Империя хаоса. Тени Бога. Дилогия(третья и четвертая книга серии)

Киз Грегори

Серия: Век безумия [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Империя хаоса. Тени Бога. Дилогия(третья и четвертая книга серии) (Киз Грегори)

Империя Хаоса

ПРОЛОГ

Он сжался как пружина, от напряжения дрожал каждый мускул. Стиснув зубы и глядя на ангела сквозь щелки прищуренных глаз, он заворчал.

– Ты еще можешь изменить свое решение, – рассудительно произнес ангел, – и подчиниться мне.

Он расправил свои легкие оперенные крылья. На месте лица у него, как всегда, был сияющий овал.

Петр чувствовал во рту привкус крови, но превозмог себя и заговорил так, как и хотел, – отчетливо чеканя каждое слово:

– Я – Петр Алексеевич! Я – русский царь. Ты не можешь мне приказывать.

– Я ангел Господень.

– Ты самозванец. Ты лжец и предатель.

– Я спас тебе жизнь. Я спас твою империю. Я помог тебе удержать в повиновении староверов. Ты представил меня им как ангела.

Петр заметался по каюте, глубоко засунув руки в карманы кафтана. Лицо его, так часто ему неподвластное, судорожно дергалось.

– Чего ты хочешь? – выкрикнул он. – Чего вы, дьявольское отродье, от меня хотите?

– Я прошу у тебя самую малость. Разве я когда-нибудь претендовал на невозможное? Разве я требовал у тебя наград за свою службу?

– Ты просишь не малого, ты просишь все. Сейчас я вижу тебя насквозь.

– Сомневаюсь. Но если ты так хочешь умереть, что ж, хорошо.

Петр вынул из кармана небольшую вещицу кубической формы, с углублением на одной из сторон. Куб издавал звук – высокий и чистый.

Ангел насторожился:

– Что это?

– Подарок одного моего друга. Как оказалось, очень мудрого человека.

Петр положил в углубление шарик размером с дробину, и в ту же секунду пронзительный звук сотряс, казалось, всю Вселенную. У Петра сердце сжалось и затрепетало. И ангел почувствовал нечто подобное и огнем наполнил жилы Петра, и словно ветер ворвался и разметал ангела, каждое перышко растворилось в огне, превратившись в тонкую струйку дыма.

Но со смертью ангела боль не прошла. Волной чудовищной муки она обрушилась Петру на голову и увлекла куда-то вниз, и он вдруг почувствовал себя невесомым, казалось, будто он падает с огромной высоты в бездну.

Красные Мокасины, словно от резкого толчка, проснулся и обнаружил, что уже стоит на ногах. Он еще какое-то мгновение пошатывался, обретая устойчивость и пытаясь понять, где находится, но видение иного мира еще крепко держало его, отчего деревья вокруг, и земля, на которой он стоял, и звезды над головой казались чем-то нереальным.

Он достал трубку и щепотку Древнего Табака, раскурил трубку от тлеющего уголька, выкатившегося из потухшего костра. Теплый, с привкусом мускуса дым, вытекая из ноздрей, возвращал его к жизни. Постепенно мир вокруг обрел форму.

Он – Красные Мокасины, принадлежит к племени чокто, он их вестник войны, он творит для них чудеса, и сейчас он находится на территории натчезов, на холме, возвышающемся у Великого Водного Пути. Вершина холма плоская, размером с индейскую деревню, а вокруг нее – болота и топи, для обитателей подземного мира это выход на поверхность.

За спиной кто-то тихонько кашлянул, он обернулся и увидел Поедателя Кожи.

Поедатель Кожи принадлежал к народу натчезов, потомкам Солнц. Его смуглую кожу покрывали еще более темные татуировки, слегка расплывшиеся: он встретил восьмидесятую зиму своей жизни.

– Я почувствовал, – пробормотал Поедатель Кожи. – Ты знаешь, что это было?

– Нет, – ответил Красные Мокасины. – Но что-то очень значительное, что-то очень сильное. Все дети моей Тени умерли, возвращаясь оттуда.

– Да. Как только с запада начали приходить странные вести, я отправил их туда посмотреть, что там происходит. И они что-то увидели.

– На западе простирается большая земля, – произнес Поедатель Кожи.

– Я знаю. Но это все, что дети моей Тени успели рассказать мне. Если бы я только знал, где на западе… – Красные Мокасины замолчал, задумавшись.

Поедатель Кожи тоже о чем-то задумался, раскуривая свою трубку.

– Таким сильным, как ты, я не был даже в самые лучшие свои годы, – сказал он. – Возможно, ты самый сильный из всех людей, которых я встречал на своем веку. Но мой народ старше твоего народа, и натчезы помнят то, что чокто помнить не могут.

– Я согласен с этим, дедушка.

Они не были родственниками. Красные Мокасины так назвал старика только в знак уважения.

Поедатель Кожи широко раскинул руки:

– Место, где мы сидим, показывает, как устроен мир. Ты видишь это? Под нами и вокруг нас – глубины, из которых берет начало время. Земля вздыбилась, и ее лицо обращено на четыре стороны света. Ровная поверхность вершины являет собой весь срединный мир. Это напоминает рисунки на бумаге, которыми пользуются французы.

– Ты имеешь в виду карту? Но на карте изображено то, что находится на Земле. Реки, горы, города…

– Но случись городу переехать с одного места на другое, разве он и на французской карте переедет? Только в том случае, если они нарисуют новую карту, ведь так? А здесь же тебе нужно знать только одно – как правильно смотреть. Здесь мир всегда видится таким, каков он есть на самом деле.

Красные Мокасины, попыхивая трубкой, немного нахмурился, вдумываясь в слова старика. Затем он встал и, монотонно бубня, начал ходить по кругу, с каждым разом описывая больший круг и выдыхая дым то в одну сторону, то в другую. Снова он вошел в мир духов и видений.

Как только он углубился в этот мир, вид холма изменился. Равнины, горы и леса появлялись и исчезали у него под ногами, словно он действительно шел по невероятно детально составленной карте. Он пересек Великий Водный Путь, который англичане называли Миссисипи. Прошел над редким перелеском, и теперь внизу была только трава. Здесь наконец он нашел темное место и никак не мог рассмотреть, что там, словно это была какая-то пустота. Именно здесь дети его Тени услышали крик и почувствовали присутствие странной силы.

Он повернул назад, отмечая про себя ориентиры. Вновь вернуться в земли натчезов, которые находились в центре плоской вершины холма, было несложно. На мгновение, оказавшись в центре центра центров, он почувствовал головокружение, но почти сразу же, тряхнув головой, обрел ощущение реальности.

– Ты нашел его? – спросил Поедатель Кожи.

– О чем это вы там все трещите и не даете человеку поспать спокойно? – заворчали рядом.

Красные Мокасины обернулся к огромному, с широким лицом и носом-картошкой англичанину, восседающему на своих одеялах.

– Доброе утро, Таг, – сказал Красные Мокасины.

– Утро? – Таг покрутил головой, удивленно таращась во тьму. – Черт тебя дери! Если хочешь знать, утром солнце светит. – Он еще раз огляделся кругом, уже с более обеспокоенным видом. – Чего это вы повскакивали? Духи, что ли, к нам пожаловали?

– Нечто в этом роде. Ты все еще собираешься посмотреть на Нью-Пэрис?

– Ты что, хочешь сказать, что нам в другую сторону?

– Именно это я и хочу сказать. Мне нужно заглянуть кое-куда.

– Ну, если там есть женщины и ром, то старик Таг не будет особенно возражать.

– Что ж, – медленно начал Красные Мокасины, – у нас возникла вот такая непредвиденная ситуация…

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

МАГНЕТИЗМ

Хорошо известно, что тела оказывают воздействие друг на друга посредством притяжения – гравитации, магнетизма и электричества, эти примеры показывают направление и ход развития Природы и тем самым позволяют предположить, что помимо названных могут существовать и иные силы притяжения.

Сэр Исаак Ньютон. Оптика, 1717

Где заканчивается закон, там начинается тирания.

Джон Локк. Второй трактат о правлении, 1689
Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.