Легенды московского метро

Гречко Матвей

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Легенды московского метро (Гречко Матвей)

Вступление

Наши далекие предки представляли себе мир трехуровневым. Верхний уровень — это небо, чистое и прекрасное. Средний — это мы, люди, наши проблемы, радости и беды. А нижний уровень — подземный, принадлежит демонам и древним богам, носителям вековой мудрости. Этим миром управляет огромный змей — архаичное хтоническое божество. Именно этот змей отвечает за плодородие земли, за чистоту воды в колодцах, за обилие рыбы в реках и дичи в лесах. Мудрый, заботливый древний бог. Великолепно его царство — много там золота и серебра, много камней драгоценных, и есть среди них заветные амулеты, несущие великое знание.

Может быть, поэтому людям во все века так нравилось углубляться под землю. Они рыли тайные ходы, исследовали пещеры, добывали в копях золото и серебро, хоронили своих мертвых в катакомбах. В более поздние времена на смену старым ходам пришли индустриальные тоннели, вместо устарелых копанок были пробурены шахты, а апофеозом подземного строительства стало метро. Великолепный мир метрополитена стал непременным подземным ярусом большинства крупных городов, и Москва — не исключение! Дивные станции московского метро не уступят в роскоши дворцам таинственного языческого змея. А почти за восемьдесят лет своего существования метрополитен оброс несметным числом как вымышленных, так и реальных историй. Байки, сплетни, городские легенды, исторические анекдоты, воспоминания о событиях недавнего прошлого — вот что такое московское метро.

Глава 1. С чего все начиналось

«Метро в Москве начало строиться при Иване Грозном!» — такое шутливое утверждение можно встретить во многих статьях на эту тему. Но в каждой шутке есть доля правды, метро действительно стало далеко не первой подземной постройкой Москвы, оно вторглось в нижний мир, частично порушив, а частично пройдя бок о бок с многочисленными ходами, слухами, камерами и переходами. Потому попробуем разобраться, какие же еще лабиринты и катакомбы соседствуют с привычными нам станциями.

Карты и описания подземной Москвы начинают составляться, начиная с конца XVIII века.

Подземная Москва — это переходы, подвалы, колодцы, русла рек и ручьев, крепостные погреба и казематы. Опытные в этих делах люди утверждают, что из подвала любого дома в пределах Садового кольца можно попасть куда угодно — хоть в московское метро. Подвалы старых домов в центре, особенно церковные и усадебные часто имеют замурованные проходы, невесть куда ведущие. Подчас и здания самого уже нет, а подземелья с ходами сохранилось, и упрямые диггеры умудряются до него докопаться. Это могут быть «слухи» — тупиковые ходы, проложенные с целью подслушивания: не роют ли враги подкоп; вылазы к воде; разнообразные склады и, самое интересное, — тайные ходы.

Легенды упорно твердят, что эти ходы могли быть настолько широкими и высокими, что по ним даже тройка лошадей могла проехать. И не только легенды, подчас описания «праметро» на лошадиной тяге оставляли нам люди практичные и здравомыслящие, к фантазиям не склонные. Так сама императрица Екатерина Вторая рассказала о своей прогулке на тройке по подземной дороге от одного подмосковного имения до другого. Дело происходило в Вороново, современные исследователи промерили указанный государыней путь — четыре километра по прямой!

Некоторые ходы дошли и до наших времен: так, еще лет десять назад можно было видеть подземный ход усадьбы в Свиблово, выходящий к самому берегу Яузы, но к сожалению, его засыпали при реконструкции.

«Стены этих ходов, — писали «Московские ведомости», — из грунта твердого настолько, что сквозь него не просачивается вода, хотя дно и покрыто водой в иных местах на аршин… Ходы тянутся весьма далеко, местами превращаясь в широкие залы, потом суживаясь до аршинной ширины. Высота ходов различна, в иных местах она доходит до четырех аршин, а в других приходится с трудом двигаться вперед ползком». Строили в те годы действительно на совесть; вместо скрепляющего раствора порой использовали расплавленный свинец, но, несмотря на это, большинство этих тайных ходов давно обрушились или были намеренно замурованы. «Во многих местах на стенах и потолке видны едва держащиеся глыбы, которые при легком прикосновении падают, но настолько тверды, что не расшибаются», — писала газета.

Идея путешествий под землей порой принимала причудливые формы, наподобие полуфантастического проекта подземной лодки — субтеррины. Это был некий аналог субмарины, только «плавать» такие лодки должны были не под водой, а в толще земли. Двигались они по тому же принципу, что и буровой щит, конструкцию которого инженер Марк Брюнель позаимствовал у корабельного червя. Тело червячка мягкое, и только лишь голова покрыта жесткой раковиной с зазубренными краями. С их помощью червь буравит дерево, а углубляясь, оставляет на стенках проложенного хода гладкий защитный слой извести. Первый проходческий щит представлял собой полый цилиндр с острым краем, который проталкивали под землей рабочие, извлекая породу, а после укрепляя грунт кирпичной кладкой. Конечно в случае субтеррин ни о какой кирпичной кладке речи не было. На носу подземной лодки был укреплен мощный винт, вгрызавшийся в породу, размягчая, сминая и раздвигая ее — точно так, как это делают черви.

Еще в начале XX века идею путешествий под землей описал инженер Петр Рассказов, трагически погибший во время революционных беспорядков 1904–1905 годов. Годы спустя его идеей увлекся другой — изобретатель инженер-самоучка, поляк по происхождению, чью фамилию иногда пишут как Требелев, а иногда как Требелецкий, порой его именуют Александром, порой — Рудольфом. Известно о нем лишь то, что он некоторое время жил в Германии и в начале тридцатых сотрудничал с инженером Хорном фон Верном, запатентовавшим субтеррину, а потом вернулся в СССР и был расстрелян во время репрессий. В спецхране нашлись привезенные им из Германии копии чертежей. Известно, что по ним была построена и испытана на Урале подземная лодка, она проходила 12 метров за час. Аналогичную военную лодку создавали и в Германии; предполагалось, что субтеррина, пересекая границы под землей, сможет забрасывать диверсантов. Но затем решили, что намного проще делать это с помощью авиации. Есть версия, что именно Требелев-Требелецкий рассказал о своих идеях Григорию Адамову, который на основе этой идеи создал захватывающий роман «Победители недр». Другие авторы тоже фантазировали на тему подземных путешествий; так, писатель и инженер Вадим Охотников издал рассказы «Покорители земных недр», «В глубь земли» и «Дороги вглубь», а уже после войны Борис Фрадкин написал повесть «Пленники сияющей бездны».

Идея таких лодок долго будоражила умы. Уже после войны в 1948 г. еще один советский инженер — М. И. Циферов — получил авторское свидетельство на изобретение подземной торпеды — аппарата, способного самостоятельно двигаться в толще земли со скоростью 1 метр в секунду. Но и в этот раз дальше испытаний дело не пошло.

К счастью, сегодня нам не нужно подвергаться тысячам опасностей, подобно героям фантастических произведений, вгрызающихся в недра Земли. Мы можем воспользоваться метро, рискуя максимум тем, что подхватим респираторную инфекцию или блоху. О, такая вероятность действительно существует! Лет десять назад интересную проверку произвели в метро Лондона: на анализ отправили несколько сидений с Центральной линии. На поверхности кресел обнаружили 4 вида волос (человеческие, мышиные, крысиные, собачьи) и семь видов насекомых, в основном это были живые блохи. Сиденья оказались испачканы всеми биологическими жидкостями и отходами человеческого организма, а внутри них нашли трупики мышей и крыс, а также грибок неизвестного науке вида. Ученые были не слишком удивлены. Давно уже считается, что сорокаминутная поездка в метро наносит организму примерно такой же вред, как выкуренная сигарета, а респираторные инфекции, подхваченные в метро, превалируют над остальными причинами, по которым люди пропускают работу.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.