Весна в Севилье

Армстронг Вера

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Весна в Севилье (Армстронг Вера)

1

Кристи Карлтон была последней представительницей когда-то богатой и всеми уважаемой семьи. Теперь никого из ее близких уже не было в живых, и девушка ничего не получила в наследство, кроме полуразвалившегося коттеджа, ранее принадлежавшего троюродной сестре ее матери, полоумной Клеменс.

Узнав от поверенного, что стала единственной наследницей тетки, Кристи была крайне удивлена. Значит постоялец коттеджа, старик Айшем, не пожелал его купить. Но он по-прежнему продолжал там жить, а ей предстояло заниматься ремонтом.

Она все же предложила ему приобрести дом, хотя бы за самые малые деньги, однако он ответил на ее письменный запрос отрицательно, сообщив, что не собирается покупать ветхую постройку, которую нужно приводить в порядок.

Так Кристи стала полноправной собственницей недвижимости со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Будь она из тех женщин, которые легко дают волю слезам, то наплакала бы уже целое море. Ей пришлось немало вынести с тех пор, как несчастный случай трагически оборвал жизни ее родителей.

Тогда Кристи было семнадцать лет, и будущее казалось ей безоблачным. Не то что бы ее родители купались в деньгах, но они были в состоянии дать любимой дочери университетское образование. Увы, пока она выбирала, куда поступать и чему учиться, случилось несчастье, и все ее мечты рухнули.

Отец ее был человек общительный и всеми любимый, однако весьма непрактичный. Он не откладывал денег на черный день, да к тому же за свою жизнь наделал немало долгов, и Кристи вскоре после гибели родителей поняла, что ей нечего и думать об учебе в университете.

Конечно, сразу после случившегося она меньше всего размышляла о своем будущем, но по прошествии некоторого времени поняла, что с друзьями дома, давшими ей временный приют, долго прожить не сможет, а сбережений на счету кот наплакал.

Тогда Кристи поступила учиться на секретаршу. Это был интенсивный курс, довольно дорогой, но оправдывавший затраты, поскольку расширял возможности трудоустройства. Надо сказать, что у нее в активе еще были два языка — испанский и французский, которые она совершенствовала на вечерних курсах.

Поначалу она намеревалась найти работу в Нью-Йорке, но вовремя сообразила, что даже хорошее жалованье не покроет расходов, неизбежных при высоком уровне жизни огромного города. Поэтому Кристи временно занялась машинописью и, вняв совету своего стряпчего, истратила все деньги на покупку крошечной квартирки в одном из новых домов на окраине Хилсайда.

Вскоре девушка поняла, что совет ей дан, быть может, разумнейший из всех, какие она получала в жизни. То, что она при своих более чем скромных доходах и высоких ценах на недвижимость получила крышу над головой, казалось всем настоящим чудом.

Вскоре старый знакомый, Грег, взял ее на работу в свою фирму. Он платил Кристи хорошо, и она даже смогла позволить себе купить небольшой автомобиль, а два летних месяца ежегодно проводила за границей. К тому же она принимала у себя гостей и иногда обновляла свой гардероб. Но взять средства на ремонт обветшалого коттеджа кузины Клеменс ей было решительно негде.

Все ее доходы складывались из страхового пособия, выплачиваемого в связи с гибелью родителей, и нескольких сот долларов на счету в банке.

Кристи меньше всего склонна была жаловаться на бедность или тяжелую жизнь. В конце концов, работа и начальник ей нравились, а ее добросовестность и другие деловые качества были оценены по достоинству. И добрые друзья, и средства на мелкие расходы, и, самое главное, жилье — все это у Кристи было.

А самое главное, в такой ситуации не страдало ее самолюбие. Она очень болезненно воспринимала все эти «Ах, бедная девочка!» в первые дни после катастрофы с родителями, и, в особенности, тот факт, что друзья дома как будто бы ставили в вину ушедшим положение, в котором те оставили свою дочь. Их словно призывали посмертно держать ответ за крушение огромного состояния, которое на самом деле таковым никогда не было, и Кристи пришлось защищать дорогих сердцу людей перед непрошеными судьями, из которых ни один не пожелал увидеть в ней, семнадцатилетней, самостоятельного, взрослого человека.

Она решила во что бы то ни стало устроить свою жизнь, проявив независимость — качество, которое сама в себе очень ценила и за которое ее любили поддразнивать при каждом удобном случае Друзья и подруги.

Их удивляла убежденность Кристи в том, что она сама со всем справится, ведь еще вчера любимое, избалованное дитя, чью малейшую прихоть мгновенно исполняли отец и мать, внезапно стало абсолютно одинокой, беззащитной молоденькой девушкой, которой просто не на кого было положиться.

К двадцати шести годам Кристи как будто бы вполне оправилась от полученного в юности удара, и тут на ее голову неожиданно свалилось нежеланное наследство. Девушка вновь ощутила себя беззащитной и запуганной — до такой степени, что, вопреки выработанным для себя правилам, решила поделиться своими тревогами с Грегом.

Тот согласился, что запущенность жилья и наличие постояльца вызовут у Кристи серьезные проблемы, и постарался ободрить и утешить ее, но, к сожалению, поспешил передать их разговор своей жене Дорин.

Кристи и не надеялась, что все останется в тайне, но она хорошо знала, что супруга шефа безумно любит сплетни и пересуды, и теперь весь город узнает про этот коттедж.

У Дорин, в сущности, неплохой женщины, было слишком много свободного времени. Ее сыновья учились в частной школе, и она жила только сплетнями и покупками. Ей было скучно, а это приводило к тому, что правдиво сообщить о чем-нибудь эта женщина не могла — ей все хотелось представить в небывалом виде.

Кристи представила себе, как та обсуждает с посторонними ее беду: «Это вина Юджина Айшема и больше ничья, — явственно услышала она звонкий голос Дорин. — Мало того, что он досаждал кузине Клеменс… Ведь это из-за него бедняжка потеряла рассудок!»

У покойной, которую под конец жизни постиг тяжелый душевный недуг, действительно нашли чемоданчик с письмами Юджина Айшема, часть из которых хранила следы ее пометок на полях, а другие даже не были распечатаны.

Нет ли тут и в самом деле какой-то тайны? — иногда спрашивала себя Кристи.

— Я его по существу не знаю, — тараторила Дорин, — но, судя по отзывам Грега, в местном масштабе это своего рода феномен. Ну, потом, естественно, и деньги… Жаль, что такой роскошный мужчина уже занят. Он еще не женился, но его невеста вот-вот вернется из Австралии. Ах, да они уже давно живут… Она и в делах ему помогает. Как бы то ни было, я намерена ввести его в наш узкий круг и с этой целью устраиваю маленький ужин. Кристи, ты меня слушаешь?

Та попыталась улыбнуться.

— Да, ты рассказываешь про нового клиента Грега.

— Но тебя это как будто не интересует, — недовольно пробормотала Дорин. — Тебя, кроме этого вздорного старика, вообще ничто не волнует. Послушай, Кристи, продала бы ты это все, и…

— Пойми, я ничего не могу поделать, пока он там живет, возразила девушка. — Кроме того, чтобы продать коттедж, в нем нужно сделать ремонт, а где мне найти на это деньги?

— Это Айшему надлежит подумать о деньгах. Между прочим, знаешь, чем он недоволен?

— Он имеет на то основания, — перебила ее Кристи. — Коттедж действительно нуждается в капитальном ремонте, и жить в нем небезопасно. Даже не знаю, что придумать, — в отчаянии воскликнула она, — не продавать же свою квартиру!

— Вот этого ни в коем случае не делай! — взволнованно сказала Дорин. — Где, скажи на милость, ты тогда будешь жить?

Кристи покачала головой. Дорин добрая, но взбалмошная и слегка избалованная. Ей никогда не приходилось сталкиваться с бытовыми трудностями, а поэтому нелегко понять точку зрения подруги. И вообще, если бы Кристи не работала в штате у ее мужа и не происходила из когда-то богатой и всеми в городе уважаемой семьи, эта женщина вообще вряд ли стала бы с ней общаться.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.