Заветная мечта

Бранд Фиона

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Заветная мечта (Бранд Фиона)

Глава 1

Темные волосы, убранные в блестящий аккуратный узел… Необычные глаза цвета морской волны… Изящное тело, сводящее его с ума своими изгибами…

Резкий стук в дверь его номера в Сиднее вытолкнул Зейна Атреоса из беспокойного сна. Прикрыв глаза от яркого утреннего солнца, он выскользнул из шелковых простыней.

Натянув джинсы и пригладив рукой волосы, он направился к двери.

В памяти всплыло письмо, подтверждавшее, что его сводный брат Лукас купил кольцо для помолвки с женщиной, которую он явно едва знал. Лайла Коул — женщина, о которой Зейн мечтал последние два года, но не хотел в этом признаваться.

Его самообладание, которое он едва контролировал с тех пор, как узнал, что Лукас не только встречается с Лайлой, но и собирается на ней жениться, покинуло его, когда он вошел в золотую с бирюзой комнату, напомнившую ему средиземноморское изобилие его родного острова Мединос.

Вместо того чтобы успокоить его, старинные расшитые драпировки напомнили ему о том, что он не был рожден для всей этой роскоши. Ему придется поговорить со своей новой ассистенткой, которая явно была излишне романтичной.

Проходя через гостиную, он услышал, как дверь открылась. В комнату вошел Лукас Атреос, и Зейн с усмешкой вздохнул. Десять лет назад, в Лос-Анджелесе, можно было подумать, что его номер взломали, но это была Австралия и отель, принадлежащий его отцу, директору богатейшей компании «Атреос-груп». Конечно, у Лукаса были ключи.

— А телефон для тебя не существует?

Закрыв дверь, Лукас положил магнитный ключ на столик.

— Я звонил, но ты не брал трубку. Помнишь Лайлу?

В этом и была причина, по которой Зейн был в Сиднее, а не заключал сделки во Флориде.

— Твоя новая невеста. — Ее красота мучила Зейна во снах на протяжении двух лет. — Да, помню.

Лукас был несколько раздражен.

— Я еще не делал предложения. Как ты узнал?

— Моя новая личная ассистентка была раньше твоей ассистенткой, не забыл? — Вот почему у Зейна была возможность оценить вкус брата.

К тому же Елена в свободное время по-прежнему осуществляла покупки для Лукаса.

— А, Елена. — Лукас осмотрел комнату, и в его глазах засветилось понимание.

Зейн отвернулся и прошел в кухню. В огромном зеркале он уловил свое отражение: темная, загорелая кожа, широкие плечи и стройный торс с несколькими шрамами. Три серебряные сережки в ухе напоминали ему о зря потраченной юности.

В элегантной комнате он казался мрачным варваром, которого не коснулась цивилизация, абсолютно не походя на своих классически красивых братьев. С генами, наследованными им от семьи Сальваторе, как и с душевными травмами, полученными в детстве на улицах Лос-Анджелеса, он ничего поделать не мог.

Зейн налил себе воды и сделал несколько маленьких глотков. Холодная вода не смогла погасить беспричинной ревности, которая возникала при мысли о Лукасе и Лайле — идеальной паре. Помолвка… Он так же вздрагивал от этой идеи, как и впервые увидев на картинке кольцо. Стакан со стуком опустился на стол.

— Не думал, что Лайла в твоем вкусе.

Женственная и великолепная, главный дизайнер «Жемчугов Амбрози», Лайла, по мнению Зейна, была слишком сосредоточена на поиске богатого мужа. Два года назад, когда они впервые встретились на ежегодном балу по сбору средств для бездомных детей, который организовывал Зейн, он стал свидетелем, как Лайла охмуряла своего богатого начальника. Даже защищенный своим горьким опытом предательств, Зейн был околдован деловым блеском ее глаз. Он не смог устоять и спас несчастного старика, сорвав планы Лайлы.

К сожалению, все вышло из-под контроля, когда они с Лайлой оказались наедине, и Зейн поцеловал ее. За поцелуем последовал другой, разжигая огонь, который чуть было не поглотил их. То, что его раздражал деловой подход Лайлы к браку, и то, что она отличалась от других женщин, делало воспоминания о его ошибке еще более мучительными.

Если бы его предыдущая ассистентка не нашла их в самый ответственный момент, он бы совершил еще более ужасную ошибку.

Лукас, пройдя за Зейном на кухню, написал на визитке номер и оставил ее на столике.

— Лайла согласилась быть со мной на свадьбе Константина. Через пару часов я улетаю на Мединос. Я собирался организовать ее вылет за день до свадьбы, но раз ты здесь… — Он нахмурился. — Кстати, а почему ты здесь? Я думал, ты поглощен переговорами.

— Я взял пару дней отсрочки.

Лукас пожал плечами и открыл холодильник. На полках лежали свежие фрукты, сыр, паштет и соки. Зейн отметил, что там была клубника в шоколаде.

— Неплохой ход. — Лукас рассматривал бутылку дорогого французского шампанского. — Ничто не говорит о том, что мы хотим продать отель. Не против, если я съем что-нибудь? Я пропустил завтрак.

Конечно, он слишком занят женщинами, чтобы думать о еде. Зейн слышал, что у Лукаса безумный роман с Карлой Амбрози, сестрой невесты их брата Константина и сотрудницей по связям с общественностью в компании Амбрози.

— Устрицы. — Лукас удивленно поднял брови. — У тебя кто-то есть?

Зейн угрюмо посмотрел на блюдо с устрицами, лимоном и солью.

— Насколько я знаю, нет.

Если только его помощница не сделала каких-то распоряжений. Если она помогала Лукасу в свой обеденный перерыв, от нее можно ожидать чего угодно.

— Угощайся.

«Моя девушка». Мысль вынырнула из подсознания и укрепилась в мозгу. Никакие доводы не действовали на него. Особенно когда речь шла о Лайле.

С девяти лет отношения для Зейна составляли трудности. После того как его экстравагантная мать столько раз бросала его ради очередного брака, он окончательно разучился верить женщинам, особенно охотящимся за богатыми мужьями. Брак он даже не рассматривал.

Лукас взял тарелку с клубникой и съел одну ягоду.

— Тебя не волнует, что Лайла — охотница за состоятельным мужем? — спросил Зейн.

На лице Лукаса появилось странное выражение.

— Вообще я уважаю ее за прямоту. Это освежает.

Несмотря на попытки расслабиться, пальцы Зейна сжались в кулак.

«Значит, Лукас тоже очарован ею», — подумал он.

Теперь, когда Зейн понял, что Лайла должна быть его, он не мог отделаться от этой мысли. С каждой секундой его решение крепло.

Два года после их внезапно вспыхнувшей страсти, чуть не закончившейся сексом, Зейна преследовала мысль о том, что Лайла могла принадлежать ему. Но все это время он держал себя в руках, не давая шанса завести роман с ней.

Лукас выбрал самую большую и спелую ягоду.

— Лайла боится летать. Я надеялся — раз ты пилотируешь корпоративный самолет, то возьмешь ее с собой.

Зейн напрягся. Ему было противно от мысли, что Лукас считает, будто Зейн доставит Лайлу ему прямиком в постель. Он сосредоточился на первой части фразы. За все время их знакомства Лайла ни разу не сказала, что боится полетов. Почему-то это сильно раздражало.

— Прости мое любопытство, но как долго вы с ней знакомы?

Лукас бывал в Сиднее, но не так часто, как Зейн. Он ни разу не слышал, чтобы Лайла упоминала Лукаса.

— Около недели, плюс-минус.

Все внутри Зейна замерло. Он знал график своего брата. Им всем пришлось изменить свои планы, когда умер Роберто Амбрози, член одной из сильных и богатых семей Мединоса. «Атреос-груп» пришлось защищать свои интересы, продвигая почти обанкротившейся «Жемчуга Амбрози». Враждебность при погашении огромных долгов поугасла, когда Константин объявил о возобновлении помолвки с Сиенной Амбрози. Приближающаяся свадьба уладила конфликты между двумя семьями. Зейн также знал, что Лукас лишь накануне прилетел в Сидней.

Зейн провел последнюю неделю в Сиднее, чтобы организовать ежегодную встречу благотворительных фондов. Как обычно, Лайла, помогавшая с картинным аукционом, была вежлива, собранна и чувственна. Она ни слова не сказала о Лукасе.

— Почему ты не возьмешь Лайлу с собой?

Лукас внезапно заинтересовался выбором клубники.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.