Русская Прага

Командорова Наталья Ивановна

Серия: Русские за границей [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Русская Прага (Командорова Наталья)

Эти вечные русские странники

Размышляя о «русской Праге», мы в первую очередь вспоминаем имена наших знаменитых соотечественников-эмигрантов 20–30-х годов XX века: поэтессу Марину Цветаеву, писателя Аркадия Аверченко, поэта Константина Бальмонта… Более осведомленные знают о «Русской акции», которая стала возможной благодаря первому чешскому президенту Томашу Масарику.

Называются имена Михаила Новикова, Павла Новгородцева, Николая Лосского и других видных представителей русской науки и культуры, чья жизнь и деятельность в той или иной степени была связана со столицей Чехии.

При этом лишь немногие задумываются о том, что, кроме широко известных имен, история взаимоотношений русских и чехов, список фамилий людей, имеющих отношение к Праге, гораздо обширней, а хронологически эти связи охватывают не одно столетие.

Кем были они, эти менее известные и вовсе неизвестные «русские» пражане?

В разные времена из России в Прагу приезжали купцы, монахи, священнослужители, ученые, студенты, путешественники, странствующие актеры. Случались смешанные браки. Русские дипломаты работали в чешской столице и привносили немалый вклад в развитие добрососедских отношений. Специалисты многих профессий находили применение своим знаниям в Чехии.

Неоценим вклад творческой интеллигенции: поэтов, писателей, художников, актеров, режиссеров — оставивших после себя бессмертные произведения литературы и искусства. А обмен культурными ценностями, как известно, — самый лучший посол мира и взаимопонимания между народами.

Важным фактором развития русско-чешских связей были официальные визиты коронованных особ и государственных деятелей. Династические браки между представителями правящей элиты укрепляли отношения России и Чехии на международном уровне.

Среднестатистические русские эмигранты разных времен искали лучшей, на их взгляд, доли в Праге. Кто-то уходил от голода, кто-то — от угнетения, кто-то — по религиозным соображениям. Многих привлекали более благоприятные условия для своего ремесла, торговли, творчества. Некоторые бросали все по идеологическим мотивам. Часть людей уезжали в чешскую столицу из любопытства, в поисках новых впечатлений или жажды странствий. Однако общим у всех была надежда, что на новом месте жизнь будет лучше, чем на старом. Не последнюю роль при выборе русскими нового места жительства в чешской столице играла общность славянских корней, истории, традиций, языка.

Ученый-эмигрант Антоний Васильевич Флоровский, поселившийся в Праге после высылки из Советской России в 1922 году, много работ посвятил русско-чешским отношениям. Основываясь на документальных и архивных источниках, Флоровский относил начало культурных, политических и экономических связей двух славянских народов к X веку, когда чешская столица оказалась на пересечении международных торговых путей, что способствовало быстрому ее развитию.

Практически с момента основания Праги в городе появилось много иностранных торговцев. Примерно к этому же времени относятся упоминания и о русских купцах в окрестностях пражских поселений. Оживленная торговля между Чехией и Русью, начиная с древних времен, стала, пожалуй, одним из первых мостиков в развитии связей между двумя народами.

По мнению ученых, несмотря на то что история взаимоотношений русских и чехов насчитывает несколько столетий, русская диаспора в Праге начала складываться только после 1917 года.

Скорее всего, далеко не все из эмигрантов, оказавшихся в чешской столице после Октябрьской революции в России, знали историю страны своего нового поселения. Вполне вероятно, даже осведомленные не очень-то задумывались об этом в судьбоносный момент их жизни.

А ведь историческая личность первого президента независимой Чехословакии Томаша Масарика, давшего прибежище тысячам русских беженцев из большевистской России, возникла неслучайно: его благотворительная «Русская акция» стала итогом многовековых связей двух братских славянских народов — русских и чехов, издревле отличающихся взаимопониманием и дружелюбием.

ДРЕВНИЕ РУССКИЕ И САЗАВСКИЙ МОНАСТЫРЬ

Одни из первых

Прокопий Сазовский

Пребывание первых русских людей в древней Праге исследователи связывают с Сазавским монастырем, который, согласно «Хронике» первого чешского летописца Козьмы Пражского (примерно 1045–1125 гг.), был основан в 1032 году вблизи столицы святым Прокопием (Прокопом) Сазавским (примерно 970–1053 гг.) при всемерной поддержке чешского князя Олдржиха (Ольдржиха).

Сазавская обитель стала не только центром славянской письменности и литургии, но и местом, где зарождались и укреплялись русско-чешские связи в древние времена.

Весть о существовании Сазавского монастыря быстро облетает старославянский мир. Узнают о нем и на Руси — в основном от русских купцов, которые в те времена частенько наведывались в Прагу по делам.

Наши древние предки приходили туда исповедаться, испросить совета, как им приспособиться к жизни в чужой стране, иногда — повенчаться с приглянувшимися «чехынями», а частенько — и помочь финансово подвижническим деяниям сазавских монахов. Каждый приезжий русский считал своим долгом помолиться в православной святыне прежде, чем переступить Порог великой Чехии.

После смерти аббата Прокопия чешский князь Спитигнев II выгнал в 1055 году монахов из Сазавского монастыря. Латинские священники убедили князя в том, что сазавские монахи впали в ересь посредством славянского письма. В монастыре поселились латинские иноки немецкого происхождения.

Но сазавские монахи не отчаивались, и Бог услышал их молитвы. Помощь пришла от русских.

Дочь Ярослава Мудрого — спасительница Сазавы

Сазавских изгнанников приютила соседняя Венгрия, где в те времена мирно уживались разные религии, благодаря во многом королеве Анастасии Ярославне (? — ранее 1094 г.), супруге венгерского короля Андрея (Эндре) (?—1061), дочери великого русского князя Ярослава (Владимировича) Мудрого (?—1054).

Сазавские монахи, изгнанные из Чехии, были поселены, по указанию королевы Анастасии, в одном из основанных ею православных монастырей в Тормове. Во время вынужденной эмиграции они наладили отношения с русскими монахами из киевского Печерского монастыря, обитавшими в те времена в монастыре Святого Аниана в Тихани и приглашенными в Венгрию все той же Анастасией Ярославной. Так была заложена основа многолетних русско-сазавских связей с собратьями на Руси.

Есть предположение, что частицы мощей русских святых Бориса и Глеба, из храма в Вышгороде под Киевом, прежде чем очутиться в Сазавском монастыре, были доставлены из Руси вначале в монастырь Святого Аниана в Венгрии.

Свидетельством тому служит сообщение «Сазавского монаха», продолжателя «Чешской хроники» Козьмы Пражского, о положении в 1095 году частиц мощей русских святых Бориса и Глеба в основание одного из престолов Сазавского монастырского храма, куда они могли попасть лишь из Вышгородского храма под Киевом, где и хранились реликвии, а основательницей самого храма была русская королева Венгрии Анастасия.

Старшая дочь Анастасии Ярославны и венгерского короля Андрея Адельхейда стала женой чешского князя Братислава II, который, не без влияния своей православной супруги и ее матери, официально пригласил сазавских монахов вернуться из Венгрии на родину и отдал в их распоряжение Сазавскую обитель.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.