Ты - моя половинка

Уилкс Эйлин

Серия: Любовный роман – Harlequin [1743]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Ты - моя половинка (Уилкс Эйлин)

ЭЙЛИН УИЛКС

ТЫ – МОЯ ПОЛОВИНКА

OCR & Spell Check : Vinara

Уилкс , Эйлин Ты моя половинка

Eileen Wilks Michael's Temptation, 2001

Роман / Пер. с англ. М. Дунаевой.

ОАО Издательство «Радуга», 2008.

Серия «Любовный роман»

ISBN 0-373-76409-Х

ISBN 978-5-05-006916-0

Найти свою вторую половику можно в самом неожиданном месте. Так, например, лейтенант Майкл Уэст встретил свою любовь, спасая заложницу, захваченную боевиками.

ПРОЛОГ

Небо рычало, как дикий зверь, и щерилось разрядами молний, продирающими косматую темень, осеняя фрагменты мокрых скал и трепещущего под потоками ливня леса,

Дождь наотмашь хлестал Майкла по лицу и рукам, пока он пытался вставить ключ в замочную скважину озябшими пальцами, не успевая ничего разглядеть в сверкании молний. Грозовой ливень, мрак и настроение Майкла идеально сочетались друг с другом.

Наконец он сумел открыть дверь и нырнул в дом.

Слабый свет в холле. Дальше — непроглядная темень, ни одного огонька, ни одного звука, кроме шума дождя и грозовых раскатов, что проникали снаружи.

Майкл прошел мимо рабочего кабинета брата. И не увидел под дверью света.

Джейкоб никогда не уходил спать в такой час.

Майкл продвигался в глубь дома, топая мокрыми ботинками по мраморному полу.

Ада не похвалит его за эту экскурсию по дому в уличной обуви и мокрой одежде.

Майкл остановился возле старинного деревянного стула с высокой спинкой и подлокотниками, который все дети кличут троном. Он оперся руками о спинку этого «трона» и скинул ботинки, снял мокрый кожаный пиджак, бросил его на стул, но тотчас вновь взял в руки, вспомнив о конверте, что оставался во внутреннем кармане.

Теперь он шагал тихо, почти беззвучно, хотя этого и не требовалось.

Майкл прошел в заднюю часть дома. Он на некоторое время задержался у дверей игровой комнаты.

Наружу свет не просачивался, но Майкл услышал потрескивание дров в камине.

Он открыл дверь. Фантастическое зрелище предстало перед ним. Яркие всполохи каминного пламени играли причудливыми тенями на стене напротив. Такие же длинные и дикие силуэты плясали за мокрым окном с раздвинутыми шторами. Молодые вязы во дворе поддавались порывам ветра и выгибались, подобно шеям молодых жирафов где-нибудь в саванне.

Джейкоб сидел в глубоком кресле. Он закинул ноги на один из подлокотников, а в руках сжимал пузатенький бокал с янтарной влагой. На появление брата он никак не прореагировал, наблюдая спектакль стихий за окном и за каминной решеткой и тихо потягивая коньячный нектар.

Майкл ухмыльнулся:

— Ух ты, кутила! В одиночестве тянешь эту французскую дрянь, за крошечный флакончик которой я отвалил почти тринадцать долларов?!

-Этим крошечным флакончиком, как ты его называешь, упиться можно и тебе, и мне, и еще останется с десяток капель на стеночке, — лениво ответил на упрек Джейкоб. — Так что присоединяйся.

Он указал на чистый бокал и изящную бутылочку французского коньяка.

— Почему меня не дождался?
- спросил Майкл.

— А что тебя ждать? Ты пьешь, как дорвавшийся до спиртного подросток. Только и успеваешь опрокидывать. Никакого стиля.

— Сноб, — фыркнул Майкл, наливая себе коньяка. — Может, я и не эстет, как некоторые, но то, что я не полощу рот этой бурдой и не млею, как наевшийся питон, когда она растекается по гландам, вовсе не значит, что я не разбираюсь в коньяке.

— О да! Ты разбираешься в коньяке, а еще в гаванских сигарах, равно как и в старинных двухмачтовых бригантинах, невежда! — съязвил Джейкоб.

Игровая комната называлась так и по давней семейной традиции, и по назначению. Игры мальчиков изменились, но место сборов оставалось неизменным. Игровая была декорирована крайне своеобразно, как и любая комната в этом доме. Просто каждая новая миссис Уэст, очередная супруга их отца, считала необходимым обустроить дом в соответствии с собственными вкусовыми предпочтениями и, не успев довести дело до конца, как правило, уступала место следующей миссис Уэст.

Братья Уэст во всем стремились видеть положительные стороны, потому-то в этой комнате, которая по праву принадлежала только им троим, со временем накопилась масса полезных и не очень вещей, которые они стремились уберечь от цензуры новой домоустроительницы.

Тут был и элегантный шахматный столик со слегка припорошенной пылью сценой противостояния нефритовых и гагатовых фигур, и библиотечный столик, по легенде принадлежавший вице-королю Испании, которым они часто пользовались, засиживаясь допоздна за покером, что было хорошим поводом вспомнить о братце Люке. Он обыгрывал их всегда, стоило ему присоединиться к братьям с колодой карт.

Собственно, если Люк и появлялся дома, то его можно было видеть либо в загоне для лошадей, либо за карточным столом, и там и здесь он был, что называется, на коне. Джейкоб же с юности предпочитал игры «умных мальчиков», и шахматы стали его коронным увлечением. Его изощренное мышление обязано своим становлением именно этому занятию. За шахматами он учился мобилизовываться, стратегически планировать, заблаговременно предупреждать каверзы противника...

Майкл вспомнил о конверте, машинально вынутом им из кармана и брошенном на карточный столик. Он подошел и еще раз прощупал его внушительную толщу.

— Как Ада? — спросил он Джейкоба.

— Плохо, как всегда, — сухо отозвался старший брат.
- Но я уверен, она поправится. Лечение подействует, — убежденно сказал Джейкоб.

Старший во всем, он не мог ответить иначе.

— Хорошо... если так, — проговорил Майкл.

— Ты тут надолго?

— Останусь переночевать. Не прогонишь?

— Не болтай, — махнул рукой Джейкоб, не отрываясь от лицезрения грозы, ливня, перемены в рисунке подтеков на оконном стекле.

— У тебя есть еще какая-нибудь приличная выпивка, кроме этого застоявшегося одеколона, который ты цедишь сквозь зубы, как брезгливая амбарная мышка? — раздраженно спросил Майкл, отставив недопитый бокал.

- Парень, если тебе нужно дешевое пойло, ты знаешь, где бар, — равнодушно отозвался Джейкоб.

Майкл открыл бар, плеснул себе с полпинты бурбона и вновь покосился на толстый конверт. Любимой игрой Майкла был пинбол, он проворно орудовал поршнем и виртуозно забивал шарик в лузу. Порыв, азарт и скорость — именно этим освещалась рутина его будней. Приверженные своим увлечениям Люк и Джейкоб частенько посмеивались над мальчишеским запалом Майкла, когда он в очередной раз, забывая обо всем на свете, бросался к автомату для игры в пинбол и, конвульсивно дрыгаясь, терзая рычажки, с радостным воплем спроваживал очередной металлический шарик в роковое отверстие.

Майкл не жаловался на высокомерие братьев. Он всегда считал себя непохожим на. интеллектуала Джейкоба и Люка — атлета и игрока. Майкл подлил себе еще бурбона.

— Старик, куда ты так торопишься? — одернул его Джейкоб, когда тот осушил очередной стакан.

Майкл словно и не расслышал брата.

Мысли его были об Аде. О том, что без надлежащего лечения она долго не проживет. О том, что ситуацию можно переломить, если отправить ее в клинику в Швейцарии. А также о том, что на это дорогостоящее лечение у братьев Уэст нет денег.

Алфавит

Похожие книги

Любовный роман – Harlequin

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.