Золото Атлантиды

Александрова Наталья Николаевна

Серия: Артефакт-детектив [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Золото Атлантиды (Александрова Наталья) * * *

Смуглый худощавый человек неопределенного возраста с узкими немигающими глазами шел по кривой торговой улочке шумного южного города. Вокруг него текла непрерывная толпа туристов, из многочисленных лавчонок доносились зазывные голоса продавцов, предлагавших ковры и духи, восточные лакомства и сувениры.

Вдруг сильная рука схватила смуглого человека за плечо, втащила его в открытые двери сувенирной лавки.

Он попытался вырваться, хотел позвать на помощь, но к его лицу поднесли платок, смоченный остро пахнущей жидкостью. В глазах его потемнело, и смуглый человек потерял сознание.

Пришел он в себя довольно скоро. Впрочем, может быть, прошло и много времени – он не мог об этом судить.

Он сидел в глубоком кресле перед длинным столом, находящимся в большой полутемной комнате. По обе стороны от него за этим столом сидели люди, очень странные люди. Все они были облачены в яркие восточные одежды, лица их были скрыты масками. Масками зверей и птиц, фантастических сказочных чудовищ – масками древних богов.

– Где я? – проговорил смуглый человек хриплым, чужим голосом. – Кто вы? Что вам от меня нужно?

Ответил ему человек в маске хищной птицы.

– Ты среди друзей, – проговорил он сухим клекочущим голосом. – Точнее, среди соотечественников, соплеменников. Мы, как и ты, принадлежим к великому древнему народу. Когда-то наш народ обладал славой и могуществом, но боги отвернулись от нас, и сегодня о нас мало кто знает. Мы – члены верховного храмового совета, служители древних богов. Сегодня звезды расположились благоприятным образом, судьба благосклонна к нам. Мы можем вернуть нашему народу его былую утраченную славу…

Он замолчал, но тут же заговорил другой человек – в маске шакала.

– Ты избран. Звезды указали на тебя. Ты должен найти нашу древнюю, священную реликвию. И если это тебе удастся – ты станешь одним из нас, одним из членов совета, одним из вершителей судеб всего человечества. Для этого тебе придется много потрудиться, возможно, нарушить человеческие законы, но цель оправдывает средства. Запоминай все, что мы тебе скажем…

Смуглый человек с узкими холодными глазами снова стоял посреди шумной улицы. Толпа туристов обтекала его, кто-то недовольно проворчал то ли по-шведски, то ли по-норвежски.

Смуглый человек пытался понять, что с ним только что произошло. Было ли это на самом деле, или от жары и усталости с ним случился короткий обморок? В последнее время у него часто случались такие обмороки. Иногда они сопровождались галлюцинациями. Но никогда эти галлюцинации не были такими яркими, такими достоверными и правдоподобными.

Он слишком хорошо, слишком отчетливо помнил темную комнату и людей в масках древних богов. Он помнил их слова, помнил, какое важное дело они доверили ему.

И он понял, что выполнит то, что они ему поручили. Выполнит, чего бы это ни стоило…

Марина вышла из маршрутки и плюхнула чемодан прямо в лужу. Господи, скорей бы домой – принять душ, отдохнуть хоть немного.

Она представила, как сидит с чашкой кофе в гостиной перед открытым балконом и теплый ветерок слегка колышет шелковые занавески.

В городе утром шел дождь, это частое явление и летом. И сейчас над асфальтом вился легкий парок, сквозь облака просвечивало неяркое солнце, и опасные темно-фиолетовые тучи спешно уходили далеко, на запад.

Поездка была ужасной. И зачем она согласилась ехать в купе маминого соседа Валерки? Расшумелся, когда узнал, что Марина едет дневным. Да зачем тебе столько времени тратить, да столько денег за билет платить? Поедешь у меня в купе, всего одну ночь поспишь как королева. И мама его поддержала – нехорошо, мол, человека обижать, он к нам со всей душой. Опять же все в дороге не одна будешь.

Марина и согласилась. Н у, конечно, Валерка парень свой, и приставать к ней ночью у него и в мыслях не было. Но ходок он еще тот, и как выяснилось, у него шашни с разбитной проводницей из соседнего вагона.

Валерка нагло хохотнул – очень, говорит, удобно, далеко ходить не надо. Ужас, как Марине стало стыдно, потому что хорошо она знала Валеркину жену – тихую безвредную Катю. Теперь придется за собой следить, чтобы не проболтаться.

Валерка устроил ее в купе и ушел до утра, а ей велел сидеть тихо и не отзываться на стук. Знал, что будут пассажиры скандалить. И правда, сначала шумела в вагоне пьяная компания, и совались они в купе то за стаканами, то за полотенцами, а после, когда уже окончательно распоясались, стали стучаться остальные пассажиры. Так что ночка у Марины выдалась беспокойная. А утром явился Валерка, как сытый кот, и еще и денег с нее взял не так чтобы мало за такую, с позволения сказать, поездочку.

Так что сейчас она только и мечтает о покое. Хорошо, что у нее много времени, она и звонить не будет Антону, он ждет ее лишь к вечеру. А сейчас одиннадцатый час всего, впереди длинный свободный день.

Марина вытащила чемодан из лужи, при этом он забрызгал ей новые кроссовки, но она не обратила внимания на такой пустяк.

Если пройти между домами, то будет быстрее, однако там, кажется, что-то копали, и теперь, после дождя, можно влипнуть в глину… Марина вытянула шею и тут же непроизвольно метнулась за угол. Пока она была в отъезде, канаву зарыли и засыпали то место песком. И вот на этом песочке резвился пекинес Зои Петровны по кличке Дюша. Это был кошмар их с Тимкой жизни.

Дюша терпеть не мог детей. Причем всех, начиная от младенцев грудного возраста и кончая четырнадцатилетними оболтусами, что тусуются во дворе. Не имело значения, пытался ли ребенок его погладить или просто в стороне проходил мимо. Дюша кидался на детские коляски, самокаты и велосипеды, сбивал с ног девчушек на роликах, прыгал с лаем на мамочек, которые хватали своих детей на руки. Надо сказать, что дело обычно кончалось перепачканной одеждой и порванными колготками, по причине малых размеров Дюша не мог нанести взрослым большой урон. Но детей он напугать мог.

Дом у них был относительно новый, люди поселились в нем приличные, поэтому никто мерзкую собачонку не прибил, все жаловались исключительно словесно. Зоя Петровна же, обычно вполне вменяемая тетка, становясь на защиту своей собаки, совершенно теряла человеческий облик.

У Марины с ней тоже случился конфликт, когда Дюшка с лаем выскочил из-за угла и Тимка от неожиданности упал с самоката. Разодрал ногу до крови, испачкал новые джинсы. Марина не любит ругаться, но тогда они крупно поговорили с Зоей.

Все же многочисленные жалобы подействовали, и теперь Зоя Петровна выгуливала свое мохнатое чудовище в стороне от дорожки и детской площадки. И все равно встречаться с ней не хотелось.

Марина обошла дом с другой стороны и вышла прямо к своему подъезду. Никто не встретился ей у лифта.

Она долго копалась, доставая ключи, потом открыла дверь и вкатила чемодан. Прихожая у них была маленькая – только вешалка помещалась и стойка для обуви. Это Марина так настояла, когда ремонт в новой квартире делали, чтобы, как войдешь, сразу снять все уличное и дальше идти уже в чистых тапочках. Тимка тогда был маленький совсем, по полу ползал, все в рот тянул. И дверь из прихожей закрывалась плотно, чтобы он туда и не совался.

Марина перевела дух – наконец-то она дома, скинула легкую куртку, расшнуровала кроссовки и босиком шагнула в маленький коридорчик перед кухней.

В кухне было грязновато, в раковине кисла грязная посуда, причем не вчерашняя, как машинально отметила Марина. Ну да, ее не было три дня, вот как раз… Она подавила привычное удивление – неужели даже посудомойку ему лень заправить, но радость от возвращения домой все перевесила. С этим она разберется потом, впереди длинный свободный день.

Между кухней и гостиной не было у них двери, только полукруглая арка. И вот, войдя в кухню, Марина услышала странные звуки. Кто-то ахал, охал и визжал. Еще был какой-то ритмичный скрип и стук. Сердце мгновенно остановилось, а потом покатилось вниз. Что это? Кто здесь, в пустой квартире? Воры? Их грабят?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.