В лабиринте миров

Любушкина Татьяна Евгеньевна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
В лабиринте миров (Любушкина Татьяна)

Любушкина Татьяна Евгеньевна В лабиринте миров

Тяжёлое облако медленно выползало из-за горизонта, закрывая фиолетовым краем заходящее солнце. Движения его были едва уловимы, и лишь изменение его положения относительно редких, обнажённых скал позволяло понять, что облако неотвратимо приближается.

За движением облака наблюдали люди: трое мужчин и одна женщина стояли на плоской вершине невысокого холма, поросшего скудной растительностью.

Ветер дул им в спину и развевал длинные складки одежды, и это придавало некую странность всей картине, потому что облако двигалось к людям против ветра.

Лучи солнца гасли один за другим, но люди не уходили. День за днём поднимались они на этот холм. До боли в глазах, всматривались в горизонт, и сегодня их терпение было вознаграждено.

- Кончилась власть Северного народа, – негромко произнесла рыжеволосая женщина средних лет, продолжая начатый разговор.

Её спутники согласно кивнули.

- Не думал, что мне придётся при этом присутствовать, – лысый толстяк нервно хихикнул, вытирая ладонью вспотевшие виски. – Это был великий народ, не так ли?

- Это есть великий народ, – возразил самый древний из маленького собрания.

- Те из них, кто остался жив, – холодно возразил высокий мужчина с бритой головой и повадками вожака.

Женщина плотно закуталась в складки своей одежды, и склонила голову, пряча лицо за огненными прядями.

- Что слышно о Принцессе Севера? – едва слышно спросила она.

- Она сгинула, – жёстко отозвался бритоголовый. – Стала жертвой собственных экспериментов.

- Это точно?

- Абсолютно.

Меж тем, облако приблизилось настолько, что стали видны его туманные складки и тут случилось самое невероятное – облако стало снижаться.

Люди на холме не удивились. Они лишь теснее стали друг к другу. Женщина прижалась плечом к старику, тот сжал её ладонь.

Теперь стало ясно, что облако имеет искусственное происхождения. Туманные складки были вполне осязаемы, а движения облака осмысленными. Облако приблизилось к земле настолько, что коснулось краем вершины холма и, наконец, остановилось.

Маленькая группа людей не двинулась с места.

Причудливые складки облака изогнулись и бесшумно поползли в сторону, открывая в стене широкий проход.

Из отверстия вышли люди.

Первым показался высокий бородатый мужчина в окружении юной девушки и бледного молодого человека. За ними следовали ещё трое мужчин. Двое из них несли на носилках седого человека, края одежды которого, были испачканы пятнами засохшей крови. Дети: мальчик и девочка пяти-семи лет и младенец на руках стройной женщины. Старуха с горящими глазами ревниво оградила тощим плечом детей от пристального взгляда встречающих. Больше людей в таинственном облаке не было.

- Где же остальные?! – рыжеволосая женщина в волнении отпустила концы широкого плаща, покрывающего её плечи, и он тут же тяжело взметнулся вверх, подхваченный ветром.

- Остальные? – бородатый мужчина, первым покинувший облако, смотрел на женщину безо всяких эмоций, так, как смотрят на камень или дерево. – Их нет.

- Они погибли? – отрывисто произнёс бритоголовый. – Где другие облака? Вы обещали отдать всё.

- Мы отдаём всё, – бородатый пожал плечами. – Ведь у нас больше ничего нет.

- Но как же так?! – занервничал толстяк. – Вам обещаны окраинные земли Сиккурии – это огромное пространство! Но в обмен вы должны все защитные облака Северян, слышите? Все! А что насчёт ледяного побережья? Эта часть территории также должна отойти Сиккурийцам! Таков бы уговор!

- Пойди, расскажи это Литтусу Флэту, – буркнул бородатый. – А что касается огромных пространств – оставьте их себе! Нас всего двенадцать. И участка земли возле Бездонного озера нам хватит. Взамен мы отдаём вам защитное облако. Если вы не согласны – мы улетаем.

Воцарилось молчание.

Четверо мужчин, всё это время державшие носилки опустили их на землю, и старуха склонилась над раненым, не говоря ни слова, только горестно раскачивая головой. Ветер растрепал её волосы, и казалось, будто серый дым вьётся над её иссохшим телом.

Заплакал младенец и его громкий плач разорвал тишину.

Рыжеволосая женщина тронула за плечо своего бритоголового спутника, тот высокомерно отдёрнул руку и тогда заговорил седой старик.

- Мы принимаем ваши условия. Сегодня вы переночуете здесь, а завтра поутру наши люди придут и заберут облако. Вас же доставят к Бездонному озеру. Мы нанесём границы, за которые проход вам будет запрещён.

- Ещё нам нужны вещи: инструменты, одежда, еда на первое время. У нас дети...

- Так вы же Северяне, – толстяк радостно осклабился, озабоченно ощупывая тяжёлые складки защитного облака. – Наколдуйте себе что-нибудь... зачем вам трудиться?!

Яростный порыв ветра ударил шутника под колени и тот упал лицом в землю, нелепо взмахивая короткими руками.

- Не стоит так шутить с Северянами, юноша! – старуха с горящими глазами ощерила рот, как озлобленная кошка, показывая два ряда великолепно сохранившихся зубов. – Не стоит считать нас пропащими...

- Пожалуйста, остановитесь! – рыжеволосая женщина в тревоге подняла обе руки. – Вы должны обещать, что не станете использовать свои силы, чтобы причинить вред нашему народу.

- А вы должны пообещать, что будете с должным уважением относиться к нашему! – рявкнул бородатый.

- Друзья, успокойтесь, – седой старец вновь взял ведение переговоров в свои руки. – Вы устали и взволнованы. Мы тоже. Разумеется, вы получите всё необходимое.

- И, разумеется, мы не станем использовать свои силы вам во вред, – примирительно отозвался бородатый, поднимая с земли перепуганного толстяка.

Хрупкое перемирие было достигнуто. Седой старец и бородатый мужчина вполголоса обговаривали условия обмена, чертили что-то на пыльной, неплодородной земле. Наконец, полностью погасшее солнце положило конец взаимным переговорам.

- До завтрашнего утра, Северяне!

- До завтрашнего утра!

Трое мужчин спустились с холма, растворяясь в темноте, и лишь рыжеволосая женщина задержалась, мучимая невысказанным вопросом.

- А что же Принцесса Севера? Неужели...

- Она погибла, – коротко ответил бородатый.

В темноте выражения его лица было не разглядеть, но окружающая тишина стала такой ненавистно-звенящий, что рыжеволосая женщина попятилась.

- Мне очень жаль. Правда, очень...

Глава 1

Старый зонт вывернулся наизнанку от порыва холодного ветра, и серый ноябрьский дождь хлёстко ударил меня по лицу.

- Вот, чёрт, – я попыталась сложить крылья видавшего виды зонта, но он скорбно съёжился, превратившись в мокрую тряпку.

Тонкие, не по погоде одетые джинсы промокли насквозь. В дырявые сапоги залилась вода, и хлюпала при ходьбе. Ну и какой толк от негодного зонта? Рука сама размахнулась, собираясь выкинуть сломанную вещь, но по мокрым рельсам звонко загромыхало. Приближался мой трамвай. Я торопливо сунула зонт в такую же мокрую сумку и заняла боевую позицию.

Толпа, стоящая на остановке казалась огромной. Куда больше, чем трамвайный вагончик и я волновалась: мне нужно попасть внутрь, во что бы то ни стало, иначе я опоздаю и вылечу с работы. У нас с этим строго. К счастью, трамвайные боги сжалились надо мной, двери раскрылись прямо перед моим лицом, и я первая ринулась в салон.

До поручня не достать, но зажатая со всех сторон влажными животами и спинами я могла не беспокоиться, что упаду. Чья-то сумка больно впилась острым углом мне в бедро, но отодвинуть её было невозможно, и я смирилась.

По дороге я задремала. Стоя, как усталая лошадь. Вчера к бабке Вере, моей квартирной хозяйке приходили подружки, праздновать день Октябрьской революции. Старушки разошлись не на шутку: перепели все революционные песни, задорно танцевали матросский танец “яблочко”, совмещая угловатые движения моряков с элементами “ламбады”, а под утро занялись моей персоной.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.