Японский резидент против Российской империи. Полковник Акаси Мотодзиро и его миссия 1904-1905 гг.

Чихару Инаба

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Японский резидент против Российской империи. Полковник Акаси Мотодзиро и его миссия 1904-1905 гг. (Чихару Инаба)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Японские оценки М. Акаси и его подрывных операций

Деятельность М. Акаси описана во многих японских исторических романах, начиная с появившейся много лет назад повести Сиба Рётаро, посвященной русско-японской войне («Тучи над холмами», 1969-1972 {1} ), и заканчивая современным произведением Мизуки Ё под характерным названием «Восстание в наших руках» (1994) {2} . К этой теме нередко обращаются и японские историки, изучающие русско-японскую войну 1904-1905 гг. Во всех случаях речь идет о шпионаже и подрывных операциях против России, которые по заданию своего правительства проводил в Европе полковник Акаси Мотодзиро, в первые годы XX столетия — военный атташе Японии в России, а затем в Швеции. Главные его усилия были направлены на сбор секретной информации о России и ослабление ее изнутри путем финансирования российского революционного и оппозиционного движений. Пик его разведывательной и подрывной активности пришелся на военные годы. Принято считать, что эта деятельность оказала огромное влияние на исход русско-японской войны.

М. Акаси в начале XX в.

Рискнем предположить, что корни подобных представлений отчасти заключены в психологии японцев и представляют собой безотчетную реакцию на тот комплекс неполноценности, который они испытывали тогда (а порой продолжают испытывать по сей день) по отношению к европейцам и американцам. Как известно, в эпоху Мэйдзи (1868-1912 гг.) Япония пошла по пути модернизации и стала активно внедрять у себя достижения западной цивилизации. Соответственно, государства Запада в глазах японцев в противоположность своему собственному начали восприниматься ими как носители передовой культуры и средоточие общемирового прогресса. Западным людям стало принято всячески подражать, включая одежду, образ жизни и стандарты повседневного поведения. Однако стало известно, что полковник М. Акаси не только успешно вербовал тайных агентов из числа европейцев и свободно манипулировал ими на их собственной территории, но смог переиграть целую мировую великую державу — Россию. Истратив не менее одного миллиона тогдашних иен (сегодня эквивалентных 8 млрд. иен, или 2,7 млрд. рублей) на поддержку российского антиправительственного движения, он якобы сумел настолько накалить обстановку в самой России, что та оказалась вынуждена отказаться от продолжения войны с Японией и, по условиям Портсмутского мира, уступить ей южную часть Сахалина и влияние в Корее и Маньчжурии. Вся эта история не могла не льстить самолюбию японцев, помогая им избавиться от ощущения собственной неполноценности, и еще больше «подогревала» общественное внимание к фигуре Акаси.

Ситуация в ранней японской историографии интересующей нас темы выглядит похожей, но менее однолинейной. В 1928 г. вышла в свет первая биография Акаси, написанная Комори Токудзи. По мнению этого автора, японский Генштаб вовсе не рассчитывал, что Акаси удастся устроить в России массовые беспорядки, которые могли бы помешать ей успешно провести мобилизацию и переправить войска на Дальний Восток. Более того, если верить Комори, на токийском военно-политическом Олимпе к этому полковнику относились даже с известной опаской — «сам» начальник Генштаба и член гэнро [1] маршал Ямагата Аритомо считал его «страшным человеком», имея в виду его «непревзойденное разведывательное чутье» {3} .

Вместе с тем в лекционном материале, который в 1925 г. появился в недрах токийского Военного университета, указывалось, что деятельность полковника Акаси следует рассматривать в качестве «одного из факторов победы» в войне с Россией. Анонимный автор этого учебного пособия подчеркивал, что и титула барона на склоне лет Акаси был удостоен главным образом за заслуги периода русско-японской войны {4} . В общем, согласно его логике, победе в войне с Россией Япония во многом была обязана именно подрывным и разведывательным операциям Акаси, да и сама российская революция явилась непосредственным результатом его деятельности.

Естественно задаться вопросом, насколько обоснованы такие оценки, правомерно ли восхваление Акаси вообще, не являются ли эти его главные достижения и заслуги преувеличением или просто мифом? В поисках ответов обратимся к источникам, в первую очередь — к заключительному докладу Акаси о своей деятельности, известному под поэтичным названием «Опавшие цветы, унесенные потоком» (“Rakka Ryusui”) [2] .

Итоговый доклад Акаси

Приведенные нами и весьма популярные в современной Японии оценки деятельности Акаси во многом базируются на некритичном восприятии сообщений его итогового доклада. Этот обширный документ был им составлен сразу по окончании русско-японской войны специально для Генштаба. Скорее всего, Акаси писал его в конце 1905 г. по пути на родину на борту парохода. Подлинник доклада хранился среди секретных материалов Генштаба и на протяжении многих лет использовался его офицерами для подготовки японских разведчиков. Однако на излете Второй мировой войны он был сожжен вместе с другими секретными штабными документами.

К счастью, до наших дней дошло несколько списков с “Rakka Ryusui”. Один из них, который в течение десятилетий хранился у потомков Акаси, в 1985 г. Акаси Мотоцугу передал в Архив конституционных и политических документов Библиотеки парламента Японии (Kensei shiryoshitsu, Kokkai toshokan, Tokyo), другой хранится в библиотеке Национального института оборонных исследований (Boei kenkyujo, Senshi kenkyu center, Tokyo). Часть доклада была опубликована. В 1938 г., непосредственно перед началом Второй мировой войны, выдержки из него были напечатаны Исследовательским отделом МИД как секретный материал антироссийской направленности, который после окончания войны какое-то время даже находился в открытой продаже {5} .

В целом отчет Акаси — редчайшее произведение, вышедшее из-под пера организатора и непосредственного участника подрывных операций сразу по их завершении. Для нашего исследования это, несомненно, наиважнейший документ, без которого написать данную книгу было бы невозможно. В докладе весьма подробно воспроизведена и детально описана секретная антироссийская деятельность Акаси во время его пребывания в странах Западной Европы в годы русско-японской войны. Учитывая обстоятельства появления этого документа, а также степень осведомленности его автора и адресата, можно констатировать достоверность основного массива приводимых в нем сведений.

Вместе с тем более пристальный анализ содержания рапорта показывает, что нередко рукой Акаси водило желание затушевать некоторые собственные промахи и преувеличить достижения. В докладе есть и ошибки (особенно в оценке состояния российского революционного движения и в характеристиках его отдельных представителей), вызванные недостаточной осведомленностью Акаси, который в этой части во многом опирался на слухи, домыслы и другие сомнительные источники информации. По всем этим причинам современному исследователю необходимо скрупулезно перепроверять сведения итогового рапорта японского полковника, опираясь на независимые от него источники — как официальные правительственные (материалы разведывательных органов разных стран, сообщения дипломатических, пограничных, таможенных и т.п. служб), так и исходившие из оппозиционного и революционного лагерей.

Сочинения, исключительно и всецело основанные на сообщениях “Rakka Ryusui”, исторической действительности, как правило, противоречат еще больше. Так, вышеупомянутый биограф Акаси утверждал, будто В.И. Ленин превратился в лидера российских революционеров только благодаря своим личным контактам с японским полковником {6} . Фантазии авторов исторических романов нередко простираются еще дальше {7} . Впрочем, о монополии японских писателей и историков на вольное обращение с историческим материалом говорить не приходится.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.