В сетях обмана

Ловелл Марша

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
В сетях обмана (Ловелл Марша)

Пролог

— Развлекаешься, дорогая? — с издевкой спросил Фрэнк.

— Вообще-то это не развлечение, а довольно тяжелая работа, — огрызнулась Элис. Она твердо решила, что больше не позволит измываться над собой. Следует все объяснить этому типу, и тогда он, наконец, перестанет думать о ней черт знает что.

— А для меня так сплошное удовольствие, — вмешался обнаженный до пояса Алекс, подходя к Элис. — Все, что от меня требуется, так это спокойно лежать, пока эта тигрица мучает мое бренное тело. — Он хмыкнул и вдруг стал похож на клиента сомнительного заведения. — Никто не доставляет мне большего наслаждения, чем эта мисс: она просто волшебница, — продолжал Алекс, ласково привлекая девушку к себе.

Он, как и многие посетители, уже ходил вокруг нее, как кот вокруг сметаны, однако довольно спокойно и даже с юмором воспринял отказ Элис установить более чем дружеские отношения.

Но сейчас девушке стало не по себе, когда она встретилась с взглядом Фрэнка. Элис постаралась высвободиться из объятий Алекса, но тот вдруг решил пошутить:

— Послушай, дорогуша, прекрати вырываться, — промурлыкал он. — Неужели ты думаешь, будто господин профессор так наивен, что не понимает, чем мы тут с тобой занимаемся?

Элис захотела влепить парню пощечину, а заодно и Фрэнку, потому что прочла в его неожиданно потемневших глазах: плоская шутка идиота-клиента принята за чистую монету!

1

Сотрясающие стены звуки рок-н-ролла заставили Элис отдаться во власть танца. Повинуясь бешеному ритму, она выделывала невообразимые па, скинув туфли и прищелкивая пальцами в такт мелодии. Длинные каштановые пряди рассыпались по спине, отливая медью в лучах полуденного солнца, проникавшего в просторную комнату сквозь большие окна.

Предвкушая близость финала, Элис сделала еще пару лихих пируэтов и только собралась проделать то же самое в третий раз, как музыка внезапно умолкла. Девушка резко остановилась, пытаясь сохранить равновесие, и неожиданно увидела перед собой мужчину, демонстративно держащего в вытянутых руках выдернутый из розетки штепсель магнитофона.

Высокий, атлетического сложения незнакомец чем-то напоминал разъяренного быка. Под тесноватой и поблекшей от времени синей футболкой бугрились мускулы. Темные мрачные глаза под насупленными бровями лишь усиливали неприятное впечатление.

— Что вам здесь нужно? — Элис с трудом перевела дыхание, так испугало ее внезапное вторжение.

Присутствие незнакомца в квартире свидетельствовало о непростительном легкомыслии хозяйки: забыла закрыть дверь. В складских помещениях, расположенных в цокольном этаже, насколько Элис было известно, после шестнадцати уже нет ни души, а значит, помощи ждать неоткуда.

Неожиданно на память пришли наставления матери, что в большом и незнакомом городе надо вести себя осмотрительно. И первое из них гласило: всегда, даже отлучаясь на минутку, запирать входную дверь.

— Вы имеете в виду, почему я прекратил этот вой? — Голос атлета звучал вызывающе. — По-моему, причина вполне понятна. Я в течение целых пяти минут безрезультатно стучал в вашу дверь.

У Элис немного отлегло от сердца. Неожиданно ввалившийся в ее владения мужчина был явно рассержен, но не столь агрессивен и опасен, каким показался вначале. Будь его намерения дурными, он наверняка обрадовался бы громкой музыке, способной заглушить крики о помощи.

Сделав пару шагов навстречу незнакомцу, Элис в нерешительности остановилась, отметив существенное различие в их весовых категориях.

— Этот, как вы изволили заметить, вой, — с вызовом начала она, — на самом деле является произведением одной из лучших рок-групп в…

— Мне все равно — Элвис Пресли это, или миланская опера. — Мужчина швырнул штепсель на магнитофон и застыл, уперев руки в бока. — Мне не нравится, когда музыка в девяносто децибелов застревает у меня в горле.

— В горле музыка застревать никак не может, — машинально поправила Элис, взглянув на незнакомца.

Явно недурен собой, подумала она, а если бы не хмурился, был бы просто красавцем. На вид лет тридцать пять. Судя по всему, жизнь его не баловала, наставила немало шишек, превратив в крепкий орешек. Упрямый подбородок и жесткий рот, густые темные волосы зачесаны назад, черные проницательные глаза смотрят сурово. Словом, солидный господин, но явно не в ладах с английским языком.

Элис невольно улыбнулась.

— В чем дело? Чего это вы развеселились? — вскинулся незваный гость.

— Вы неточно выразились. Видимо, вы хотели сказать, что музыка гремит у вас в голове, а не застревает в горле. Насколько мне известно, люди воспринимают звуки ушами.

— Тогда почему от этой какофонии у меня все переворачивается внутри? — осведомился незнакомец. — Впрочем, я пришел сюда не для того, чтобы выслушивать глупости.

— Мне очень жаль, но, если вы не соизволите, вести себя повежливее, я буду вынуждена выставить вас вон, — вспылила Элис.

Она не выносила грубости, особенно со стороны самоуверенных типов, подобных стоящему сейчас перед ней.

— К вашему сведению, у меня нет особого желания задерживаться здесь.

— Тогда зачем вы вообще пришли?

— Только для того, чтобы попросить вас вырубить эту чертову музыку.

— Вероятно, ваш словарный запас столь скуден, что вам трудно выражать свои мысли?! — Элис почувствовала, что вот-вот взорвется.

— Зато у вас, как я вижу, весьма богат, — хмыкнул он. — Несмотря на то, что рок-певец, которым вы так восторгаетесь, выкрикивал какую-то абракадабру.

Девушка смутилась и слабо возразила:

— Дело в том, что в этом виде искусства все-таки превалирует не текст.

— Понятно. Значит, вы не против идиотских выражений, если они звучат под музыку?!

Элис стало не по себе от того, что этот тип не только физически сильнее, но и не тушуется в словесной дуэли. Она и так чувствовала себя не в своей тарелке после переезда из провинции в Окленд. К чему препираться с незнакомым человеком? Ведь Стелла, ее сестра, весьма красочно описала возможные последствия, если их обман раскроется, но, увидев испуганное лицо Элис, поспешно заверила, что ничего не произойдет, если вести себя благоразумно и осторожно. Да, легко сказать!

— Послушайте, не могли бы вы перейти к сути вашего визита?

— Мне кажется, я ее изложил достаточно ясно.

— А, так вы пришли выказать недовольство шумом. Должно быть, вы снизу?

Конечно, как же я сразу не догадалась? — подумала Элис. Он, судя по внешнему виду, одежде и телосложению, грузчик, из тех, которых я видела сегодня у склада. Мрачные, с хорошо развитой мускулатурой мужчины играючи управлялись с огромными контейнерами, словно те были сделаны из папье-маше.

— А я была уверена, что вы заканчиваете работу в четыре. Неужели в этом доме такая слышимость?

— К вашему сведению, мисс, я здесь не работаю, а живу! В соседней квартире. И слышимость тут прекрасная!

От изумления Элис открыла рот.

— Не может быть, меня не предупреждали о соседях. Странно, представитель Фонда Маркхэма, показывая ей это получердачное помещение в здании, расположенном вблизи университета, уверял, что здесь спокойно, и никто не нарушит ее уединения. Он и словом не обмолвился о соседстве с кем-либо. Тот факт, что рядом не будет желающих сунуть нос в ее личную жизнь, и стал определяющим в выборе жилья. И вот теперь, когда уже поздно что-то менять, появляется сосед!

— Возможно, домовладелец решил, что мы даже не заметим, друг друга, — с сарказмом произнес незнакомец. — Что практически маловероятно, если вы намереваетесь устраивать здесь танцы в любое время дня и ночи.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.