Мифы русского народа

Науменко Георгий Маркович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Мифы русского народа (Науменко Георгий) * * *

Кот Баюн

Наделён чудесным, завораживающим голосом, слышным за семь вёрст. Как замурлыкает, так напускает, на кого захочет, заколдованный сон. Видения во сне не отличаются от обычных переживаний, и всё происходит словно в реальной жизни.

Смеркается. На улице становится темно и пустынно. По городу идёт Кот Баюн. На хвосте у него два узелка висят. На спине два котёнка сидят.

Подходит он к дому, отворяет окно и подаёт котёнка. Девочка увидала, обрадовалась и говорит:

– Какой котёнок хорошенький, пригоженький! Возьму его себе!

Забрала девочка котёнка, легла спать. Кот Баюн доволен. Развязал один узелок, выпустил сон и дрёму на волю и мурлыкает:

– Мурр-мурр-мурр, усни! Мурр-мурр-мурр, усни!

Девочку сладкий сон стал одолевать. Дрёма на глаза накатилась. И видится ей, что она белочка с золотым орешком, с ветки на ветку прыгает. Чудится, что она рыбка – серебряная спинка, по морю-океану плывёт и корабли обгоняет. Снится, что она жаворонок, над полем летает, песенки распевает и солнышко крылышками достаёт.

Идёт дальше Кот Баюн. Отворяет в другом доме окно. Подаёт котёнка. Мальчик увидал и говорит:

– Не люблю котят! Мучить буду рад!

Кот Баюн не дал ему котёнка. Мальчик лёг спать. Кот Баюн недоволен, напустил сон-угомон, мурлыкает:

– Мурр-мурр, усни! Мурр-мурр, усни!

Мальчика сон стал одолевать, Угомон глаза закрывать. Видится мальчику, что он заяц и за ним волк гонится, вот-вот зубами схватит. Заяц споткнулся, через голову перевернулся, в голубя превратился и в небо полетел. Увидал голубя коршун, за ним погнался, так и хочет когтями вцепиться. Голубь в воду нырнул и превратился в карася. И в море поплыл. Увидала карася щука, пасть открыла, острые зубы показала, за ним погналась. Не хочется карасю от щуки смерть принимать. Выбросился он на берег и прямо к рыбаку в горшок попал. Рыбак увидал рыбу, поставил горшок на огонь и говорит:

– Славная уха будет!

Страшно и жутко стало мальчику, и он закричал:

– Спасите! Я пропал!

И тут проснулся, глаза открыл. Кот Баюн затворил окно и пошёл по городу дальше.

Домовой

В восточнославянской мифологии дух дома. Живёт на чердаке возле трубы, в углу за печью или под печным порогом. Досаждает людям воем, писком, шумом по ночам. Творит мелкие пакости: бросает и бьёт горшки, стучит вьюшкой, кидается из подпола луковицами, с печи шубами и подушками – от скуки забавляется. Пересчитывает скотину в хлеву, но считать умеет только до трёх.

* * *

Было это давным-давно, на зимние святки. Собрались как-то в крещенский вечер к одной девушке подружки – о женихе гадать. Стали они через дом башмачки бросать, кому что сбудется – не минуется загадывать.

Побросали башмачки и пошли смотреть, в какую сторону носок башмака указывает: в сторону родного дома – в девках сидеть, в сторону чужого – замуж идти. Все подружки нашли свои башмачки, а одна девушка не нашла. Искала она, искала, ходила вокруг дома, ходила. Потом поглядела на небо и спрашивает:

– Месяц – золотые рога, скажи: не видал ли ты моего башмачка?

Месяц отвечает:

– Меня чёрная туча закрыла, я не видал!

Подошла девушка к воротам и спрашивает:

– Ворота – дубовые верейки, не видали ли вы моего башмачка?

А ворота скрипят:

– Нас снег запорошил, мы не видали!

Спрашивает она у печной трубы:

– Печная труба, ты высоко торчишь, далеко глядишь, не видала ли ты моего башмачка?

– Из меня дым повалил и меня закрыл, – отвечает печная труба, – я не видала!

Пришла девушка в дом. Вдруг голос из-за печки говорит:

– Девушка, девушка, я твой суженый-ряженый! Выходи за меня замуж.

Испугалась девушка, а деваться-то некуда. Вот она спрашивает:

– А ты кто такой?

– Я домовой.

– А ты молодой?

– Я молодой домовой, мне всего тыща лет.

– Нет, не пойду я за такого старика замуж!

Тут из-за печки полетел её башмачок и на пол упал. Поняла девушка, кто его подобрал и унёс – домовой озорничал.

* * *

Сидит мальчик дома один. Стал скучать. Думает: «С кем бы мне поиграть?» Вдруг слышит, за печной трубой кто-то стучит и гремит. Понял, что там домовой сидит. Поставил мальчик на полку водицы кружку и зовёт:

– Домовой, домовой,Что сидишь ты за трубой?Выйди на минуточку,Поиграй со мной в игрушечку,Дам тебе за это воды кружечку!

Не выходит домовой. Всё стучит, гремит за печной трубой. Положил мальчик на полку луковичку и опять зовёт:

– Домовой, домовой,Что сидишь ты за трубой?Выйди на минуточку,Поиграй со мной в игрушечку,Дам тебе за это луковичку!

Не выходит домовой. Всё стучит, гремит за печной трубой. Положил мальчик на полку булочку и снова зовёт:

– Домовой, домовой,Что сидишь ты за трубой?Выйди на минуточку,Поиграй со мной в игрушечку,Дам тебе за это булочку!

Скрипнула на полу половица. Мальчик обернулся – никого нет. Потом посмотрел на полку. Вдруг косматая, костоватая рука хвать с полки булочку и исчезла в одну секундочку.

Пришли в избу старик со старухой. Мальчик говорит:

– Бабушка, дедушка, я домового видал! Он с полки булочку взял, а со мной не поиграл!

Они ему говорят:

– Домового нет! А булку кот съел или мыши в норку утащили.

Не поверили мальчику старик и старуха.

Наступила ночь. Улеглись все в доме спать: мальчик – на кровать, старуха – на печку, старик – на полати. Стоит в избе тишина, только в щели сверчок поёт, в норке мышка скребётся, а под лавкой кот во сне мурлычет.

Вдруг заскрипела дверь. Входит в избу тётка Лихорадка. Идёт к кроватке. Вышел из тёмного угла ей навстречу домовой. Грозно машет косматой, костоватой рукой. Спрашивает:

– Ты зачем пришла?

Тётка Лихорадка отвечает:

– Иду к мальчику. Почешу ему пятку, напущу лихоманку.

– Что же с мальчиком будет?

– В лихоманке начнёт его трясти трясовица, знобить знобуха, ломать ломотуха, жаром изводить горячка, заберёт силы гнетуха, изведёт трепуха. Долго ему не жить.

Разозлился домовой, толкает тётку Лихорадку рукой:

– Не смей мальчика обижать! Он меня угощал булкой и звал к себе поиграть с игрушкой.

Не уходит тётка Лихорадка. Принялся домовой её за косы трепать, из печки золу брать и в глаза бросать. Испугалась тётка Лихорадка. Бросилась из избы убегать. Ушла в другое место. О драчуне-домовом не забыла, больше в избу не приходила.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.