Где-то рядом — остров Аэлмо

Солоницын Алексей Алексеевич

Жанр: Научная фантастика  Фантастика  Повесть  Проза    1977 год   Автор: Солоницын Алексей Алексеевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Где-то рядом — остров Аэлмо ( Солоницын Алексей Алексеевич)

Вторжение

Ощущение праздника не покидало Рона уже много времени. Он теперь не мог точно вспомнить, когда пришла радость. Собственно, это его не интересовало сейчас, потому что он думал о другом: а не исчезнет ли нежданный праздник, не прекратится ли сияние, может, он просто увлекся игрой луча?

Он сидел на фиолетовых ступенях и смотрел с высоты на панно, лежавшее у подножья лестницы. Сегодня вода должна дойти до первой ступеньки, и тогда станет ясно, удалась ли его работа. Он увидел, как из-за Белого Многоугольника вышла Кэли. Многоугольник, где находился новый Пункт Информации, сверкал острыми гранями, блики падали на Кэли — длинное пурпурное платье пламенело.

Она подошла к нему, и он усадил ее рядом с собой. Вода прибывала. Она была тяжелой, черной. Линии, вычерченные по дну, взрывали ее, колыхание воды создавало движение фигур, они становились все многоцветнее. Яркий свет бил по воде — над океаном стояло светило, приносившее день на остров. Серебристые ромбы, квадраты, плоскости вдруг ожили, превратились в женщин и мужчин, черные, фиолетовые, желтые дороги текли им навстречу. Тела лишь угадывались, зато хорошо были видны лица — чем выше поднималась вода, тем сильнее проступало на них ликование. — Весь город здесь, — сказала Кэли. Рон осмотрелся — всюду стояли островитяне, Аэлки знали, что сегодня Рон закончил свою работу — об этом утром сообщили информаторы. По всей Мемориальной до Желтой Пирамиды изо всех окон смотрели, что создал художник. Кто-то тронул Рона за плечо.

— Здравствуй, Рони, — сказал худой и высокий, как колонна, Отэ. — Я рад, что получилось так хорошо. Ты устроил праздник для всех. — Подушечками пальцев он тронул глаза, приветствуя Кэли. — Если вы никуда не собираетесь, поедем ко мне. Есть интересная новость.

Рон посмотрел на усталое, в морщинах, лицо Отэ. Морщины были похожи на трещинки, что бегут по старой картине.

Они пошли к самоходной дороге, их приветствовали. Узнавали обоих, но чаще Отэ, потому что его научные открытия давно принесли ему славу.

Отэ перешел к середине дороги, там скорость была наибольшей. Видимо, он спешил. На перекрестках вспыхивали информаторы, они показывали лицо Рона, а потом скользящие буквы сообщали о панно художника как о главном событии дня.

— Правда, приятно, когда хвалят? Ладно, ладно, не отвечай. Кому же не хочется славы. Разве только мертвецу.

Дом, где была лаборатория Отэ, стоял на холме, к нему вели ступени. Сейчас дом сверкал, как рубин — он был прямоугольной формы, густо-красное стекло, освещенное лампами, светилось торжественно и ярко.

Когда они вошли в гостиную, Отэ включил еще несколько ламп — он любил много света.

— Так что за новости? — спросил Рон.

— Успеется… — Отэ вынул из кармана приборчик. — Сначала вот что: я попробовал записать звучание твоего панно.

— Звучание? — переспросила Кэли.

— А почему бы и нет? Синтез, о котором вы мало знаете, дорогая Кэли, очень многое проясняет. Я, например, выяснил, что все виды искусств необыкновенно родственны… Вот этот маленький аппарат воспринимал музыку рисунка… Скоро я сделаю достоянием всех открытия моего тетлеба, и тогда вы поймете, что возможны и более трудные вещи.

Медленно, как бы нехотя, родился первый звук. За ним возник второй, зазвучала мелодия. Она рождала в воображении картину, которую они видели недавно, и прошлое впечатление возвратилось усиленным, обновленным.

— Красиво, — сказал Отэ, когда мелодия стихла. — Твоими красками, Рон, говорит сама наивность. Это нравится аэлкам. Они любят, когда их гладят по головке и говорят, что они славные.

— Я пришел сюда не за тем, чтобы выслушивать твои насмешки.

— Да, да, конечно! — Отэ провел ладонью по лицу. — Я вдруг обнаружил, что мне не хочется умирать. Странно, не правда ли?

— Что случилось? — спросил Рон.

— Вы должны это знать, — Отэ не смотрел на них. — Вы все сумеете объяснить Вельеру, ведь он ваш друг. Сам я с ним не хочу встречаться, вы знаете почему. Итак: на острове произошло событие, причину которого, кроме меня, не знает никто.

Отэ нажал на педаль, квадрат пола медленно опустился вниз. Рон и Кэли увидели лесенку.

— Идите за мной, — приказал Отэ.

Они вошли в просторный машинный зал, ряды металлических конструкций холодно поблескивали. Каждая из конструкций имела окно или глазок — выпуклый, тускло-зеленый.

— До сих пор вы знали об эффекте только одного устройства, которое и названо тетлебом, — заговорил Отэ. — Теперь их шесть взаимодействующих. Сейчас вы увидите, насколько прогрессирует синтез.

В окнах поплыли изображения, они чередовались, самое большое окно дало четкое изображение планеты Аэлмо.

— Не правда ли, каким крошечным выглядит наш остров? А сколько воды кругом, сколько воды! Будь она проклята.

Напряжение сковало мышцы Рона. Слова Отэ, казалось, падали из глубины странных конструкций, этих загадочных наблюдающих и мыслящих устройств. Рон знал, что Отэ не верит в дальнейшую жизнь Аэлмо. Неужели его новое открытие подтвердит это неверие?

Волнение Рона передалось и Кэли, она жадно смотрела на изображения. Над безбрежным простором воды вдруг возникло темное тело, парящее в воздухе. Оно приближалось к гористой части острова.

— Летательный аппарат, — сказал Отэ.

Боковой люк машины открылся. Рон едва сдержал крик, когда увидел, что по лестнице, выброшенной из машины, спускается существо в сверкающем панцире. Оно коснулось поверхности острова и стало медленно поворачиваться, посылая световые сигналы. Существо хотело двинуться вперед, но словно кто-то держал его. Стал набирать силу ветер, небо потемнело. Существо ухватилось за лестницу и было втянуто в аппарат, который взмыл вверх и исчез. Отэ погасил тетлеб.

— Немного отдохните, — сказал он и опустился на мягкий стул.

Тягостное молчание нарушил Рон.

— Это существо… — сказал он, — почему оно так быстро исчезло? Какая-то фантастика…

Отэ мрачно усмехнулся.

— Может быть, лишь в час нашей гибели мы поймем, насколько реальна эта фантастика.

Он снова включил тетлеб. Теперь в окнах засветились движущиеся дороги, улицы, набережная. Информатор показал время — четыре часа дня. И вдруг… с поразительной быстротой тучи заволокли небо, подул резкий ветер, аэлки в панике прятались в укрытия.

Информатор показывал все те же четыре часа дня, а ураган уже бушевал.

— Пришельцы находились у нас считанные минуты, — сказал Отэ.

— Ты думаешь, что они…

— А кто же? Именно эти чудовища в панцирях! Их прилет вызвал ураган, уровень океана поднялся… Говорю вам: если они пробудут у нас немного больше, ураган достигнет такой силы, что остров скроется под водой.

— Это ваше предположение? — спросила Кэли.

— Это грозные факты. Как вы думаете, почему они скрылись так же внезапно, как и появились? Отвечу за вас: они проверили оружие, вот и все; Это обычные действия бандита, который готовится к нападению… Это начало вторжения…

— Ты сообщил о пришельцах Верховной Лиге? — хмуро спросил Рон.

— Я только сегодня закончил математический анализ этого события. Да и о чем мне говорить? Мы ничего не сможем сделать против чудовищ. Я не хочу паники, не хочу видеть страх…

— Вы забыли про наш луч, Отэ, — сказала Кэли. — Разве мы недостаточно сильны?

— Кэли, я, конечно же, помню о луче… Но вы не подумали о внезапности нападения чудовищ, о их оружии, которое вызывает сразу же ураган неслыханной силы… Поймите, мы можем в любую минуту ощутить их удар! И даже не догадаемся об этом — будем считать, что ураган возник сам собой.

— Успокойся, Отэ, — Рон встал. — Тетлеб — это, конечно, гениально. Но он может осмыслить и пересказать только те явления, которые бывают на нашей планете. Разобраться в пришельцах ему не под силу, верно?

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.