Сказка про Машу и вреду Малявку

Царева Марина

Жанр: Сказки  Детские    2014 год   Автор: Царева Марина   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Сказка про Машу и вреду Малявку (Царева Марина)

Сказка про Машу и вреду Малявку

Проснулась девочка Маша утром в своей кроватке и поняла, что настроение у неё ПЛОХОЕ. И как стала Маша капризничать! И как стала она вредничать!

— Не хочу, — говорит, — надевать это платье, оно синее — некрасивое! Хочу другое — красное — распрекрасное! Не хочу есть кашу, она невкусная! Хочу мороженое с орехами! Не хочу буквы читать, они скучные! Хочу мультфильм смотреть по телевизору!

Слушала мама эти капризы, слушала, да и наказала Машу. В угол поставила и целых полчаса выходить не велела.

— Постой и подумай, как нужно себя вести, — сказала мама. — А если я увижу, что ты вышла раньше времени, накажу ещё строже!

Как строже, мама не сказала и ушла на кухню. А Маша на маму рассердилась. Сначала она стояла в углу, по стенке ногой колотила, да приговаривала: «Не буду слушаться! Думать ничего не собираюсь! Вот так!» А потом решила совсем-совсем не слушаться: пошла, села на диванчик и стала игрушечному зайцу уши крутить.

Вдруг слышит, кто-то тоненько противненько рядом хихикает. Глядь, а в углу стоит девчонка, маленькая-премаленькая, Маше по пояс будет. Девчонка чумазая, лохматая, платье на ней рваное, а ноги босые. Стоит, посмеивается, одним глазом подмигивает, а второго глаза за космами и не видно.

Маша от неожиданности и изумления зайца выронила. А девчонка ну по комнате прыгать-скакать. И такая прыгучая оказалась, да шкодливая! На столик Машин вскочила — все карандаши рассыпала, на кроватку запрыгнула — подушки раскидала, стульчик опрокинула и давай в Машиных игрушках шуршать!

От возмущения Маша даже удивляться перестала:

— Ах, вот ты как! Сейчас догоню — плохо тебе будет! — кричит.

Кинулась она незваную гостью ловить. А та юрк в угол, Маша — за ней: «Ага! — кричит. — Поймалась!» Хвать руками, а девчонки и нет, а сама Маша стоит в каком-то месте незнакомом, и понять ничего не может. Где комнатка её с кошечками на обоях и где всё, что в этой комнатке было? И где мамочка родненькая и любименькая?» Испугалась Маша, заплакала:

— Куда всё подевалось? Где я?

— Чего расхныкалась? Сама захотела быть непослушной, вот и попала в Поганое место, — отвечает ей кто-то ехидным голоском. Обернулась Маша — стоит перед ней давешняя девчонка и смотрит на неё насмешливо.

— Да кто ты такая и что ко мне привязалась?! — возмутилась Маша.

— Я — Малявка — настоящая вреда. В Поганом месте самая маленькая, зато и самая шустрая! Буду я из тебя тоже вреду настоящую делать.

— Зачем это? — спрашивает Маша.

— А затем, чтобы злючесть твоя да капризность даром не пропадала, а на дело поганое шла!

— На какое такое поганое дело?

— А вредность по миру сеять, из детей послушных — неслухов делать, из добрых — злых, из хороших — плохих.

— Не хочу я из хороших — плохих делать! — топнула ногой Маша. — А ну, быстро возвращай меня обратно в мою комнатку с игрушками, возвращай меня к мамочке любименькой!

— Как бы ни так! — отвечает ей Малявка. — Не узнать тебе волшебных слов, не попасть обратно домой! А быть тебе настоящей вредой. И слушайся меня, а не то пожалуюсь Бухтею, превратит он тебя в поганку лесную. Хочешь?

Испугалась девочка, согласилась Малявку слушаться, а про себя решила, во что бы то ни стало узнать слова волшебные, да домой вернуться. «Буду не настоящей вредой, а буду понарошку, — думает, — обхитрю Малявку противную».

Скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается. Живёт Маша в Поганом месте, а всё не знает, как домой вернуться. А Малявка её с утра до ночи вредному делу учит: воду мутить да злючек растить. И такая маленькая, а настырная: глаз с Маши не спускает, одну её не оставляет, покрикивает, поторапливает. А как Маша слушаться не хочет, так за косы её таскает, да Бухтеем пугает.

Злючек-колючек растить трудно. Поливает их Маша водой мутной, кормит мухами сушёными да клопами мочёными, а напоить-накормить досыта не может. Злючки ненасытные, всё время визжат — есть-пить требуют, Машу царапают, за ноги покусывают. Уж Маша из сил выбивается. Тут говорит ей Малявка:

— Собирайся, поведу тебя Бухтею показывать. А не понравишься ему — превратит в лягушку болотную.

— А как мне ему понравиться? — спрашивает Маша, а сама от страха дрожит.

— Не любит Бухтей чистеньких да опрятненьких. Смотри на меня и старайся похожей быть, — отвечает та.

Посмотрела на себя Маша: уж и не чистенькая она и не опрятненькая. Да думает, вдруг Бухтею мало покажется? Принялась она щёчки свои грязью мазать, волосы лохматить, платьице в лохмотья рвать, и стала совсем уж похожа на вреду Малявку, только ростом побольше.

— Смотри, — говорит вреда, — не перечь Бухтею, что он ни скажет — со всем соглашайся, а то худо будет.

Пришли они к Бухтею. А сидит он в огромной норище, в тёмной темнотище, еле его видно. Смотрит Маша, вглядывается — будто стог сена перед ней и запах кругом тяжелый, болотный. Вдруг как зашевелится стог, как забормочет: «Бухти–бухты, бухти–бухты»… А Малявка толкает Машу: «Иди, встань перед ним, да скажи: «Великий Бухтей, хочу я быть зло творящей вредой настоящей! Прими меня в своё царство, служить буду верой-правдой!»

Встала девочка перед ним, слова сказала, как её Малявка научила, а у самой все «поджилочки» трясутся — страшно! Тут Малявка подскочила к Бухтею и давай ему на непонятном языке что-то рассказывать, аж пищит, так торопится. А тот опять как забормочет: «Бухти–бухты, бухти–бухты», — как затрясётся, пыль с него тучей и вонь идёт такая, что дышать нельзя.

Голова у Маши закружилась, и что дальше было, уже она не видела. Очнулась бедная девочка дома у Малявки, не помнит, как назад шла.

— Эх ты, неженка! — смеется над ней вреда. — Не выдержала духа Бухтея. Ну, ничего, пообвыкнешь, дух поганый родным станет. А меня Бухтей за тебя хвалил, сказал, что завтра тебя испытывать будем на злое дело. А как ты испытание пройдёшь, да в царство наше войдёшь, тут мне награда большая выйдет!

Малявка спит, во сне храпит, а Маша уснуть не может. Да и как тут уснешь, когда и зло творить противно, и Бухтею не угодить страшно. А ну, как не сможет она испытание пройти, что тогда? Плачет девочка, слезами обливается. Убежала бы, да дороги домой не знает. Неужели, думает, пропадать ей вечно в Поганом месте? Думала она, думала и решилась бежать, куда глаза глядят! Малявкин дом — нора тесная, дверь-то в этой норе хлипкая, щелястая, да на двери замок висит черный, огромный. А ключ у вреды под подушкой. Подкралась девочка к Малявке, стала ключ тащить, а подушка жесткая, соломой набитая как зашуршит! Малявка один сонный глаз открыла, а Маша не растерялась, вспомнила песенку мамину колыбельную и давай напевать, а рукой по подушке похлопывать. Закрыла вреда сонный глаз, разнежилась от песенки колыбельной, сладко засопела. А Маша песенку поет, одной рукой похлопывает, а другой ключ из-под подушки тянет. Так и вытащила. Тихонько дверь открыла, и вот уж она на свободе, а куда идти не знает. Пошла бы Маша, куда глаза глядят, только темно в Поганом месте ночью, ничего не видно. Вдруг слышит она, кто-то пищит тихонько рядом, прямо под ногами, да так жалобно. Наклонилась девочка к земле, а это мышка серая.

— Забери, — говорит — меня, Маша, отсюда! У меня дома детки малые в норке сидят, есть хотят!

— А ты откуда меня знаешь? — спрашивает девочка.

— Как же мне тебя не знать: мы с тобой в одном доме жили, — отвечает мышка, — ты в своей комнатке наверху, а я в своем подполе внизу. Меня Малявка Бухтею на съедение взяла, да не удержала, я от нее убежала. Только мне домой надо, к деткам моим — мышатам родным!

— Взяла бы я тебя с собой, мышка, да сама не знаю, как отсюда выбраться… — заплакала девочка.

— Не плачь, Маша, — говорит норушка, — пока ты Малявке служила, я всюду шныряла — кое-что узнала: есть тут в Поганом месте березка стройная, и зимой, и летом зеленая, а возле нее родничок чистый из-под земли бьет. Если умоешься в том родничке, да слова волшебные скажешь, то и окажешься дома.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.