Звёзды во тьме

Мамуна Николай Владимирович

Жанр: Научная фантастика  Фантастика  Рассказ  Проза    1988 год   Автор: Мамуна Николай Владимирович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

«— Прощай, — сказал Лис. — Вот мой секрет, он очень прост: зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь.

— Самого главного глазами не увидишь, — повторил Маленький принц, чтобы лучше запомнить».

Антуан де Сент-Экзюпери

…Огромный директор стремительно встал из-за стола, и через секунду Эрвин Мак-Ллойд уже охал в его стальных объятиях.

— Эрвин, старина! И ведь не предупредил!..

— Ох… Сеньор директор, простите, я больше не буду! — клятвенно причитал полузадушенный Эрвин, чувствуя себя в этих могучих объятиях как при восьмикратной перегрузке.

— Наслышаны, наслышаны о твоих делах! — гремел директор на всю округу, поворачивая Эрвина, как куклу, во все стороны и рассматривая его с радостным изумлением.

— Пощади, Карлос… Ох! Да отпусти же в конце концов! После твоих объятий меня ведь никакая врачебная комиссия не пропустит!

— Так ты что, снова улетаешь? — спросил директор, усаживая наконец Эрвина в кресло и садясь напротив. — Куда?

— На «Дорадо-2». — Эрвин осторожно пошевелился, пробуя, все ли у него цело.

— И когда?

— Через месяц.

— Сколько же ты не был на Земле?

— Семь лет.

— Ах да, я забыл… Они помолчали.

Да, много времени прошло с тех пор, как Эрвин Мак-Ллойд, тогда еще капитан ближних трасс, приехал сюда впервые — после того письма. Карлос Муриальдо был тогда при школе еще лаборантом. И вот теперь один из них — известный на всю Солнечную систему капитан дальних трасс, а другой — директор той самой островной школы, где они оба в детстве воспитывались…

— А мне даже не сообщили из порта, что в родные пенаты пожаловал сам Эрвин Мак-Ллойд! — сказал директор и шлепнул Эрвина по колену. — Твоя работа?

— Моя. Ты бы всех тут поднял на ноги, а я хотел сначала побродить один… — Эрвин запнулся, помолчал и махнул рукой. — Да куда там! Детишки тут же узнали меня, и через пять минут вокруг меня собрался, кажется, весь остров! Но, видимо, я здорово их разочаровал. Ты только представь: «тот самый» Эрвин Мак-Ллойд хромает тут один, без своего знаменитого на всю Галактику экипажа. И не в голубом комбинезоне космодесантника, а вот в этих легкомысленных шортах. А самое главное, не строчит во все стороны из бластера, вопя при этом что-нибудь вроде: «Все на корабль! Прикрою!!»…

Оба расхохотались.

Мягко пропел сигнал вызова и директор, извинившись, повернулся к экрану.

Чтобы не мешать, Эрвин, прихрамывая, отошел к окну.

За окном, насколько хватало глаз, простиралась роскошная тропическая растительность острова. Где-то там, в чащах, сейчас, как и тогда, бродили ручные «динозавры», катающие на спине визжащих от восторга малышей. По огромным озерам плавали искусственные острова с изумрудными и хрустальными городами и замками. Над джунглями парила огромная Лапута, с которой прыгали крылатые старшекурсники, выделывая немыслимые пируэты. А с ними наперегонки носились те, кто управляли ручными «птеродактилями» с Меркаба…

А вон там, за озером, та самая поляна…

Директор подошел к нему сзади и обнял за плечи.

— Туда пойдешь? — спросил он полуутвердительно.

Несколько секунд Эрвин не шевелился. Потом молча кивнул.

— Только мне одному бы там побыть, Карлос…

— Конечно, конечно. — Директор вернулся к столу и нажал несколько кнопок. — Жаль, ты не дал мне знать заранее. Я бы уже все устроил…

— Я не отрываю тебя? — спросил Эрвин.

— Голубчик! Да ведь и это наша работа! Плохи бы мы были, если бы воспитывали только будущие знаменитости. И не обращали внимание на зазнавшиеся нынешние. Что приезжают к нам раз в семь лет!

Раздвинулись створки двери и… в кабинет бесшумно вкатил старый добрый наставник Хирон!

— Получай своего подопечного, старина Хирон! — весело сообщил директор киберу.

Кибер так же бесшумно подкатил к Эрвину.

— Люблю знаменитостей, — саркастически изрек он. — Удостоил наконец. Раз за семь лет. Осчастливил, так сказать, Благодетель, отец родной… Ну, привет, малыш!

Эрвин уткнулся лицом в плечо роботу.

— Привет, Хирон… — прошептал он. — А ты все такой же!

— Чего о тебе не скажешь, седой чертенок! Вот смотри, Карлос, сейчас, например, я поведу это светило галактического флота на его поляну — и оно, светило то есть, как по волшебству станет снова ребенком. И во все будет верить, всему будет радоваться, все ему будет интересно… А потом я напою его на ночь горячим молоком с его любимыми орехами. И что ты думаешь? Он попросит почитать ему перед сном про его любимую звезду Фомальгаут. Как тогда… Но таким он будет только сегодня, — продолжал робот. — И завтра. Ну, послезавтра… А потом возьмет себя в руки. И вновь станет «тем самым» Эрвином Мак-Ллойдом. Неулыбчивым, хмурым и молчаливым. Которого таким сделал дальний космос. Словом, каким он всем и знаком. Ну что, Эрвин, пойдем туда?

— Да, Хирон, — тихо ответил Эрвин.

— Пойдем, малыш, — сказал робот, направляясь к двери. — Пойдем. А Карлос тебя дождется.

Карлос Муриальдо проводил их до дверей. И когда створки бесшумно раздвинулись, в лице его что-то дрогнуло. Словно он хотел что-то спросить. Эрвин понял.

— Спасибо за молчание, Карлос, — произнес он, пытаясь улыбнуться. — Но я отвечу тебе. Да, я по-прежнему один… — И вышел из комнаты вслед за роботом.

Хрустнула ветка и Эрвин стремительно обернулся. Но это просто Хирон скрылся в зарослях. Ведь в ту ночь вот так же сначала хрустнула ветка… «До сих пор ума не приложу, как тебе удалось пробраться тогда в Спецсектор? — скажет ему Карлос много лет спустя. — Почему не сработала сигнализация?»

«…Ты не побывал пока еще на всех наших звездах, Эрвин. Но ты обязательно увидишь их…» Но это было потом. А тогда…

— Что с тобой, малыш? Этот голос в ночи прозвучал тогда как гром среди ясного неба. Нет, скорее как капля дождя в зной. Эрвину надо было тогда излить свою детскую душу, свою обиду, свое горе.

…Она стояла у огромного раскидистого дерева на краю поляны. Руки ее были как-то странно вытянуты вперед. Хотя в темноте Эрвин скорее все угадывал, чем видел. В темноте она действительно показалась какой-то звездной феей, спустившейся, чтобы его утешить.

«…А помнишь, как мы в первый раз встретились? Боже, какой же ты был несчастный! Ты пытался что-то сказать, но рыдания сдавливали тебе горло. И ты не стеснялся плакать передо мной…»

— Подойди ко мне, малыш, — сказала Фея. Она взяла его за руки. Провела по лицу ладонями. Потом нагнулась и поцеловала. — Расскажи мне все, — попросила она. И тогда он рассказал. Обо всем. Сбивчиво — о своей любви к звездам. Горько, вновь начиная плакать, — что его не взяли на каникулы на Марс. А она гладила его по голове. Задыхаясь от обиды он говорил, что его лучший друг бросил ему сегодня: «Таких как ты, калек, в космос не берут!»

«…Наверное, именно о таких случаях говорят, что они нашли друг друга, Эрвин. Ты решил в ту ночь, что я и есть та упавшая звезда. Прилетевшая на Землю специально, чтобы тебе помочь. А я вдруг впервые в жизни почувствовала, что могу кому-то помочь по-настоящему…»

«…Видишь ли, Карлос, в ту ночь я, как звереныш, забился в чащу, — расскажет Эрвин много лет спустя. — Забился, пытаясь спрятаться от первого в своей жизни предательства. Кажется, именно тогда я и решил делиться самым сокровенным только со звездами… Ведь звезды никогда не предадут. Погубят, да, но не предадут… И вдруг я увидел яркий метеор! А мне почему-то показалось, что это не может быть просто метеор. И, не помня себя, я ринулся сломя голову в ту сторону, куда он полетел… Я даже не сообразил, что в той стороне — запретный Спецсектор находится…»

…Она долго гладила меня по голове и молчала.

— Так ты очень любишь звезды, Эрвин? — спросила, наконец, Фея.

Любил ли он звезды!.. Капитан дальних трасс Эрвин Мак-Ллойд прислонился спиной к дереву и закрыл глаза. Любил ли он звезды…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.