Святые окопы

Самаров Сергей Васильевич

Серия: Спецназ ГРУ [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Святые окопы (Самаров Сергей)

Пролог

Пуля ударилась в камень рядом с головой. Две другие ушли левее и намного выше. Видимо, автомат у стреляющего был без хорошего компенсатора, сильно его бросало. Но это старший лейтенант спецназа ГРУ Владислав Григорьевич Старицын смог оценить уже после того, как упал на землю и вжался в нее. Но и упал он так, чтобы видеть все, не поднимая голову. И тут же дал общую команду своему взводу:

– Ложись!

Команда, впрочем, слегка запоздала, потому что очередь слышали все, большинство наверняка увидели и место, куда попали пули, вот сразу и залегли. Сказалась выучка взвода, на семьдесят процентов состоящего из солдат-контрактников, уже прошедших не одну боевую операцию. И опыт позволил солдатам сразу определить место, откуда стреляли. Их ответных очередей слышно не было, потому что автоматы 9А91 были снабжены качественными глушителями, допускающими лишь негромкое стрекотание. Но из камней в устье ущелья, откуда раздалась бандитская очередь, полетела пыль, выбиваемая многочисленными пулями. Стрелку лежать бы, спрятавшись за камни, но нервы у него не выдержали, он вскочил и тут же свалился, отлетев метра на три. Одна пуля, попав в бронежилет, в состоянии свалить человека, оказавшегося в неустойчивом положении. А когда стреляют двадцать восемь стволов одновременно и пули попадают не в бронежилет, а в тело человека, его сразу бросает в сторону. Вернее, уже не человека, а только то, что от него осталось.

В старшего лейтенанта стрелял только один автоматчик, но среди тех камней мог и еще кто-то оказаться, поэтому Старицын поднимался осторожно, готовый снова упасть и спрятаться. Но новой очереди не последовало. Видимо, бандит действительно был один. Сразу после старшего лейтенанта поднялись и солдаты.

– Посмотреть? – спросил старший сержант контрактной службы Ломаченко, заместитель командира взвода.

– Троих пошли…

Старший сержант отдал распоряжение знаками, и трое солдат бегом, перескакивая с валуна на валун длинными прыжками, устремились в сторону убитого бандита. А сам Ломаченко снова повернулся к командиру взвода:

– Вы как, товарищ старший лейтенант?

Владислав Григорьевич попробовал пошевелить плечом и поморщился от острой боли. И все же хватило сил пошутить:

– По радио на прошлой неделе передавали, что выживу.

Сорок минут назад, во время боя, пуля навылет пробила старшему лейтенанту ключицу и трапециевидную мышцу спины. Ранение не страшное, хотя и неприятное. Видимо, в ключице вырван целый участок кости, долго будет зарастать. Рука при этом практически действовать не будет, да и глубоко дышать невозможно. Пробитая пулей трапециевидная мышца спины особо не беспокоила. Мягкие ткани в возрасте старшего лейтенанта легко затягиваются и быстро восстанавливаются. С ключицей же без госпиталя, пожалуй, не обойтись. Хотя до него еще предстоит добраться, а это не так просто, надо будет прорываться через бандитское окружение. Но само понятие прорыва подразумевает бег с одновременной стрельбой. А с этим ранением и бегать, и стрелять одинаково сложно.

Перевязку командиру взвода делал штатный взводный санинструктор ефрейтор Андрей Сапожников. Поскольку для того, чтобы наложить бинт, пришлось бы весь корпус перематывать, а на это бинтов во всем взводе не хватило бы, учитывая богатырские габариты старшего лейтенанта, ефрейтор Сапожников обработал входное и выходное отверстия пули хлоргексидином, края ран смазал йодом, наложил тампоны и заклеил их пластырем. Пластырь и не мешал так, как мешал бы бинт. И со стороны даже трудно было сказать, что Старицын ранен, если бы не кровь на одежде, бронежилете и «разгрузке». Но кровь с тела санинструктор стер тем же хлоргексидином.

Посланные старшим сержантом солдаты вернулись и протянули командиру взвода пакет с документами, письмами и деньгами – все, что было у убитого. Владислав Григорьевич раскрыл паспорт. Надписи в нем были сделаны на незнакомом языке, но герб Азербайджана явственно показывал, гражданину какой страны принадлежал паспорт. Азербайджанцы среди дагестанских бандитов встречались редко, а если и встречались, то это были, как правило, преступники, находящиеся у себя на родине в розыске.

– Уголовник? – спросил старший лейтенант.

– «Расписной» весь, – сказал один из солдат. – Руки все наколоты.

– Надо с вами курс по татуировкам провести. Татуировки тоже следует уметь читать, – сказал Старицын и поднялся. – Вацземниекс!

Младший сержант Вацземниекс, командир второго отделения, тут же подбежал к нему:

– Я!

– Что со связью, Эдуард?

– По-прежнему, товарищ старший лейтенант, тишина. У меня вообще такое ощущение, что они где-то поблизости «глушилку» мощную поставили. Потому и пробиться не можем.

– Мощную «глушилку»… Для мощной «глушилки» какое питание нужно? Где они электричество возьмут? Здесь кругом горы…

– Есть такие, с радиусом до двух километров. Питание от автомобильного аккумулятора. Сама размером с два аккумулятора. Выставят, и все – нет связи. А занести куда-то на склон ее нетрудно. А вот найти тем, кто не знает, – сложно, разве что тепловизором. Мы в прошлом году в Карачаево-Черкесии искали, когда вы в отпуске были. С нами снайпер из ФСБ был, у него винтовка финская с тепловизорным прицелом. Нашел он аккумулятор через тепловизор, аккуратненько прострелил, вся кислота вытекла, аккумулятор сдох, «глушилка» заглохла. Через пять минут после выстрела связь восстановилась.

Связь рядом с ущельем была еще вчера утром, когда начиналась операция, запланированная всего на несколько часов. Обыкновенная сотовая связь, которой все вокруг постоянно пользовались, в том числе и федеральные силы. В последнее время вообще перестали брать с собой на операции радиста с рацией. Все-таки радисты, как правило, имеют худшую в сравнении с простыми солдатами боевую подготовку, да и рация весит немало, потаскай-ка такую по горам. И, главное, зачем, если можно обойтись простой трубкой сотовой связи. Вышки сотовых операторов бандиты не трогали. Они сами сотовой связью пользовались. Но почти сразу после того, как старший лейтенант Старицын доложил в оперативный штаб Антитеррористического комитета о выполнении задания, связь вдруг прекратилась. Задача взводу ставилась достаточно простая и, можно сказать, стандартная. Было точно указано ущелье, в котором находился бандитский «схрон» с оружием. Следовало этот «схрон» отыскать и уничтожить взрывным устройством. Причем сразу оговаривалось, что бандитов в это время в ущелье не будет. Банда находилась, согласно разведданным ФСБ, на своей основной зимней базе в семидесяти километрах от места проведения операции. Ею предстояло заняться чуть позже составом, усиленным дополнительным взводом спецназа ГРУ и двумя отдельными отрядами – спецназа ФСБ и спецназа внутренних войск, что обеспечивало пятикратное преимущество над противником.

Все складывалось благополучно и не обещало проблем. Грузовик в сопровождении БМП высадил взвод в предгорьях, на последней точке, куда могла добраться техника. Дальше предстояло двое суток добираться пешком. Добрались, вошли в ущелье. Старший лейтенант Старицын все же был офицером опытным, и давно уже поговаривали, что ему уже можно доверить роту, и потому в ущелье взвод вступал не строем и не толпой, а боевым порядком. В этом взводу повезло. Авангард разведчиков, состоящий из двух пулеметчиков и одного автоматчика, первым заметил бандитов и вернулся к взводу, не вступая в бой и оставшись незамеченным. Бандитов было шестеро. Не выполнить задание и вернуться восвояси только потому, что в ущелье шестеро бандитов, хотя их там быть не должно, – это вообще не в правилах спецназа. А вот атаковать бандитов там, где их обнаружат, это как раз для него. Доложив по телефону ситуацию своему командованию, поскольку дозвониться в оперативный штаб сразу не удалось, командир взвода сам выдвинулся вперед, возглавив одно отделение, другое отделение отправил к противоположному склону ущелья, а третье оставил во главе со старшим сержантом Ломаченко в прикрытие. Причем отдал приказ контролировать обе стороны – и вход, и выход из ущелья, если пришли сюда эти шестеро, могут прийти и другие шестеро, и даже больше, чем шестеро. В последнее время по какой-то причине резко возросло и количество банд, и количество бандитов в бандах. Вообще-то эта причина уже оглашалась на разных уровнях и даже была официально подтверждена в нескольких операциях, но должной политической оценки пока не получила. А дело было в том, что «Аль-Каида» после неудачных действий в Сирии решила перебросить большую часть своих отрядов на территорию бывшего СССР, в том числе и в Россию. Изначально банды бойцов «Аль-Каиды» большим составом выходили к российской границе с территории Грузии и Азербайджана. Было предпринято несколько массированных попыток не просто перехода границы, а, по сути дела, вторжения, но они были пресечены, и только незначительные мелкие группы смогли прорваться с большими потерями. После этого «Аль-Каида» изменила тактику, и границу стали переходить небольшими незаметными группами, которые потом уже, на территории северокавказских республик России, сливались в банды или пополняли своим составом другие банды, уже существующие.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.