За столпами Геракла

Большаков Александр Алексеевич

Серия: Рассказы о странах Востока [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
За столпами Геракла (Большаков Александр)

Введение

Унамуно [1] не мог объяснить, почему этот архипелаг называли Счастливыми островами, а Поль Моран [2] сказал, что Лас-Пальмас, именно Лас-Пальмас, — самое безобразное место в мире.

Кармен Лафорет

Канарские острова. Здесь причудливо переплетаются история и современность. Мавританские домики Лас-Пальмаса и кривые испанские улочки Санта-Крус-де-Тенерифе. Ветхие лачуги бедноты и шикарные отели и магазины. Лавчонки, над которыми можно прочитать: «Магазин индусский, говорим по-русски!», и радары принадлежащей США станции слежения за спутниками близ курортного местечка Маспаломас. Трудолюбиво возделанные на склонах лабиринты террас и «веселые кварталы» Лас-Пальмаса, где находят приют бандиты и контрабандисты.

Центр мирового туризма и сельскохозяйственный придаток материковой Испании, Канары имеют богатую историю, не уступающую, пожалуй, истории индейских цивилизаций Америки. В течение трех-четырех тысячелетий, предшествующих эпохе великих географических открытий, мореходы Средиземноморья неоднократно «открывали» Канарские острова, а затем «забывали» об их существовании. В последний раз они были «открыты» европейцами на рубеже XIII–XIV веков, причем в отличие от других островов этого региона Атлантики — Азорских, Мадейра, Зеленого Мыса — на Канарах имелось коренное население, которое преимущественно и будет предметом нашего рассмотрения.

Историю канарских аборигенов можно разделить на два периода: с древнейших времен до момента освоения архипелага европейскими мореходами и с XIV по XVIII век. Первый этап характеризуется относительной изоляцией автохтонного населения, второй — насильственной колонизацией островов испанцами и постепенным исчезновением древних канарцев. Эти два исторических этапа как бы очерчивают два круга проблем.

Коренное население Канарских островов уже более столетия вызывает у исследователей большой интерес. Оно, в частности, интересно тем, что ко времени завоевания испанцами в значительной мере сохранило антропологический облик и свою древнюю культуру, присущую еще неолитическому времени, в то время как обитатели стран Средиземноморья и Северной Африки, откуда шло заселение архипелага, в ходе многовекового исторического развития претерпели сильные трансформации в антропологическом и культурном отношениях.

Одной из важных проблем канароведения является проблема этно- и культурогенеза автохтонного населения. Некоторые культурные элементы, выявленные на этих островах, обнаруживают сходство с элементами культур, распространенных на огромной территории, включающей Северную Африку, Юго-Западную Азию, средиземноморскую и приатлантическую Европу. Источники разного рода позволяют высказать предположение о существовании в далеком прошлом прямых или опосредованных контактов между канарцами и народами, жившими в указанном ареале. Последнее обстоятельство повышает значимость обращения к первобытной истории аборигенов Канарских островов.

При решении вопроса о происхождении населения Канар нужно всегда помнить, что архипелаг представлял собой изолят, причем в изоляции друг от друга находились и обитатели некоторых островов этой островной группы, а в отдельных случаях — даже и жители разных районов одного и того же острова.

Изучение этнических групп, являвшихся еще несколько столетий назад неолитическими реликтами, не может не представлять огромного научного интереса. Ученые с полным основанием используют знания об аборигенах Канарских островов для изучения прошлого других пародов, и в особенности берберов Северо-Западной Африки.

Другой круг проблем, затронутых в книге, связан с судьбой канарцев после установления контактов между ними и европейцами. Хорошо известна та роль, которую сыграла испанская колонизация во всемирной истории, какое влияние оказала она на судьбу народов колонизованных территорий. Происходившие в Америке «искоренение, порабощение и погребение заживо туземного населения в рудниках... превращение Африки в заповедное поле охоты на чернокожих — такова была утренняя заря капиталистической эры производства» [Маркс, Капитал, с. 760]. Захват Канарских островов был одним из первых актов колониальной экспансии эпохи первоначального накопления. В истории Испании это событие тесно связано с реконкистой (отвоевыванием коренным населением Пиренейского полуострова захваченных маврами территорий), которая как бы выплеснулась за пределы полуострова.

Канарский архипелаг — ступень на пути колониального проникновения в Африку и Новый Свет. Коренное население Канар одним из первых подверглось порабощению и массовому истреблению. Основная масса аборигенов была вывезена на невольничьи рынки или уничтожена при завоевании островов. Приобретенный на Канарах опыт, освоенные здесь методы были с успехом применены конкистадорами при покорении ими народов по обе стороны Атлантического океана. Так, для травли индейцев в Новый Свет с Канар были завезены свирепые псы, обученные охоте на людей еще на архипелаге. Неразвитые формы эксплуатации канарцев обрели свою зрелость за океаном.

Анализ истории завоевания Канар и процесса вымирания их коренного населения может быть весьма полезным при изучении эпохи первоначального накопления капитала. Судьба аборигенов Канарских островов была схожа с судьбой ряда других народов, также находившихся на ранних этапах исторического развития, по преимуществу на уровне конца первичной или периода перехода от первичной ко вторичной формации и почти исчезнувших после прихода европейских колонизаторов. История и культура всех этих народов заслуживают самого пристального внимания этнографов.

Определенный интерес представляет изучение политики Испании по отношению к аборигенам Канар после завоевания архипелага. Она в целом мало отличалась от политики по отношению к индейцам Америки, хотя и имела ряд особенностей. Некоторые буржуазные историки пытаются оправдать колонизаторскую деятельность Испании (как и других европейских держав), пускаясь в рассуждения о ее исторической культурной миссии, о последовавшем за завоеванием позитивном процессе «транскультурации», что, в свою очередь, порождает фальсифицикацию истории автохтонного населения Канарских островов после начала европейской колонизации.

Восстановление после сорокалетнего перерыва советско-испанских отношений и их активизация в последнее десятилетие усилили интерес советской общественности к событиям, происходящим в Испании, а также к истории и этнографии ее народов. Среди них особой популярностью в нашей стране пользуются, пожалуй, баски и аборигены Канар, чаще и неверно именуемые гуанчами.

При изучении древней истории архипелага исследователь сталкивается со значительными трудностями. Недостаточная источниковая база, и прежде всего слабая археологическая и палеоантропологическая изученность Канар и прилегающих материковых территорий, не позволяет ответить на многие вопросы, в первую очередь — откуда и когда происходило заселение каждого из островов Канарской группы. Еще не полностью изучены письменные источники по истории архипелага. Лишь проведение новых глубоких комплексных исследований даст ученым ключ к решению важнейших проблем канароведения.

Относительная изоляция, на которую обречена любая островная группа, наложила свой отпечаток не только на жизнь обитателей Канар, но и на природу островов. Специфические природные условия делают архипелаг неповторимым уголком земного шара. «Острова вечной весны», «Перекресток Атлантики» — так чаще всего называют теперь Канары. Но прежде были другие названия...

Глава I

История в названиях и история названий

Наш путь лежал через Матансу и Витторию — эти два названия часто встречаются на картах испанских колоний и как бы символизируют судьбу коренных народов — резня и победа.

А. Шамиссо

Алфавит

Похожие книги

Рассказы о странах Востока

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.