О вечном. Избранная лирика

Ронсар Пьер

Жанр: Поэзия  Поэзия    1996 год   Автор: Ронсар Пьер   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
О вечном. Избранная лирика (Ронсар Пьер)

АВТОБИОГРАФИЯ

(Послание к Реми Белло) Хочу, о мой Белло, чтоб ведал ты о том, Кто связан волей муз с тобой тугим узлом, Откуда он и кто: чтоб правнукам грядущим, Что будут счет вести векам быстро бегущим, В Ронсаре и в Белло не различать двоих И знать, что общее стучало сердце в них. Так, родом предок наш из тех краев, — мы знаем, — Где с хладным Фракия соседствует Дунаем, Пониже Венгрии, где солнце — редкий дар, — Именовался ж он маркизом де Ронсар. Людьми и золотом, землей и городами Богатый, сын его, прельщаемый боями, Отряд из юношей составил удалых И, бросив родину, стал капитаном их. Прошел он Венгрией и Нижней Алеманьей, Прошел Бургундией и пышною Шампаньей, И, храбрый, стал служить Филиппу де Валуа, Что против англичан войною шел тогда. И было Франции таким его служенье, Что дал ему король обширные именья, Где протекает Луар; и, позабыв совсем Своих и родину, во Франции затем Женился он и стал того семейства предок, От коего и я родился напоследок. Отец мой у Анри когда-то правил дом, Рожденного Франсуа, великим королем, — Тому же стольником в испанской был неволе. Не должно ль, чтоб слуга усердствовал тем боле Пред повелителем, не изменив себе, Его изменчивой сопутствуя судьбе? И материнскою я стороной не низок: Тут род де ла Тримуй и дю Бумаж мне близок, Руо и Шадрие тут родственники мне, Что славной доблестью блистали на войне И Марсом доблесть ту в бессмертье утвердили, Там был и предок мой, и улица одна По имени его теперь наречена… Но ежели желать имеешь представленье Ты не о роде лишь моем, но и рожденье, Вот, мой Белло, тебе об этом правда вся Про год и день, когда на свет я родился. Когда король Франсуа был в Павии захвачен, Субботний в сентябре был Богом день назначен Одиннадцатого родиться мне числа: Тут Парка нить мою чуть-чуть не порвала. [1] Я не был первенцем. В семье отцовской было Уж несколько детей; мать пятерых вскормила. Два рано умерли, а на других троих Я вовсе не похож в обычаях своих… Лет девяти меня в коллеж определили, Но там лишь полгода, не более, томили Преподаванием регента де Вайи. Так отбыл, не развив познания свои, Я в Авиньон, — а там сбиралась той порою Рать короля Франсуа с австрийским Карлом к бою, И Орлеанского тут герцога я стал Пажом; впоследствии в Шотландию попал И в свите короля шотландского народа Я пробыл в Англии тогда три полных года. По возвращении меня вновь герцог взял, Но долго на корму подножном не держал, Послал во Фландрию, в Зеландию и снова В Шотландию, когда в конце пути морского Наш с Лассиньи корабль — немного б — и валы У брега Англии разбили б о скалы! И не могла три дня затихнуть буря злая, Нам градом и водой и громом угрожая, И, в безопасности достигнув берегов, Разбился в гавани корабль на сто кусков. Мы в порте. Убыли и не было б меж нами, Когда бы не судно, покрытое волнами, Да кладь, которая, разбита по частям, Носилась по ветру игрушкою волнам. Когда шестнадцать мне минуло, тогда же, В сороковом году, отправился с Баиф Я в Алеманью, с ним в соседстве изучив Мощь доблести; болезнь тогда-то, пав на ухо, Бог весть какой судьбой меня лишила слуха, И был так тягостен постигнувший недуг, Что от него хожу поныне полуглух. В апреле через год в Блуа Кассандры взоры Свершили надо мной Амура приговоры; То имя подлинно иль нет, — его следа На мраморе души не в силах смыть года. В то время, подойти желая к знанью ближе, Учеником Дора я сделался в Париже. В латинском, в греческом, и там-то началась Та дружественная впервые наша связь, Которая в душе моей хранима вечно, Как дружба и с Баиф, в ней будет бесконечна…

ПЕРВАЯ КНИГА ЛЮБВИ

Кассандра

ОБЕТ

Там, где кастальские струятся воды, И там, на склоне геликонских круч, Где под копытом конским хлынул ключ, Водил я, Сестры, с вами хороводы. То были дни ученья и свободы, И стих лился, раскован и певуч, Поэзии тогда блеснул мне луч, Святилищ ваших озаряя своды. Так пусть не медь, не бронза, не гранит, А этот купол вечный сохранит Слова мои, на сотни лет, быть может: «Одной богине верен был Ронсар, Свои стихи принес он музам в дар, А сердце на алтарь любви возложит!»
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.