На окраине города

Рублев Владимир Федорович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
На окраине города (Рублев Владимир)

1

Первым, кого встретил Виктор, входя с комендантом в одну из комнат женского общежития, была высокая полная девушка. Она густо покраснела, когда комендант Илья Антонович, кряжистый пожилой мужчина с хитроватыми темными глазами, весело воскликнул:

— А-а, да вот и наш девчачий комсорг, — и пояснил Виктору: — У нас в обоих общежитиях свои комсомольские группы. В комитете комсомола секретарем был прежний воспитатель, уволили его — и без руководителя комсомолия наша осталась. Сейчас Леня Жучков временно за него, а толку-то? Ну, ладно, давайте знакомьтесь. Это новый воспитатель. Ну, теперь, Надюша, не будешь жаловаться, что некому на лекции девчат собирать.

Надя быстро поправила одеяло на кровати и, пожав протянутую руку Виктора, тихо ответила:

— А я не жалуюсь.

— Ну, ну, рассказывай. Вы понимаете, — повернулся он к Виктору, — как на лекцию — нет никого, едва гармошка заиграет под окном — все на улице. Мы ж здесь на окраине города живем, поселковых ребят вечерами — уйма. А тут еще солдаты пронюхали, что девчачье общежитие — и все сюда.

— Хватит вам, Илья Антонович. Человеку о деле надо рассказывать, а не об этом.

Илья Антонович подступил к Наде:

— А это разве не дело? Не дело, да? Так у нас же в половине общежития семейные живут, а вы им вечерами спать не даете, это как? Они ж-то коменданту жалуются! — И обернулся к Лобунько:

— Вот с этого вам, товарищ воспитатель, и надо начинать — с танцулек.

Виктор промолчал.

— А вы разве на строительстве не работаете? — спросил он Надю.

— Почему же? Работаю, — ответила та и добавила: — Мама приезжала из деревни, я отпросилась ее проводить.

Когда новый воспитатель и комендант, осмотрев комнаты девушек, радовавшие образцовым порядком, вошли в квартиру Ильи Антоновича, Лобунько поразило убранство ее. «Видно, крепко живет», — подумал он, присаживаясь на гладкий черный стул, с которого хозяин быстро смахнул полотенцем воображаемую пыль.

— Ну вот, осмотрели наши владения, — доверительно заговорил Илья Антонович, осторожно садясь на краешек дивана напротив Лобунько, — теперь вдвоем будем наводить порядочек-то, все же полегче мне будет. Молодежь у нас такая — что захочет, то и делает. Вот, к примеру… вы уж извините, я сразу с вами на откровенность, не возражаете?

— Нет, зачем же возражать, — пожал плечами Виктор.

— Ну так вот, к примеру… извините, как ваше имя-отчество?

— Виктор Тарасович Лобунько.

— Лобунько?! — медленно поднялся Илья Антонович. — Тарасович?!

Мелкая испарина выступила на жирном лбу коменданта.

— Да, Виктор Тарасович. А что? — насторожился Виктор.

— Н-ничего, — повел головой Илья Антонович. — Н-ничего, — повторил он, но его темные глаза словно буравили Виктора. — Вы извините — сказал он наконец. — Мы с вами после поговорим. Сейчас мне… на стройку надо.

Виктор встал.

— Что ж, хорошо. Если вы заняты, не возражаю.

2

Весть о том, что в общежитиях появился новый воспитатель, быстро разнеслась по строительству. И неудивительно, что группа ребят-жильцов общежития, сидящих на солнышке у крыльца, встала, едва Лобунько поравнялся с ними.

— Здравствуйте, ребята! Мне бы коменданта.

— Сейчас! — Самый маленький из ребят юркнул в дверь, и буквально через минуту перед Виктором вырос высоченный, чуть ли не двухметрового роста парень лет двадцати пяти. Взглянув на него, Виктор едва смог подавить невольную улыбку: таких огненно-рыжих людей он еще никогда не встречал. Тот спокойно шагнул к Виктору и подал руку, изучающе всматриваясь в его лицо:

— Груздев. А зовут — Николай.

…В комнатах мужского общежития царил беспорядок. Груздев, поймав юркого паренька, сердито рявкнул на весь коридор:

— Скажи ребятам, чтобы через пару минут навели в комнатах порядок. Да Шурку с Лидкой пришли ко мне.

И уже виновато посмотрел на Виктора:

— Инвентаризацией я занялся, работы по горло, присмотреть и некому. А народ такой, что только и смотрит, как бы отвернуться от работы да — в сторону.

Без стука в комнату вошла женщина средних лет с резким некрасивым лицом.

— Что тебе? — остановилась она у порога, вызывающе глядя на Николая.

— Ты, Шурка, долго будешь лодыря гонять? Я из тебя пыль вытряхну. Опять к соседям ходила?

— Не кричи, я только на минутку.

— Ну вот что, — поднялся во весь свой рост Николай. — Если замечу еще тебя там — получай ко всем чертям расчет! Не надо мне таких.

Женщина, презрительно фыркнув, вышла.

— Видишь, всегда вот так с ними воюю, — Николай нервно прошелся по комнате.

— И всегда обещаешь выгнать с работы? — усмехнулся Виктор, также машинально переходя на «ты».

— А что, если доведут до точки.

— Какая же в этом цель? Хороший начальник все объяснит подчиненным без крика, но все поймут — надо сделать.

— А это, пожалуй, верно. У нас Василь Лукьянович, начальник строительства, всегда говорит тихо, а попоробуй-ка не выполни его приказа! — Николай, рассказывая про начальника строительства Дудку, преобразился: крупное веснушчатое лицо его стало мягче. «Уважает он начальника, — решил Виктор. — М-да… Слабоват Груздев как комендант, помогать придется. В женском общежитии порядок лучше. Комендант, видно, там покрепче».

Долго говорить не пришлось, но все же Виктор узнал кое-что из биографии Груздева. Демобилизовавшись из армии, Николай пошел работать на стройку, но вскоре открылась старая рана и врачи запретили ему физический труд. Предлагали десятки спокойных работ, но порвать со стройкой, с коллективом Николай не хотел. И согласился быть комендантом, но работал с небольшой охотой.

— Вечная ругань с ребятами, а как сделать, чтобы этой ругани не было — никто не подскажет. А ребятам что? Чуть вечер — бегут или в институт на танцы, или в поселок, или к девчатам в общежитие, будто комендант за них окурки должен прибирать. Да вот, слышите?

В коридоре послышался топот.

— Это они идут переодеваться с работы. Потом через час-полтора, когда поужинают, снова уйдут и нигде ничего не подберут.

Дверь с шумом распахнулась. С громким хохотом ворвались два высоких парня.

— Николай, открывай каптерку!

Прежде, чем Николай что-либо сказал, Виктор поднялся со стула:

— Подойдите-ка, ребята, поближе.

Вот она, первая встреча! Как ни хотелось Виктору отодвинуть ее, он не сдержался.

Ребята подошли, и не как-нибудь робко, а свободно, непринужденно. Пройдя к столу, они начали перебирать свежую почту, словно только за этим и вошли; но, вероятно, они уже поняли: незнакомец и есть новый воспитатель. Это выдал мгновенный огонек любопытства в глазах вот у этого, что поменьше ростом, беловолосого и широкоплечего паренька в матросской тельняшке.

— Присаживайтесь, — дружелюбно предложил Виктор.

— Ничего, мы постоим, — небрежно ответил паренек в тельняшке и тут же обратился к Груздеву: — Мне, Николай, письма нет?

— С вами не я говорю, а воспитатель, — строго заметил Николай, и как признателен был в этот момент ему Виктор! Вступись комендант в разговор — дело бы осложнилось. А в комнату между тем входили все новые ребята. Они недовольно обращались к Николаю:

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.