Последний срок

Коннелли Майкл

Серия: Гарри Босх [17]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Последний срок (Коннелли Майкл)

Посвящается Рику, Тиму и Джею, которым известно то, что знает Гарри Босх

1

В отделе нераскрытых преступлений Рождество наступает каждый месяц. В этот день в комнате появляется лейтенант и раздает шестерым ведущим детективам задания, как Санта-Клаус – подарки. Отдел взбадривается при появлении случаев генетического совпадения свежих анализов ДНК с теми, что уже есть в полицейской базе данных. Сыщики из отдела нераскрытых преступлений ждут не вызовов или новых трупов. Они ждут случаев такого совпадения.

Отдел расследует нераскрытые убийства со сроком давности до пятидесяти лет, совершенные в Лос-Анджелесе. В его составе двенадцать детективов, секретарь, дежурный по комнате по прозвищу Кнут и лейтенант. И десять тысяч дел. Пять пар детективов поделили между собой полвека, причем каждой досталось по десятку случайно выбранных лет. Их задача – извлекать из архивов нераскрытые дела особо тяжких преступлений, совершенных в годы, попадающие под их ответственность, оценивать состояние давно хранящихся и забытых улик и направлять их на анализ с применением новых технологий. Все образцы ДНК поступали в новую региональную лабораторию Калифорнийского университета, и если обнаруживалось соответствие ДНК из старого, нераскрытого дела с ДНК какого-то субъекта из национальной базы данных, это называлось генетическим совпадением. Лаборатория высылала сведения о генетических совпадениях в конце каждого месяца. Через день или два они поступали в административное здание полицейского управления в центре Лос-Анджелеса. Обычно в восемь часов в тот же день лейтенант открывала дверь своего кабинета и выходила в помещение отдела. В руке она держала конверты. Каждый случай генетического совпадения помещают в желтый деловой пакет и отправляют отдельно. Как правило, конверт вручают детективу, пославшему материал в лабораторию. Но иногда совпадений так много, что одна команда не справляется с ними. Или детективы этой команды находятся в суде, отпуске, в отгуле. Бывает, что открываются обстоятельства, требующие большого опыта и мастерства сыска. Тогда в дело вступает шестая пара, куда входят детективы Гарри Босх и Дэвид Чу. Они на подхвате и берут все, с чем не в состоянии справиться другие, – принимаются за расследование особо сложных случаев.

Утром в понедельник третьего октября лейтенант Гейл Дюваль вышла из кабинета и направилась в помещение сотрудников всего с тремя желтыми конвертами. Гарри Босх едва скрыл разочарование при виде такого скудного поступления в ответ на отправленные из отдела образцы ДНК. Понимал: раз конвертов так мало, он вряд ли получит новое дело.

Почти год назад Босх вернулся в отдел нераскрытых преступлений. Оказавшись здесь второй раз, он быстро включился в ритм работы. В этом отделе не было безумной беготни, не приходилось сломя голову бросаться к выходу и спешить на место преступления. Да и мест преступлений, в сущности, не было, а только папки с делами и архивные шкафы. Работа, как правило, с восьми до четырех, однако с оговоркой, что сотрудники отдела ездили гораздо больше, чем другие детективы. Люди, совершившие убийство и не попавшиеся – или по крайней мере считающие, что не попались, – не станут долго оставаться на месте преступления. Они заметают следы, и сотрудники отдела, чтобы поймать их, тоже пускаются в путь.

Основу ритма работы составляли ежемесячные ожидания желтых конвертов. Босх осознал, что в ночь перед Рождеством засыпать ему гораздо труднее, чем обычно. Он никогда не брал отгулы в первую неделю месяца и не опаздывал на службу, если полагал, что в этот день могут принести долгожданные конверты. Даже его дочь-подросток заметила, что у отца есть месячный ритм – нарастание ожидания и возбуждения – и сравнила его с менструальным циклом. Босх не понял юмора и каждый раз попадал в тупик, когда она заводила об этом разговор.

И вот теперь, разочарованный малым количеством конвертов в руке у лейтенанта, он ощутил спазм в горле. Босх хотел получить новое дело. Страстно желал увидеть выражение лица преступника, когда он постучит в его дверь и покажет значок – символ свершившегося через столько лет правосудия. Это ощущение хотелось испытывать снова и снова, и Босх уже не мог без него обойтись.

Первый конверт получил Рик Джексон. Он и его напарница Рич Бенгстон считались опытными детективами и работали в отделе с самого его основания. Они не давали Босху никаких причин для недовольства. Второй конверт лег на стол Тедди Бейкер. Она и ее напарник Грег Кехо в это время возвращались из Тампы, где произвели арест – взяли пилота самолета. По его отпечаткам пальцев было установлено, что именно он является тем убийцей, который в 1991 году задушил стюардессу в Марина-дель-Рэй.

Босх чуть не сказал, что Бейкер и Кехо предстоит еще много возни с пилотом, поэтому конверт лучше отдать другой группе, то есть ему. Но тут лейтенант помахала пакетом, приглашая его к себе в кабинет.

– Уделите мне минуту, ребята? Тим, вы тоже.

Тим Марциа и был «кнутом» отдела, детективом высшего, третьего ранга, осуществляющим общий надзор за остальными и, в случаях необходимости работающим на подменах. Он наставлял молодежь и следил, чтобы не ленились «старые» сыщики. Впрочем с Босхом и Джексоном – а только они подпадали под категорию «старых» – у него забот не было. Они оба служили в отделе, потому что у них постоянно чесались руки закончить недоделанную работу.

Лейтенант еще не успела закончить фразу, а Босх уже вскочил со стула и, сопровождаемый Чу и Марциа, пошел за ней в кабинет.

– Закройте дверь и садитесь, – предложила Дюваль.

Она занимала угловой кабинет, выходивший окнами на Спринг-стрит, по другую сторону которой располагалось здание газеты «Лос-Анджелес таймс». Дюваль мучила навязчивая идея, что журналисты подсматривают за ней в окно, поэтому она держала жалюзи закрытыми, отчего в помещении было сумрачно, как в пещере. Босх и Чу опустились на стулья перед ее столом, а Марциа, обойдя его, прислонился к старому сейфу для улик.

– Хочу, чтобы вы вдвоем занялись этим вопросом. – Дюваль протянула Босху желтый конверт. – Здесь что-то не так. И пожалуйста, помалкивайте, пока не обнаружите, в чем дело. Держите Тима в курсе, но ничего не афишируйте.

Конверт был уже распечатан. Чу подвинулся ближе и глядел, как напарник отгибает клапан и вытаскивает листок. На нем стоял номер дела, под которым образцы ДНК были переданы в лаборатории, а также указаны фамилия, возраст, последний известный адрес и преступный стаж обладателя ДНК. Босх сразу подметил, что перед основным номером стояла цифра 89. Это означало, что преступление совершено в 1989 году. Никаких деталей, только год. Но Босх знал, что 1989 год принадлежит группе Росса Шуллера и Адрианы Долан. Работая в том году в отделе особо тяжких преступлений, он был буквально завален делами и вот недавно, наткнувшись на собственное нераскрытое дело, обнаружил, что этот период находится в ведении Шуллера и Долан. В коллективе их прозвали «ребятками», поскольку у этих молодых, азартных и достаточно опытных детективов было менее восьми лет стажа серьезной сыскной работы на двоих. Неудивительно, что лейтенант предпочла Босха, если в генетическом совпадении оказалось нечто особенное. Он расследовал больше убийств, чем все остальные в отделе, вместе взятые. Кроме Джексона, который уже целую вечность сидел на своем месте.

Затем Босх прочитал на формуляре совпадений фамилию – Клейтон С. Пелл. Она ему ничего не напомнила. Но в «послужном списке» этого Пелла значились многочисленные аресты и три приговора: за появление в общественном месте в непристойном виде, неправомерное лишение свободы и изнасилование. За последнее преступление он провел шесть лет в тюрьме и вышел на свободу на восемнадцать месяцев раньше срока. Четыре года находился под надзором, и сведения о его последнем адресе получены из объединенной службы пробации и надзора за условно-освобожденными. Пелл жил в доме для реабилитации сексуальных насильников в Панорама-Сити.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.