Простокваша

Волков Сергей Владимирович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Простокваша (Волков Сергей)

Никита стоял, уткнувшись лбом в оконное стекло, и плакал. В черноте ноябрьского утра редкие огоньки уличных фонарей и фары проезжавших машин расплывались большими желтыми кляксами.

За спиной мальчика, в углу темной комнаты, застыл сделанный Никитой из мегаконструктора космодесантник Дик в полном боевом облачении. У кровати на полу лежала книжка «Городок в табакерке». На полках стояли любимые игрушки – солдатики, машинки, макет деревянной древнерусской крепости. Над компом мерцала в сфере объемника скрин-картинка – муравьи строили муравейник, таская палочки, травинки и листики.

Своя комната, свои вещи, все привычно и знакомом. Через час Никита будет в школе, сегодня его любимое рисование. «Все хорошо!», – в который раз говорил себе мальчик: «Еще три дня – и будет мой день рождения, десять лет, первая круглая дата, как сказал папа. Будут гости, подарки, торт…».

В эту школу Никита ходит всего месяц. Раньше они жили в другом городе, там, где он родился. Там остались бабушка с дедушкой, друзья и… и хорошее настроение. Здесь, на новом месте, все вроде бы нормально, но что-то не так, что-то не так…

Слезы полились еще сильнее. Никита знал – плакать в его возрасте стыдно, он же не девчонка, но… Это непонятное чувство, похожее на страх… Оно всегда приходит по утрам. Никита представлял его в виде черной змеи, которая выползает из своей спрятанной где-то в закоулках его души норы и обвивает мальчика темными кольцами, душит хорошее настроение и вообще все хорошее.

Когда появляется змея, Никите сразу хочется стать крохотным, не больше муравья с компьютерного скрина, и спрятаться куда-нибудь, в какой-нибудь уютный, малюсенький, полный тайн и загадок городок, такой, как в книжке, которую он читал перед сном. Школьный психолог говорил что-то о мегафобии. Никита понял – психолог считает, что он боится больших предметов, больших домов и больших людей. Наверное, это не правда. Ведь он ходит в школу, гуляет, играет, даже сделал этого дурацкого десантника…

Вспомнив про Дика, Никита снова заплакал. Теперь желтые кляксы за окном слились в одном большое пятно, красивое, радужное пятно, в которое хотелось нырнуть, как в воду.

– Никита! – позвала мама с кухни: – Сынок, завтрак готов!

– Никитос! – немедленно подхватил басом старший брат Андрей: – А ну бегом! Бегом!

Никита услышал, как папа что-то негромко сказал Андрею, на что брат обиженным голосом ответил:

– А чего он… Всегда как сонная муха! Опять, небось, рыдает у окошка…

– Андрей! Не трогай брата! – это уже мама. Она всегда заступается за Никиту. Но легче почему-то не становится.

Сейчас опять папа скажет, что это ненормально, мама расстроится, Андрей будет подначивать… Надо побыстрее съесть эти дурацкие сырники, выпить чай, и уйти.

Никита всхлипнул, вытер слезы рукавом и побрел на кухню.

– И вправду – ты опять ревел? – отец нахмурился: – Да что ж с тобой такой, сын?

– Он у нас страдалец! – ухмыльнулся Андрей, привычно уклонился от дежурного маминого подзатыльника, и подмигнул Никите, мол, не боись, я тебе еще не так подковырну!

– Иди-ка, дружок, умойся как следует, – папа кивнул на ванную комнату. Никита послушно вылез из-за стола и побрел умываться.

В ванной он включил воду, сунул руки под струю и прислушался. В кухне разговаривали, как любит говорить мама, «на повышенных тонах». До Никиты долетали обрывки слов: «…психолог сказал, что…», «…повышенная нервозность…», «…переезд из другого города, старые друзья…», «…неврастения в таком возрасте?!», «…но в школе же все нормально, с ним никто не конфликтует…», «…Анна Петровна говорила, что он странный…», «…мегафобия…», «…и что теперь, психиатор?», «…будь с ним поласковее…», «…давай спросим его, что он хочет…», «…Андрей, сколько раз тебе повторять – он же маленький…».

Никита набрал в ладошки воды, плеснул в лицо, завернул кран и взялся за полотенце. Голоса немедленно смолкли, потом отец сказал: «Я сам его спрошу, сейчас же!».

– Никитка, сынок! – папа смотрел на мальчика, улыбаясь краешками губ: – Что бы ты хотел получить в подарок на день рождения? Вот самое-самое… Чтоб – больше всего на свете?

Никита сел на свое место, уткнулся носом в тарелку с сырниками, посопел и выдавил:

– Папа, а вы могли бы подарить мне… Набор «Творец», номер 7, с использованием нанотехнологий… Помнишь, мы видели в «Детском мире»?

– Ого! – отец крякнул. Мама всплеснула руками, а Андрей хотел выдать очередную «дико смешную» хохму, да так и застыл с открытым ртом…

* * *

Дни до дня рождения тянулись, словно вагоны пригородного монорельса. Вроде первый вагон уже просвистел над головой, а конца и края состава все нет.

Никита ходил в школу, сидел на уроках, носился на переменках вместе со всеми, дома прилежно делал домашние задания, пробовал играть в солдатиков по вечерам, даже включил один раз космодесантника Дика, но все мысли мальчика были о «Творце».

«Подарят или не подарят? – гадал Никита, – „Творец“, конечно, стоит дорого, зато если у меня будет такая штука…». Собственно, что случится, если «такая штука» действительно появится в Никитиной комнате, он толком не знал. О «Творце» Никита прочитал на одной из страниц «зеленого», детского Глобал-нета. Там описывались различные модели «Творцов», и особенно расхваливали седьмой номер – с его помощью, как обещали создатели, любой ребенок может создать свой собственный маленький мирок, причем совершенно реальный, без виртуальных объектов и декораций.

Долгожданный день рождения прошел, увы, как всегда: пришли мама-папины друзья Кузнецовы, Решетниковы и Комовы, были их дети – Игорь, Вовка, Олег и маленькая Аннушка. Торт, чай, лимонад, пирожные, игрушки, виртуальные поединки на компе, голографический баскет, новые серии «Десантника Дика» по объемнику. Все здорово – и все не то…

Никита несколько раз ловил глазами взгляд отца, но тот лишь улыбался.

День стал клониться к вечеру, гости разъехались. Никита подошел к маме, которая выгружала чистую посуду из кухонной машины, ткнулся лбом в локоть.

– Что такое, Никитушка? Опять? Ты же именинник сегодня! – мама повернулась к сыну: – Ты видел, какую куртку тебе прислали бабушка с дедушкой? Настоящий хамелеон, всепогодная, с маячком, климат-контролем и встроенным миникомпьютером!

– Это хорошо… – вздохнул Никита: – А вот… мама, вы же сами спрашивали, чего бы мне хотелось… Я думал…

В глазах вдруг защипало, и знакомая черная змея выползла из каких-то секретных глубин и начала обвивать мальчика темными кольцами отчаяния.

– Никитка! – на кухню вошел отец, легонько хлопнул сына по спине: – Знаю, знаю, чего ты ждешь… Но в магазине твоей модели не было, пришлось заказать на складе. Завтра привезут.

– П-правда, папа?… – сквозь наворачивающиеся слезы спросил Никита и улыбнулся. Черная змея немедленно оставила его и ушмыгнула в свою потайную нору.

* * *

Контейнер с «Творцом» привезли под вечер. Курьер, явившийся в сопровождении киберносильщика, несущего на платформе большой темно-синий ящик, с интересом посмотрел на родителей, купивших своему сыну ТАКОЙ подарок. Затем он прощелкал на мобикоме кредитку отца, вставил в прорезь на боку контейнера карточку-гарантийку, дождался, пока пискнет сканер, потрепал Никиту по щеке: «Ну, владей, Демиург!», и откланялся.

«Творец» еле влез на Никитин стол. Мальчик сам подсоединил питание, сетевые разъемы, закрыл дверь, пообещав всем домашним, что как только он «сотворит» чего-нибудь стоящее, обязательно всем покажет, уселся за стол и приложил палец к сенсору «старт».

В первые несколько секунд ничего не произошло. Потом в недрах «Творца» раздалось жужжание, стрекот, щелчки, вспыхнуло несколько ярких красных и зеленых точек на поверхности контейнера, и вдруг верхняя крышка с шипением разделилась надвое, половинки ее разъехались в стороны, приняли вертикальное положение и ушли вовнутрь.

Взгляду Никиты открылось ровное прямоугольное пространство рабочего стола «Творца», покрытое гладким серым пластиметом. Сзади выдвинулась дырчатая пластинка проектора объемника, спереди прямо Никите на колени выехала клавиатура, сбоку с характерным щелчком выскочил джойстик.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.