Королевская охота

Брюсова Инна

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Королевская охота (Брюсова Инна)

Глава 1

НАЧАЛО ВСЕХ НАЧАЛ…

День был так себе — влажный, ветреный, настоящий день поздней осени, с мчащимися по серому небу облаками, облетевшими деревьями и ранними тоскливыми сумерками.

Телефон взорвался резким, «леденящим кровь в жилах», визгом, и молодая женщина, сидевшая за письменным столом, издав привычное «Ах!», протянула руку к трубке, пробормотав:

— Не забыть убрать звук. — Громко и отчетливо, обращаясь к невидимому собеседнику, она проговорила: — «Королевская охота» слушает!

— Добрый день, — сказал приятный мужской голос, — это та самая «Королевская охота»? — Слова «та самая» мужчина выговорил с нажимом и слегка насмешливо.

— Да, та самая, — ответила женщина, подумав про себя, что ни за что не спросит, почему «та самая».

— Я могу попросить к телефону Екатерину Васильевну Берест?

— Екатерина Васильевна Берест слушает!

— Вас беспокоит следователь районной прокуратуры Кузнецов Леонид Максимович. Дело к вам, Екатерина Васильевна, есть важное. В помощи не откажете?

— Дело ко мне лично или к «Королевской охоте»?

— К вам обеим. — Мужчина слегка хохотнул, словно обрадовавшись удачной фразе. — Поговорить нужно, и чем раньше, тем лучше. Мне не хотелось бы вызывать вас повесткой, официально… Вы как, располагаете временем для дружеской беседы, скажем, сегодня?

«Просьба следователя — закон», — вспомнила Екатерина слова одного из «королевских охотников». — Или «приказ»?

— Даже не знаю, — начала она, мысленно одергивая себя за неуверенные нотки, прозвучавшие в голосе, — я сегодня допоздна…

— Допоздна — это до скольких?

— До семи-восьми, я думаю.

— Детское время, — нарочито пренебрежительно сказал Леонид Максимович. — Вот мы тут действительно допоздна засиживаемся. Если вы не против, я буду вас ждать часикам к восьми. Сумеете?

— Сумею.

— Ну вот и славненько. Тогда до встречи? Адрес наш знаете?

— Знаю. До встречи, — ответила Екатерина и, спохватившись, спросила: — А в чем, собственно, дело?

— А когда увидимся, тогда и узнаете, а то скажи вам сейчас, так и не придете, пожалуй. Или сказать? — Он помедлил и, не дождавшись ответа, разочарованно закончил: — А вот и не скажу!

«Шутник, — сказала Екатерина сама себе, — демократ! «Если вы не против»… Как же, будешь тут против! Шутник-демократ. Друг народа. Впрочем, «друг народа» — это демагог, а не демократ. Значит так, с сего дня будете вы у нас, Леонид Максимович, шутник-демагог. Причем не просто так, не какой-нибудь там ничтожненький шутник-демагог, а Шутник-Демагог с большой буквы. Даже где-то Шутнище-Демагогище и вообще… Стоп, — приказала она себе, — успокойся. Ничего страшного не произошло. Павел ни в чем не виноват, это же доказано, и свидетель есть… Неужели снова начинают? И почему другой следователь, этот Леонид Максимович? Не помню такого… Неужели что-то новое всплыло?»

Екатерина уже пожалела, что придется ждать до восьми. «Нет, все правильно, — решила она наконец, — пусть не думает, что стоило только позвонить следователю, как все тут сразу до смерти перепугались».

Екатерина постучала в дверь с чертовой дюжиной на эмалированной табличке.

— Войдите! — разрешил знакомый голос.

Вздохнув и не ожидая ничего хорошего, она нажала на дверную ручку.

— Какие люди! — радостно приветствовал ее поднявшийся со своего места мужчина, протягивая руку для пожатия. — Прошу вас, — продолжал он, жестом указывая на стул рядом со столом, — какая точность!

Она села, и они некоторое время рассматривали друг друга. Не без удовольствия, надо сказать. Леонид Максимович был видным мужчиной между сорока и пятьюдесятью, ближе к пятидесяти, пожалуй. Вся атрибутика внешности следователя из криминального романа, а также его кабинета была налицо — усталые, но тем не менее, проницательные глаза, легкая, слегка печальная усмешка человека, знающего о жизни многое такое, что другим и не снилось, остывший чай с лимоном в тонком стакане, а также неизменная кипа бумажных папок, черный, видавший виды телефон на столе и пепельница, полная окурков…

А Леонид Максимович, в свою очередь, смотрел на молодую темноволосую женщину, сидящую перед ним на краю стула, и думал о том, что же заставило ее выбрать себе такое неженское занятие, и о том, что времена, видимо, действительно переменились, раз такая славная женщина все-таки выбрала именно это занятие.

— А скажите мне, пожалуйста, Екатерина Васильевна, — начал он, — почему ваше…

— …бюро называется «Королевская охота»? — подхватила она, и оба расхохотались.

— Умение читать чужие мысли — непременное качество всякого уважающего себя детектива, это мне ясно. И все-таки почему детективное бюро «Королевская охота»?

— Да нипочему, просто для красоты. Знаете, хочется чего-нибудь возвышенного. Незаурядного. Всякие там названия вроде «Щит и меч», «Надежная охрана», «Следопыт» не будоражат воображения. Тем более «Арго», «Вагриусы» и «Ренолты». То ли дело «Королевская охота»! Дух рыцарства, звук победных труб в честь героя турнира… Кроме того, нувориши, или нуворюссы, любят блестящие вещи и блестящие названия.

— Я бы сказал, название довольно дамское! Сами придумали?

— Сама.

— И от клиентов отбоя нет?

— Я, конечно, не могу сказать, что к нам стоит очередь, но репутация у нас солидная, и есть свой круг заказчиков, довольно обширный.

— Как вам пришло в голову заняться сыщицкой работой? У вас юридическое образование?

— Нет, я учитель английского языка. И я вовсе не занимаюсь сыщицкой работой. «Королевская охота» — не детективное бюро, а я не детектив. Мы предоставляем личную охрану, телохранителей.

— Я всегда думал, что те, кого нужно защищать, имеют свою личную постоянную охрану и наемная им ни к чему.

— Ошибаетесь. Можно иметь свою личную охрану и тем не менее прибегать к услугам наемной.

— Это когда же, например?

— Когда вам предстоит сверхважная встреча и вы боитесь утечки информации через вашу личную охрану или просто не хотите свидетелей этой самой встречи. Мы готовы прийти на помощь и предложить вам самых лучших людей, которых можно получить за деньги. Людей, владеющих различными приемами борьбы, умеющих пользоваться огнестрельным оружием. Имеющих лицензии, разумеется, — прибавила Екатерина, вспомнив о том, кто ее собеседник, — и умеющих держать язык за зубами. Впрочем, как правило, они и не знают ничего, так как детали предстоящей работы — где, когда и с кем в группе они работают — им сообщают буквально за час до операции. И никаких имен, заказчик абсолютно анонимен. Заказы принимаются по телефону за несколько дней, причем называются только дата, время и количество «охотников». Деньги за услуги переводятся на наш счет в банке. О месте сообщается по телефону за два часа до встречи.

— И это все придумали вы сами? Учительница английского языка?

— Это все, или почти все, придумал прежний владелец бюро, Андрей Николаевич Скобелев, всю жизнь проработавший в органах милиции. — И, предупреждая возможный вопрос, Екатерина добавила: — Его уже нет, умер от сердечного приступа два года назад…

— И вы купили бизнес у его вдовы?

— Нет, он мне достался по наследству. Андрей Николаевич был мой дядя, брат мамы.

— А как же ваше заведение называлось при жизни дяди?

— «Щит и меч». — Екатерина с трудом сдержала улыбку. — А как же еще?

— Понятно. Очень интересно. Хотя вы и обрисовали деятельность, то есть работу бюро, лишь схематично. Воображаю, насколько интересны детали! Надеюсь, когда-нибудь мы их обсудим поподробнее…

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.