Мятежник

Корнуэлл Бернард

Серия: Сага о Натаниэле Старбаке [1]
Жанр: Историческая проза  Проза    2014 год   Автор: Корнуэлл Бернард   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мятежник (Корнуэлл Бернард)

Перевод: группа “Исторический роман“, 2014 год.

Над переводом работали:gojungle, david_hardy, Scavenger, Elena_Panteleeva, Oigene, Karmishina, Sam1980(Schneider) и Anastasia_N.

Редакция:Sam1980(Schneider), gojungle, Oigene и Elena_Panteleeva.

Аннотация

Лето 1861 года. В Америке армии Севера и Юга находятся на грани гражданской войны.

Натаниэль Старбак, брошенный своей девушкой и изгнанный из семьи, прибывает в столицу Конфедерации Юга, где вступает в ряды элитного подразделения, которое набирает богатый и эксцентричный Вашингтон Фалконер.

Вступив в легион Фалконера, Старбак становится парнем с севера, сражающимся на стороне юга. Но ничто не может подготовить его к шокирующей жестокости войны, которая разделила Америку на две части.

Часть первая

Глава первая

Молодой человек был пойман в ловушку в верхнем конце Шокоу-Слип, пока толпа собиралась на Гарри-стрит.

Юноша чувствовал волнение, витавшее в воздухе, и попытался избежать его, нырнув в переулок позади табачной лавки Кэрра, но привязанный там сторожевой пес бросился на него, заставив отойти к крутому мощеному проходу, где его обступила толпа.

- Куда-то направляетесь, мистер?
- заговорил с ним мужчина.

Юноша кивнул, но ничего не сказал. Он был молод, высок и худощав, с длинными темными волосами и чисто выбритым, с тонкими и резкими чертами красивым лицом, хотя сейчас оно было угрюмо от бессонницы.

Кожа его была болезненно землистого цвета, на ней резко выделялись глаза, такие же серые, как и покрытое туманом море у Нантакета, где жили его предки.

В одной руке он нес кипу книг, перевязанную пеньковой веревкой, а в другой саквояж со сломанной ручкой. Одежда на нем была хорошего качества, но грязной и изношенной, как у человека, сидящего на мели.

Он не выказывал страха перед толпой, казалось, наоборот, смирился с ее враждебностью, как с еще одним крестом, который должен был нести.

- Вы слышали новости, мистер?
- обратился к нему представитель толпы, лысый человек в грязном переднике, вонявшем кожевенной мастерской.

Юноша опять кивнул. Ему не надо было спрашивать, что это были за новости, только одно событие могло вызвать такое волнение на улицах Ричмонда. Форт Самтер пал, и эти новости, надежды и боязнь гражданской войны витали по американским штатам.

- Так откуда ты?
- требовательно спросил человек, схватив юношу за рукав, намереваясь добиться от него ответа.

- Убери от меня свои руки!
- разозлился молодой человек.

- Я вежливо тебя спросил, - сказал лысый человек, но все же отпустил рукав юноши.

Юноша попытался увернуться, но толпа быстро собралась вокруг него, и он был вынужден отойти назад через улицу к заброшенному отелю "Колумбия", где к чугунным решеткам, защищавшим нижние окна отеля, был привязан пожилой мужчина в приличной, хотя и потрепанной одежде.

Молодой человек еще не был пленником толпы, но он не был и свободен, пока каким-либо образом не удовлетворил бы их любопытство.

- У тебя есть документы?
- прокричал ему в ухо другой человек

- Потерял дар речи, сынок?
- от дыхания вопрошавших несло запахом виски и табака. Юноша сделал еще одну попытку пробиться сквозь ряды преследователей, но их было слишком много, и он был не в силах помешать им прижать его к коновязи на тротуаре у отеля.

Было утро теплого весеннего дня. Небо было безоблачным, хотя темный дым от чугунолитейных заводов Тредегара, мельниц Галего, печного завода Азы Снайдера, табачных фабрик, литейного цеха Талботта и городского газового завода создавал завесу вокруг сияющего солнца.

Темнокожий возница, ведущий пустую повозку с верфей Самсона и литейного завода Пая, безучастно смотрел с козел. Толпа остановила возницу, поворачивающего со стороны Шокоу-Слип, но мужчина был слишком благоразумен, чтобы возражать.

- Откуда ты, парень?
- лысый кожевник приблизил к юноше свое лицо.
- Как тебя зовут?

- Не твое дело.

Сказано это было вызывающе.

- Тогда мы узнаем!

Лысый схватил связку книг и попытался вырвать их. После нескольких мгновений бесплодной борьбы потертая веревка, державшая книги, порвалась, и они рассыпались по мостовой.

Лысый рассмеялся над происшедшим, а юноша ударил его. Это был хороший крепкий удар, который вывел лысого из равновесия, так что он качнулся назад и едва не упал.

Кто-то зааплодировал юноше, восхищаясь силой его духа. В толпе было около двухсот человек и еще приблизительно пятьдесят зевак, которые уклонялись от действий, но подбадривали толпу.

Сама толпа скорее была озорной, чем грозной, похожей на детей, неожиданно получивших каникулы. Большинство людей было в рабочей одежде, показывая этим, что они использовали весть о падении Форта Самтера как предлог, чтобы покинуть свои лавки, станки и прессы.

Толпе нужно было что-то возбуждающее, и странствующие северяне, пойманные на городских улицах, вполне могли доставить им сегодня это удовольствие.

Лысый человек потер свое лицо. Он уронил достоинство перед своими друзьями и жаждал мести.

- Я задал тебе вопрос, парень.

- И я сказал, что это не твое дело, - юноша пытался подобрать свои книги, хотя две или три из них уже были украдены. Пленник, привязанный к оконным решеткам отеля, молча наблюдал.

- Так откуда ты, парень?
- спросил его высокий человек, но с примирением в голосе, словно он собирался дать юноше возможность избежать опасности, не уронив достоинства.

- Из Фалконера, – юноша услышал и принял эту ноту примирения. Он догадывался, что толпа приставала и к другим незнакомцам, и что они были допрошены и отпущены, и если он сумеет держать себя в руках, то, возможно, его тоже пощадят, какая судьба ни ожидала бы пожилого человека, привязанного к решеткам.

- Из Фалконера?
- переспросил высокий.

- Да.

- Как тебя зовут?

- Баскервиль, – он только что прочел это имя на вывеске магазина на другой стороне улицы - «Бэйкон и Баскервиль», гласила табличка, и юноша с облегчением ухватился за это название.

- Натаниэль Баскервиль, - он приукрасил эту ложь своим настоящим именем.

- Ты не похож на виргинца, Баскервиль, - сказал высокий.

- Я был усыновлен, - его словарь, как и другие книги, которые он нес, выдавали в нем образованного молодого человека.

- Так что ты делаешь в округе Фалконер, парень? – спросил его другой человек.

- Я работаю на Вашингтона Фалконера, – и опять молодой человек говорил вызывающе, надеясь, что это имя послужит ему защитным талисманом.

- Лучше отпустить его, Дон! – выкрикнул мужчина

- Оставьте его в покое! – вмешалась женщина. Ее не интересовало то, что парень заявлял о покровительстве одного из самых богатых землевладельцев Виргинии; скорее, она была тронута страданием в его глазах, как и тем несомненным фактом, что пленник толпы был очень привлекателен. Женщины всегда обращали внимание на Натаниэля, хотя сам он был слишком неопытен, чтобы осознавать их интерес.

- Ты янки, парень, не так ли? – вызывающе спросил высокий человек.

- Уже нет.

- Давно ли ты в округе Фалконер?
- опять спросил высокий.

- Довольно давно, – ложь становилась бессвязной. Натаниэль никогда не бывал в округе Фалконер, хотя встречался с его богатейшим жителем, Вашингтоном Фалконером, чей сын был его лучшим другом.

- Так какой город находится на полпути отсюда до Фалконера? – требовал от него ответа кожевенник, все еще полный желания отомстить.

- Отвечай ему! – повысил голос высокий. Натаниэль молчал, выдавая этим свое незнание.

- Он лазутчик! – выкрикнула женщина.

- Ублюдок! – кожевник быстро перешел к атаке, попытавшись ударить Натаниэля, но юноша заметил его движение и отступил в сторону. Он обрушил кулак на лысого, заехав тому в ухо, затем другой рукой пнул по ребрам.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.