Божьи пляски

Полянская Катерина

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Божьи пляски (Полянская Катерина)

Пролог

Божественные Пенаты сотрясались от грозного рева.

— Шалопаи! — кричал Хисаэрт, размахивая одним из своих традиционных посохов. — Лоботрясы малолетние!

Перед беснующимся богом, на безопасном расстоянии от увесистого родительского посоха, старательно раскаивались двое относительно юных (только недавно первое тысячелетие разменяли) божеств. Худосочный парнишка с темными волосами и белокурая, упитанная девушка. Двойняшки и самые известные раздолбаи божьего обиталища.

— Просто невероятная безответственность! — рыкнул вечный бог. Посох со свистом пронесся у самого носа юноши, заставив того немного отпрянуть. — Я еще готов стерпеть то, что у Вайхалиса мертвые туда-обратно шастают. Не Божественные Пенаты, а проходной двор какой-то! Ладно, у них там свои дела. Про твою сестрицу вообще молчу. Прохиндейка, что с нее возьмешь! И подопечные у нее такие же. Но ты-то! Ты!!!

Молодое божество смущенно потупилось и насмешливо стрельнуло взглядом в сторону сестры. Хисаэрт только за голову взялся. Ничего не меняется! И когда они уже повзрослеют?!

— Я выиграл! — гордо объявил бог удачи Гэльсиан. — А значит, следующий выбор за мной…

— Подумаешь! — надула подкрашенные губки покровительница плутовства.

— Видимо, никогда, — печально вздохнул бог-отец. — И это — вершители человеческих судеб! Да помилуем мы эти несчастные земли!

Двойняшки лишь демонстративно усмехнулись в ответ. Лично они никого миловать уж точно не собирались.

Хисаэрт подхватил оброненный в припадке ярости посох и изволил удалиться. Дети, что с них возьмешь! Бестолковые и не в меру пакостливые, но по-своему дорогие. Ну поиграли чуток… Так чем бы дитя не тешилось! А то, что их игрушками давно уже стали людские судьбы… Боги они, или нет, в конце концов?! Ничего ведь страшного не случилось.

Избавившись от надоедливого родительского внимания, проказники наконец смогли вздохнуть свободнее.

— Итак… — в предвкушении потер руки Везунчик.

— Сиан!.. — взмолилась его сестра, прикидывая, как бы смыться от чересчур удачливого брата. И ведь не подкопаешься — ему по статусу положено.

— Аля!!! — возмутился победитель. — Ты проиграла. Теперь изволь заплатить. И кстати, условия тоже будут мои.

Можно подумать, когда-то было по-другому. Альбрехтина поморщилась и сотворила себе стул. Знал бы кто, как ей надоело ходить в проигравших!

Гэльсиан последовал примеру своей вечной соперницы.

— Итак, — снова начал он, — шахматы.

— Опять?! — практически взвыла Прохиндейка.

Здесь у нее точно никаких шансов. Как, впрочем, и в любой другой игре. Мухлюй, не мухлюй, а абсолютную удачу не проведешь. Тем более в лице собственного брата. Он же как свои пять пальцев ее знает!

— Что может быть интереснее, чем играть судьбами смертных?

Если бы этот вопрос не был риторическим, Аля могла бы назвать с десяток других развлечений. Но промолчала. Не время спорить, надо срочно что-то придумывать.

— Выиграю я, и храм в Старинске мой, — огласил условия Сиан.

Лицо богини слилось по цвету с ее белоснежными волосами.

— Но это же мой последний оплот… Ты так не поступишь!

Вредный братишка только рассмеялся в ответ.

— Знаю-знаю, тогда ты распылишься. Так что в твоих же интересах поднапрячься. А то, право слово, мне уже становится скучно…

Прохиндейка злобно зыркнула на не в меру удачливого брата.

— Ладно, — все равно ведь выбора нет. — Побеждаю я, и ты отдаешь мне пять храмов. Один, так уж и быть, можешь оставить себе.

Что поделать, если люди по непонятным причинам больше любят бога-Везунчика.

— Идет!

Между ними возник шахматный столик.

Аля задумчиво оглядела клетчатую поверхность и плутовато улыбнулась. «Погоди, братишка… Я так легко не сдамся».

— Хочешь играть судьбами смертных? Хорошо же, будет тебе смертная!

Глава 1. По образу и подобию

— Ты первая, — скомандовал Гэльсиан. — Ну же, я жду…

Альбрехтина легонько щелкнула пальцами, и в центре одного из черных квадратов возникла белоснежная кошка. Встряхнулась, с любопытством огляделась и в следующий миг обернулась хрупкой девушкой.

Проказливый солнечный лучик пробился из-за мохнатого облака и нахально щелкнул меня по носу. Я смачно чихнула, фыркнула, кое-как разлепила глаза. И только после этого проснулась.

Пестреющую всеми цветами радуги поляну оглашал беззаботный щебет птиц. Прозрачное озеро в свете утреннего солнца отливало серебром. Свежий воздух был пропитан весенними ароматами.

Я блаженно потянулась, разминая затекшие за ночь конечности. М-р-р-р-р… Странный звук вырвался помимо воли, но тогда я не придала этому значения. А зря…

Мокрая от росы трава неприятно холодила кожу. Тело начало покрываться пупырышками. Так, постойте-ка… Одежда-то где?! Только сейчас я заметила ее полное отсутствие.

Это что, сейчас такая мода — спать голышом? Просто замечательно! Нет, мне-то ничего, очень даже удобно, но мало ли кто из леса вынырнет? Объясняй потом, чего это я тут загорать надумала с утра пораньше.

Ладно, вот сейчас умоюсь, и пойду искать утерянные вещички. Где-то же они валяются… С этими самоуспокаивающими мыслями я склонилась над водой.

Следующий сюрприз мне преподнесло мое же собственное отражение. У-у, коварное! Хрустальная гладь озера бесстрастно отразила немного бледное и слегка удивленное девичье лицо. Впрочем, ни первое, ни тем более второе его совсем не портило. Я медленно выдохнула и повнимательнее вгляделась в себя любимую. А что, очень даже симпатичная мордашка! Правда, загореть не мешало бы. А так… Высокие скулы, правильные черты, огромные голубые глаза, пухлые губки. Кончики белых, словно молоко, волос обмакнулись в воду.

Из импровизированного зеркала на меня с любопытством взирало по-настоящему красивое лицо. Жаль только, совершенно чужое.

Самое удивительное, что страшно мне не было. Любопытно — да, весело и удивительно легко. Так, будто я только что родилась.

Что ж, раз уж память отправилась в прекрасное далеко (надеюсь, все-таки не навсегда) вслед за одеждой, надо провести полную ревизию своей блондинистой персоны. Я перетекла в вертикальное положение и сверкнула любопытными глазками в сторону озерной глади. На губы выползла довольная улыбка.

— Что ж, будем знакомы, — кивнула я своему отражению. — Ты мне определенно нравишься.

Ага, знакомы… Как же! Имени-то у меня до сих пор нет. Или есть, просто я его не помню (в это хотелось верить чуточку больше). Некоторое время я усердно морщила лоб, но ни одно полезное воспоминание в голове появиться так и не пожелало. Вместо этого на ум то и дело приходили обрывки совершенно ненужной информации: дни недели, названия месяцев, государств, правила этикета, какой-то замысловатый танец и сочинение новомодного барда. По мне, так сплошной визг, но многим нравится.

Фырканьем разогнав все эти странные мысли, я обреченно махнула рукой. Ладно. Имя я себе и придумать могу.

Но воплотить это намерение в действие мне самым наглым образом помешали.

— Вижу, ты уже проснулась, — подозрительно веселый голос, раздавшийся откуда-то из-за спины, заставил меня вздрогнуть и резко обернуться. — Ну, как настроение?

У кромки леса стояла пухленькая девушка в длинном сиреневом платье с разрезами по бокам. Фи! Да разве ж с твоей фигурой подобное носят?! Но тут я заметила, что незваная гостья тоже светловолосая, и глаза такие же голубые. Да и вообще есть в нас что-то… родственное?

Так… это уже обнадеживает.

— Ты кто? — а что еще я могла спросить?!

Дамочка улыбнулась немного нервно и принялась безжалостно ощипывать зажатый в пухлой ладошке букетик белесых цветочков с тонкими продолговатыми лепестками. Ой, чего это с ней?..

— И, кстати, кто я? — надо успеть задать все вопросы, пока эта странная особа не сбежала. — И где моя одежда? И…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.