение легенды

***

Ночь приближалась, первые звёзды мелкими точками усыпали темнеющее небо, поэтому нескладные постройки в низине у леса пришлись весьма кстати. Всадник придержал коня и свернул с дороги. Подъехав ближе, он остановился. Постоялый двор – пол акра земли с небольшим домом и парочкой подсобных строений: конюшней и хлевом для скота, окружал поредевший забор, сделанный из прогнивших горбылей и кольев. Неказистый вид придорожного заведения не сулил доброго ужина и мягкой постели, но выбирать не приходилось: возможность снова заночевать под открытым небом Ги вовсе не привлекала. До города, по примерным подсчётам, оставалось ещё с полдня пути, и утомлённый путник, мечтавший о кружке эля, горячей похлёбке и соломенном тюфяке, наконец-то решился. Всадник пришпорил коня и въехал в ворота под резвый лай лохматой собачонки. Вислоухая псина, отрабатывая кусок хлеба, долго не умолкала, но никто из хозяев так и не вышел. Ги соскочил на землю, пустил коня и замер. Молодому путнику показалось, что он увидел чьё-то лицо сквозь приоткрытые ставни, но негостеприимные хозяева, поняв, что их заметили, тут же захлопнули окошко. Ги нахмурился и положил руку на рукоять меча. Слухи о местных разбойниках доходили до самого Лондона. Из-за дверей снова послышался шорох.

«Кто же так запугал хозяев, если они даже от одинокого путника прячутся?»

Тревожные мысли прервал хриплый голос:

– Что нужно богатому господину в такой дыре как эта?

Ги обернулся, темноволосый мужчина в потрепанном камзоле вышел из сарая. Ги проигнорировал вопрос незнакомца:

– Ты хозяин этой лачуги?

Человек в камзоле отрицательно покачал головой. Он цыкнул на визгливую собачонку, та шарахнулась и скрылась в подворотне. Незнакомец приблизился к Ги. Не больше сорока, крепкого сложения, подбородок покрыт щетиной, рукава закатаны по локоть, в руке огромный тесак. Несмотря на сгущавшиеся сумерки, Ги заметил, что руки темноволосого запачканы кровью. Здоровяк немного косил, поэтому и смотрел как-то сбоку. То, как незнакомец поигрывал ножом, вовсе не понравилось Ги. Не привлекла молодого рыцаря и бесцеремонная улыбка косоватого деревенщины. Дверь сарая скрипнула, и ещё один местный житель вышел во двор. Этот оказался совсем молодым, примерно одного возраста с Ги, худощавый с соломенного цвета волосами.

– Мы всего лишь крестьяне, – заявил молодой. – Возвращались из города, да и забрели на огонёк.

– И так напугали владельца, что он заперся и никого не пускает? А вы тем временем решали заколоть хозяйского кабанчика, – Ги усмехнулся и указал на окровавленный тесак.

Оба незнакомца переглянулись.

– Кабанчика?… Ну да, свинью, – младший сдержал улыбку. – Владелец дома сам нас попросил, староват, ему не с руки.

– А ну покажи, кого вы тут зарезали. Если не врёшь, и всё, как ты сказал…

Через приоткрытую дверь Ги увидел выпотрошенную тушу. Сомнений не осталось: не свинья. Юноша пригляделся и увидел ветвистые рога:

– Охота на оленей запрещена!

Оба незнакомца наскоро переглянулись. Косоглазый крепыш, зло сверкнув глазами, подался вперёд и…, выбросил вперёд руку с ножом. Ги успел перехватить кисть нападавшего и ударил бродягу в подборок. Противник рухнул, но тут же вскочил и сплюнул кровавую массу. Второй незнакомец, не рискнув вступить в драку, попятился. Что-то скрипнуло за спиной, Ги услышал возню. Он дёрнулся и отступил. Это спасло ему жизнь. Стрела, просвистев у самой груди, впилась в дверь сарая. Ги, не дожидаясь очередного выстрела, выхватил меч и рванул к конюшне. Третий бродяга не пожелал отведать доброй стали и бросился к лесу. Ги побежал за ним. Когда стрелок скрылся в кустах, Ги остановился. Он вернулся на постоялый двор и обнаружил, что оба недавних собеседника тоже исчезли, оставив на волю победителя свой охотничий трофей.

***

– Вам нужно уезжать, и чем быстрее, тем лучше, – хозяин, седобородый старик с красным лицом и мясистым носом, вылил воду и направился за овсом. Жеребец, оголодавший и утомлённый, негромко заржал и прильнул губами к поилке. Ги похлопал коня по загривку:

– Эти бродяги так удирали. Не думаю, что они вернутся.

Старик чуть не уронил мешок:

– Вы приняли этих молодцов за бродяг? Сразу видно, что вы не местный.

Ги ответил надменно:

– Я сын барона Гизбьорна, еду в город с поручением от короля!

Хозяин покачал головой, перехватил мешок и, вздохнув, наполнил кормушку.

– Ещё один нормандский рыцарь. Тутошний сэр Гай, что из Йоркшира, не ваш ли родич?

– Троюродный брат, по матери.

– Ну, ну, – хозяин хмыкнул. – Тот тоже грозился навести порядок. Только молодцы из леса оказались ему не по зубам.

Ги не услышал последнюю фразу, он рассматривал тушу убитого оленя.

– Красивый зверь, – Ги улыбнулся. – Был. А что, эти ваши браконьеры, совсем не боятся, что их могут вздёрнуть за подобные проделки? Оленей в лесах становится всё меньше и меньше.

– Почти не осталось, только этим парням плевать. Эх, чего это я…, – хозяин высыпал остатки зерна в ларь, отряхнул мешок и свернул его в скатку.

– Тебе придётся отвезти тушу в город, – слова Ги заставили старика вздрогнуть. – Я подтвержу, что оленя убил не ты, так что можешь не опасаться.

Старик посмотрел на Ги как на сумасшедшего:

– Вы думаете, я боюсь прослыть браконьером? – хозяин скривился. – По-вашему, я испугался болтливых обещаний шерифа Парки, который грозился выпороть всякого, кто подстрелит оленя в нашем лесу?

– Ну, да. Чего же ещё?

– Да уж! Вы точно не из местных, – старик хохотнул и добавил с язвинкой. – Да плевал я на шерифа и его обещания. Тем более сейчас, когда его прах покоится на загородном кладбище.

– Шериф мёртв? Если ты врёшь, старик, ты за это ответишь.

– Шериф Парки мёртв, чёрт меня дери. Это правда, как и то, что те парни, которых вы, сэр рыцарь, приняли за бродяг, скоро вернутся.

Хозяин постоялого двора сжал кулаки. Ги нервно теребил висевшую на груди бляху:

– Парки мёртв.

– Можете в этом не сомневаться, – старик прямо таки умилялся. – Они послали ему знак, а потом убили.

– Знак? – Ги поморщился. – И кто это они?

– Известно кто – парни Джона Шорти, у нас их называют «Лесными Братьями». Вот уж кого действительно стоит опасаться.

Хозяин швырнул пустой мешок в угол и вытер руки о штаны. Ги не знал, верить ему в услышанное, или нет.

«Разбойники держат в страхе всю округу, без страха истребляют оленей да к тому же убили шерифа?».

– Тот, что назвал вас «богатым господином» – Ал-менестрель. Он не из местных, появился недавно. Говорят там, у себя на родине, он соблазнил хозяйскую дочку, а когда папаша застукал их на сеновале, прирезал старика барона и смылся.

– Этот косоглазый?

– А почему нет? – развёл руками старик. – Второго зовут Мач, он сын мельника, тот ещё пройдоха.

Ги по-прежнему сомневался. Оборванцы испугались одного вида его меча. Хозяин сплюнул и добавил вполголоса:

– Они явятся, уж помяните моё слово. Только теперь не втроём, их будет намного больше.

Ги посмотрел в сторону леса. Мрачные деревья, волнуемые ветром, покачивались, словно кивали в подтверждение слов обеспокоенного старика.

– Так что ничего я в город не повезу. Когда люди Шорти придут за тушей, я верну её им. Я не хочу найти в своей кровати отрезанную оленью голову, как покойный шериф.

–???

И владелец придорожного заведения поведал эту историю.

***

Парки застал Шорти в лесу, когда тот с двумя парнями грузил на волокушу подстреленного накануне двухлетка. Люди шерифа скрутили всех троих, потом был суд. Всю троицу приговорили к публичной порке, и палач, не поскупившись, всыпал каждому с дюжину добрых плетей. В тот день Шорти поклялся, что отомстит. Через месяц Парки нашёл в своей постели окровавленную оленью голову – это был знак. Старый шериф пришёл в бешенство, но отыскать Шорти в лесу оказалось не так-то просто. Трижды люди шерифа наведывались в лес, трижды возвращались с пустыми руками. Правда, при этом каждый раз посланные командиры недосчитывались пары-тройки солдат. «Лесные Братья» пускали свои смертоносные стрелы и исчезали в листве, как призраки. Людей шерифа обуял настоящий ужас. Никакие приказы не могли заставить их отправиться на поиски вновь. Потом пришла очередь самого Парки. Стрела пробила ему гортань прямо на празднике Святой Троицы, когда бедняга раздавал милостыню нищим.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.