Я - начальник, ты - дурак (сборник)

Трищенко Сергей Александрович

Жанр: Фантастика: прочее  Фантастика    2013 год   Автор: Трищенко Сергей Александрович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Я - начальник, ты - дурак (сборник) ( Трищенко Сергей Александрович)

Сергей Трищенко

Я начальник — ты дурак (сборник)

Распутанное дело

Часть 1. Унылость ночи

Призрачная луна, спотыкаясь, осторожно пробиралась сквозь лабиринты лоскутных туч над полуразрушенным замком. Казалось, развалины отражаются в небесах: россыпи камней весьма напоминали изорванные лохмотья облаков. Или наоборот.

Летучие мыши чертили быстрые дуги на тёмно-синем, постепенно чернеющем фоне, временами исчезая из поля зрения.

Издалека донёсся тоскливый вой шакала, и замер, не отразившись от стен. Пахло болотным газом и сырыми подземельями.

Вдоль стены, слабо хрустя подошвами по давно разбитому кирпичу, пробиралась тёмная фигура человека. Шляпа с широкими полями, длинный плащ — вот и всё, что удавалось рассмотреть на фоне сереющих холодных стен. Тёплый «кольт» в кармане плаща, постоянно подогреваемый рукой, был, конечно, не виден.

Но не для нечеловеческих глаз.

Они внимательно, не щурясь, созерцали убийцу. Убийцу — потому что человек этот уже убивал, и убивал неоднократно. И сюда пришёл, чтобы убить. Он шёл, не зная, что сам станет жертвой…

Тяжёлое тело мягко упало сверху, загоняя в горло едва появившийся крик, и сознание сразу погрузилось во мрак. Выхватить оружие киллер не успел — блестящая реакция дала осечку.

Несколько секунд тишина нарушалась лишь шипением воздуха, выходящего из разрезанного горла. Затем последовало мягкое падение и бульканье, вновь сменившееся тишиной… Сухие кирпичи темнели, быстро впитывая влагу. Ночью цвет крови неразличим на красных кирпичах.

Жертва ждала своего убийцу, не предполагая ни о том, что она — жертва, ни что ожидаемый — её убийца. И так и осталась в неведении. Не пришёл… Ну, и не пришёл — что же? Он ведь и говорил: «Могу не прийти». Вот и смог.

Взглянув на часы — половина первого ночи — ожидавший выбросил недокуренную сигарету — она огненной дугой разорвала окружающую черноту, которая ещё плотнее сомкнулась вслед, — и пошёл к оставленному пустому автомобилю, чуть пофыркивающему мотором от нетерпения. «Встреча не состоялась. Ну что же, есть ещё запасной вариант», — человек сел, развернул машину и повёл по направлению к городу.

А труп уже начал остывать в темноте холодных камней, и летучие мыши по-прежнему чертили над ним свои нескончаемые дуги.

Часть 2. Несостоявшееся кофепитие

Автомобиль мчался по пустынной магистрали, изредка озаряемый огнём встречных фар, которые слабо разнообразили ночной пейзаж, или, вернее, его полное отсутствие. Улицы тоже были почти пустынны, а те редкие прохожие-полуночники, что встречались по пути, не обращали никакого внимания на проезжавший автомобиль, как будто его и не было. Или их.

Оставив машину у ворот явочного дома, Гиббс отворил узкую узорчатую калитку огораживающего садик невысокого забора и пошёл по неосвещённой аллейке. Сад охватил его тишиной, в которой растворялись последние тревоги и сомнения. Проходя мимо молчаливых деревьев, Гиббс впитывал их молчание и успокаивался. Встречи не произошло. Что ж, она состоится позже.

Окна особняка светились. «Дома», — подумал Гиббс, и, нащупав ключ, медленно открыл дверь. Она слабо скрипнула.

Гиббс знал, что его появление не будет сюрпризом, и потому надеялся, что его встретят. Но в холл никто не вышел. Немного удивлённый, Гиббс повесил плащ на пустынную вешалку и прошёл в столовую. Вторично скрипнула дверь.

Его ждали: на столе покоилось большое блюдо с разнообразными бутербродами и две тарелки — с ломтиками ветчины и свежеприготовленными тостами. Над стоящими на столе — разносторонним треугольником — чашками поднимался лёгкий дымок.

Гиббс улыбнулся, но улыбка замерла на губах, словно испугалась. В комнате никого не оказалось.

«Почему три? — подумал Гиббс и подошёл поближе, — Чай или кофе?»

Он наклонился над столом. От чашек струился кверху ароматный парок — кофе, — но чашки были пусты. Гиббс заглянул сверху. Пусто. Парок щекотнул глаз и исчез.

Гиббс осторожно притронулся пальцем. Чашки были сухие и холодные.

Из ванной послышался слабый плеск воды. Гиббс удивился: как он не услышал его ранее? — и направился к двери. Плеск нарастал. Гиббс подошёл к двери, постучал. Плеск смолк.

— Марта! — позвал Гиббс. За дверью было тихо. Даже не шуршало полотенце. Гиббс осторожно потянул на себя дверь — она чуть скрипнула — и заглянул в щёлочку.

Ванная была пуста, суха и ледяным холодом тянуло от её белых поверхностей. Стены покрывал толстый слой инея.

Удивлённый, Гиббс заглянул в спальню. Там горел какой-то бледный, неестественный свет. Гиббс пощёлкал выключателем, лампы под потолком то вспыхивали, то гасли, но гнетущее освещение не пропадало: должно быть, у него был другой источник. Кровать стояла аккуратно застеленная, всё выглядело абсолютно пристойно, и только один угол подушки был выпачкан чем-то красным.

«Что произошло? — подумал Гиббс, и на всякий случай посмотрел на обычно висящие на стене часы. Сейчас часов не было.

Почти физически ощущая спиной присутствие чего-то вокруг, Гиббс завертелся на месте, оглядывая все тёмные углы и закоулки, из которых могла выползти опасность.

Что-то тягучее и липкое обволакивалось вокруг него, но он по-прежнему ничего не видел и не слышал. Преодолевая незримое сопротивление, Гиббс бросился обратно в столовую. Каждый шаг давался с ощутимым трудом, он словно ступал по глубокой воде. Что-то притягивало его и не отпускало. Цепляясь руками по стене и за все предметы, встречающиеся на пути, он ухватил со столика, где обычно лежала телефонная книга, засохший букетик цветов и машинально понюхал. Цветы пахли фиалками.

И сразу наваждение отпустило его. Лампочки, мигнув, загорелись ровным светом, в воздухе повеяло лёгким ароматом духов, и откуда-то издалека заструилась негромкая классическая музыка. Шуберт.

«Что со мной происходит?» — подумал Гиббс. Неужели несостоявшаяся встреча так выбила его из колеи, что стала мерещиться всякая чертовщина? А он-то считал, что нервы у него крепкие.

В руке он до сих пор сжимал схваченный букетик. Медленно, словно боясь, поднёс к носу и понюхал ещё раз. Сухой запах пыльных цветов. Маленький лепесток оторвался, и, кружась, опустился на пол.

Гиббс вернулся в столовую.

Чашки продолжали дымиться, но блюда с бутербродами, ветчиной и тостами теперь стояли пустыми.

Над головой, на крыше, что-то заскрежетало — как будто что-то большое проползло по железу, царапая когтями.

«Крыша-то — черепичная», — тупо подумал Гиббс. Сразу, словно отвечая его мыслям, за окном послышались глухие удары: что-то падало с крыши и ударялось о землю. Инстинктивный взгляд, брошенный Гиббсом в окно, оледенел: под кругом фонаря, на земле и в траве, местами покрывавшей иссохшую землю, лежало несколько белых человеческих черепов, другие ещё падали и продолжали катиться, описывая кривые дуги.

С трудом отломив ледяные сосульки взгляда от окна, Гиббс направил глаза в комнату — отыскивать выход. Перед ним всё шаталось и дрожало. Но, возможно, шатался и дрожал он сам.

Его глаза шарили по стенам и никак не могли отыскать чёрный прямоугольник двери. Дверь исчезла. Не стало и окна, а сквозь стены начали проступать противные сине-бурые разводы.

Сделав несколько шагов, Гиббс натолкнулся на стол и схватился за него руками, тупо уставясь на скатерть. На пустом блюде лежал нож. Лезвие быстро покрывалось кровью.

Мгновенно наступила темнота, а затем погас свет. И в воцарившейся тьме Гиббс почувствовал, как что-то холодное и лохматое коснулось сзади шеи. Дико вскрикнув, он бросился вперёд, ударился о стену, перекатился по ней, чтобы встретить опасность лицом, вылетел через дверь в холл, наткнулся на вешалку, сорвал встретившийся рукам плащ, выскочил наружу и прогрохотал по ступенькам.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.