Три еврейских путешественника

Сборник

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Три еврейских путешественника ( Сборник)

Предисловие

Странствующий еврей – кочевник и колонист, изгнанник и завоеватель, паломник и раввин, купец и посланник – фигура, архетипичная в еврейской истории.

Евреи всегда проявляли интерес к окружающим странам и народам. В основе еврейской этно и географии лежит родословие сыновей Ноя и Таблица народов в библейской книге Бытие. История Израильского и Иудейского Царств изобилует военными конфликтами и дипломатическими контактами с соседями. Однако повсеместное и постоянное общение с другими народами началось с расселения евреев за пределами Палестины. Народ Израиля недолго в своей целостности прожил в Земле Обетованной. В VIII веке до н. э. ассирийцы угнали из Палестины десять колен Израилевых и расселили их по всей территории ассирийской империи. С тех пор память о пропавших собратьях не давала покоя оставшимся двум коленам – Иуды и Вениамина, и время от времени предпринимались попытки их отыскать. Считалось, что они живут где-то на Востоке, за таинственной рекой Сабатион, чье течение столь бурно, что через нее невозможно переправиться, и останавливаются ее воды лишь по субботам, когда евреи не могут отправиться в далекое путешествие. В разные времена за пропавшие десять колен принимали хазар, американских индейцев, эфиопских и японских евреев. Эти надежды носили мессианский характер – пришествию Мессии должно было предшествовать возвращение десяти колен на арену еврейской истории. Во время эскалации напряженности между евреями и христианами в средневековой Европе евреи с нетерпением ожидали, когда же их собратья переправятся, наконец, через реку Сабатион, которая замедлит по такому случаю свое течение, и придут отомстить притесняющим их христианам, что и станет началом мессианского освобождения, геулы; христиане, в свою очередь, прослышав об этих надеждах, также стали страшиться нашествия с Востока мстительных Рыжих евреев, воинства Антихриста.

Еврейская диаспора, существовавшая еще до разрушения Первого Храма и Вавилонского пленения в VI веке до н. э., после этих событий значительно выросла и всегда уже численно превосходила еврейскую общину в Палестине. После разрушения Второго Храма римлянами в I веке н. э. и окончательной потери евреями государственности, а также последовавших за этим неудачных восстаний против Рима и жестоких репрессий и дискриминационных законов, делавших жизнь в Палестине для евреев все более и более невыносимой, эмиграция резко возросла, и культурный и политический центр еврейской жизни с тех пор на многие века переместился в диаспору. Евреи расселились по восточным и западным провинциям Римской империи – от Месопотамии до Франции и от Черного моря до Египта, – сохраняя при этом религиозную, культурную, языковую общность и родственные связи. Столь обширная карта еврейской диаспоры в Средние века объясняет любовь к путешествиям: еврей мог приехать в любую точку известного на тот момент земного шара и с большой вероятностью встретить там сородичей и единоверцев, а если отправиться подальше, за границы изведанного, то, быть может, и найти пропавшие десять колен. Важно также помнить, что, хотя евреи жили в изгнании, Палестина, Иерусалим, Храмовая гора продолжали быть для них Святой землей и центром мира, конечной целью паломничеств.

После падения Римской империи, образования христианских варварских королевств в Европе и арабских завоеваний на Востоке произошло разделение на два мира – западный и восточный, христианский и мусульманский, между которыми не только шли войны, но и налаживались дипломатические, торговые и культурные связи. Посредниками же часто выступали евреи, не принадлежащие ни к одному из двух воюющих лагерей, способные изъясняться на разных языках, чей дом был нигде и везде, которым в любом месте готовы были оказать помощь их соплеменники. Длинный список средневековых еврейских путешественников открывается как раз Исааком, переводчиком в посольстве Карла Великого к Харуну ар-Рашиду который на обратном пути сопровождал экзотический подарок Харуна Карлу – слона Абулабаца. И среди странствующих евреев Средневековья было еще немало послов и переводчиков, равно как и купцов, паломников, скитающихся интеллектуалов, да и просто вынужденных странников, изгнанных родственниками или общиной. Эти фигуры, вкупе с еще некоторыми типами странников – нищенствующими монахами, миссионерами, странствующими рыцарями, бродячими жонглерами, разбойниками и пиратами, – играли также заметную роль в культуре окружающего европейских евреев общества – христиан. Их гнала из отчего дома не только нужда или жажда наживы, но и благочестие, диктующее необходимость peregrinatio, паломничества в Иерусалим, Рим и к прочим местам нахождения христианских реликвий с целью просто ли поклонения, покаяния или исцеления, или curiositas, стремление познать мир, добраться до таинственных царств Востока, граничащих, согласно легендам, с самим Раем.

При том уровне развития средств передвижения большая часть жизни человека могла пройти в пути. Отсутствующий отец семейства и агуна, женщина, чей муж пропал без вести, – больные вопросы средневекового семейного права: раввины не уставали повторять, что муж не должен оставлять жену более чем на полтора года, а сразу после свадьбы – более чем на полгода и не отправляться в странствие сразу после ссоры, и изыскивали возможности развода и повторного брака для агуны.

Тема странствий, однако, возникает далеко не только в раввинистических посланиях, респонсах, но и в других произведениях средневековой еврейской словесности, например в семейной хронике, написанной в Италии в XI веке, или в светской еврейской поэзии, которая расцвела в мусульманской Испании в XI–XIII веках. Странствие становится фабулой или центральным мотивом многих сочинений. Используя библейские сюжеты и образы арабской поэзии, еврейские авторы пишут о военных походах и бедуинских кочевьях, о горечи изгнания и вынужденных скитаний, о путешествии – исправлении мира, изображают путь как метафору жизни или же как бегство от тяжелой действительности или рутины.

Помимо стихотворений и хроник, до нас дошли произведения, специально посвященные путешествиям, истинным или мнимым. Записки трех таких путешественников, пользовавшиеся популярностью еще у современников, были переведены на разные языки, дошли до нас и сейчас публикуются в этом томе.

Первым из них по времени был Эльдад Данит, таинственный автор второй половины IX века, об истинном происхождении и жизненном пути которого нам почти ничего не известно. Сам он в своем «Письме к евреям Испании» утверждает, что происходит из колена Дана, живущего вместе с коленами Гада, Неффалима и Асира в Восточной Африке, и описывает традиции и обычаи этих колен, в том числе особые предписания по ритуальному забою скота и приготовлению пищи, отличающиеся от принятых во всем еврейском мире норм Вавилонского и Иерусалимского Талмудов. Эльдад также путешествовал по Йемену, Месопотамии, Северной Африке и Египту, где повстречал много евреев из разных стран и узнал о местонахождении остальных пропавших колен Израилевых, о чем и сообщает в своем «Письме». Свидетельства Эльдада о десяти коленах имели очевидное мессианское звучание, стали своего рода еврейской утопией, и поэтому его «Письмо» было столь популярно. Оно было впервые издано в Мантуе в 1480 году, а до этого многократно переписывалось и дошло до нас в различных списках.

Отношение к Эльдаду из колена Дана в еврейской традиции в высшей степени неоднозначно. Многие, начиная с известного средневекового раввина Меира Ротенбургского и заканчивая современными историками, считают Эльдада самозванцем или вымышленным персонажем, а его «Письмо» – фальсификацией. С другой стороны, такие известные еврейские деятели IX–X веков, как фактический визирь Кордовского халифата Хасдай ибн Шапрут, гаон Суры Цемах бен Хаим и караимский автор Иегуда Гадаси, упоминали Эльдада в своих сочинениях, крупнейший средневековый авторитет в области еврейского законодательства Раши и его ученики цитировали приводимые Эльдадом особые законы кашрута, якобы практикуемые данитами, а у персидских евреев до сего дня принято читать «Письмо» Эльдада в синагоге.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.