Шамо - посланник небес

Филин Иван

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Шамо - посланник небес ( Филин Иван)

Пролог

Житель небес, что обладал тремя силами – любовью, прощением и добром, и сам пребывал в незримом сиянии, от которого и назвали его Лучезарный. Обратил взор свой на этот мир, и увидел красоту его, и тех, кто живет в нем. И решил он спасти этот мир от власти демонов, которые прибирали к себе души людей. И наслал на мир весь благодать свою.

Но долго ли люди смогут покоиться в ней, как долго они не оскорбят взора Лучезарного, и не предадут его дара. Не выдержав безверия и творимого людьми зла, огорчился Лучезарный.

Мало осталось людей, способных управлять своими желаниями, своей судьбой, все больше тех, кто не зная себя, поддается искушениям и смерти, которая не освободит его от желаний и кары за сотворенное зло. Предали люди благодать Лучезарного, поменяв благодать его на дары демонов, поменяв свободу на рабство.

И уже пропала свобода, что была у людей до этого, и забыли люди радость и покой. Затмился взор Лучезарного, не вытерпев предательства. Не понимая, как свободу и благодать можно поменять на временное и ненужное. И услышал я глас его.

– Спасайтесь сами!

Но не проклял он людей, не оставил своего решения. И смотрел, как предают его, не творя добро, а совершая зло, укрепляя власть демонов. Но не оставил он своей воли и дал людям любовь, чтобы те любили и жили. Но не приняли люди дар божественный. И затмили взор Лучезарного слезы, и сказал он:

– Страдать будете.

Но не вняли голосу его люди. И даровал Лучезарный силу свою – добро, но и этот дар не приняли люди. И тогда безмолвно дал он последний свой дар, какой только мог дать – жизнь свою и свет, что отличает людей от ангелов, небожителей. Но не был принят и этот дар, только некоторые увидели его, но было их немного.

– Пощади, не их вина. Просил я Лучезарного.

– Не всех смогу простить. Гнев свой не могу унять.

– Прости их, еще прошу, не карай их за слепоту, а гнев свой во мне оставь.

– Ты гнев мой, иди.

Так принял я судьбу свою, но гнев что мной был принят, утешал я прощением своим. И знал я, что нет больше счастья для меня в том мире. И нет больше для меня судьбы другой, кроме как проявлять гнев Его. На кого гнев Его падет, к тому и я приду, неся свою судьбу с собой.

И больше не видел я свободы и радости среди людей, никто из полубогов не насылал благодати своей на этот мир, никто не осмеливался взор свой сюда направить. И закрыли тучи небо, и хаос ворвался в мир. И взмолился я к нему.

– Прости их и карай меня одного, как их всех.

Но не внял он мольбе моей и не остановил хаос. И приходили демоны, и даровали людям власть, и не было ей границы. И не оставалось в людях ничего человеческого. Но не мог я смотреть на это, и отдал силу свою, что была бессмертием, и остановил этим демонов. И ушли демоны в миры свои бессмертные, чтобы править там вечно. И кончился хаос, и вновь услышал я глас Его.

– За сострадание твое дарую людям веру. И гнев, что мог ты на себя принять теперь с тобой. А теперь иди, отдавший бессмертие, к людям и спасай их.

И вновь увидел свет я, и понял, что стал человеком, и власть имею над силой земли и гнев Его во мне. Сам же Лучезарный, хоть его и не было, но был он. Силы свои получал из веры и любви человеческой, а если не было этого, то и самого Лучезарного не было.

А как поверят люди в свет его и любить будут, когда зло могут остановить не только в себе, но и в других, тогда и вернется сила к Лучезарному, и будет он светом своим и добром все миры озарять.

Священные пещеры

Долгое падение никуда. Темнота кругом и более ничего. Не существовало пространства и времени. Только ощущение движения, это все что я осознавал, все, что я знал и чем жил. Потом я почувствовал резкую боль и шок.

Новое и непонятное чувство. Не было той свободы, той естественной безграничности, в которой я жил. Казалось, меня заперли, отняв все, оставив только лишь маленький кусок пространства, из которого я уже не мог выбраться.

Боль пронизывала мое сознание, – оживали нервные клетки моего тела, в котором я только что появился.

Через некоторое время я смог открыть глаза и немного чувствовал тело, в котором мне было все еще необычно, боль понемногу утихала.

Темнота и тишина окружали меня, но теперь пространство и время явно существовали. Я уже не мог передвигаться со скоростью мысли, я стал человеком.

Я вернулся в тело, которое оставил в этом мире много веков назад.

Сейчас я мог покинуть его, если что-нибудь будет не так. Одна моя мысль, и меня пронзило озарение – всё пути назад нет. Теперь я уже не смогу покинуть этот мир, смерть – это ворота в другой мир, но после смерти я уже буду другим и никогда не вернусь обратно в мир лучезарных полубогов.

* * *

После озарения я потерял сознание, значит, первый шаг был удачным. Когда я очнусь, организм заработает, как часы, это тело не могло быть больным. А пока моё сознание впитывало информацию о том мире, в котором я очутился.

А потом увидел сон. Конечно, бывают намного более приятные видения и более реальные. Но я был рад, значит, все прошло на самом деле хорошо, я стал человеком, самое трудное было позади, дальше каждый мой шаг или действие зависели только от меня.

– Прощай, но приходи, я буду ждать тебя, даже если ты вернешься другим, все равно приходи.

– Я вернусь, как только сделаю все что можно. Прощай.

Таково было моё прощание с самым дорогим мне существом из мира Лучезарного, божественной и веселой эльфиной Юйюй.

А также с миром небожителей, таким непохожим на мир людей, в котором я сейчас оказался.

Я уже слышал стук сердца и знал, что в моих венах течет кровь. Движения были слабыми, рукой я нащупал продолговатый предмет, он был тяжелым, и я с трудом смог выкопать его из сыпучей земли. Больше я ничего не обнаружил, темнота пугала своей неизвестностью, я ничего не видел.

Пещера была маленькой, выхода я не нашел, возможно, его засыпало, двигаться очень не хотелось, но в то же время мне нельзя было медлить. Еще раз обследовав всю пещеру на ощупь, я решил, что продолговатый предмет является знаком и должен указывать на выход.

Я начал копать землю отросшими ногтями, в том направлении, куда он указывал. Земля была сухой и легко рассыпалась, я легко пробил большую дыру в другую пещеру. Тут же я почувствовал дуновение ветра, едва заметное. Взяв знак с собой, я пролез через узкое отверстие, попав в более широкую пещеру.

Я был подобен насекомому, каждое движение которого не было лишним, а каждое знание единственным. Я хорошо знал, в каком направлении выход, и что делать, чтобы его найти. Блуждал некоторое время в темном лабиринте узких пещер.

В очередной раз, оказавшись у земляной стены, я уже не мог прорыть ее руками, земля была сырой. Пришлось пробивать себе путь продолговатым предметом, с третьего удара он ушел в стену, я выпустил его из рук. Свежая струя воздуха ударила в моё лицо. Разрыв руками лаз, я выбрался из пещеры.

Темная и безлунная ночь встретила меня еще не знакомыми звуками и видами этого мира. От слабости я не мог подняться, прополз немного вперед и упал, встретив лицом что-то холодное и мокрое – вода. Обезвоженный сухой организм нуждался в ней, я с головой погрузился в приятную прохладу и начал понимать, как приятно быть человеком. Я пил и пил, лишь иногда поднимая голову, чтобы сделать глоток живительного воздуха. Напившись, я уснул прямо в воде, ощущая, как тело впитывает воду, словно губка, становясь наполненным жизнью и силой. Голова лежала на мелкой гальке.

Утреннее солнце радовало и приятно грело, воздух был наполнен ароматами, все в этом мире мне казалось прекрасным и удивительным. Я не отходил далеко от воды, все время чувствуя жажду. Еда мне понадобится только через несколько дней, когда организм выйдет из многолетней спячки. Моё худое и немного согнутое тело еще не выпрямилось, я мог с трудом двигаться.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.