Женская солидарность

Гарднер Ронда

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Женская солидарность (Гарднер Ронда)

1

Маленький автомобильчик свернул к тротуару и остановился около потемневшего от лондонской грязи и копоти конторского здания, углом выходившего на Стрэнд. Десмонд Барклэй выключил мотор и откинулся на сиденье, нетерпеливо и раздраженно глядя на сидевшую рядом девушку.

— Больше мне сказать нечего. Я открыл все карты, но тебя не переупрямить.

Энн Лестер с трудом выпрямила ноги в тесной кабине.

— Мне больше ничего не остается. Если я еще немного задержусь в Боксфордской труппе, я окончательно ошалею. Я в ней уже четыре месяца, и ни единой роли. Ни строчки, ни чиха.

— Ты слишком быстро всего хочешь. Сколько, по-твоему, пришлось пыхтеть мне, прежде чем я достиг того, что имею?

— Я знаю, — ответила она. — Но у меня нет твоего терпения.

— В нашей профессии без терпения не обойтись. Если бы ты знала о театре столько, сколько я, ты бы это поняла.

Она отвернулась от него.

— Нет смысла продолжать этот разговор. Я приняла решение, и ты не заставишь его переменить.

Она сделала движение, собираясь выйти из машины, но он поймал ее за руку.

— Ты не можешь так вот взять и уйти.

— Я напишу тебе несколько слов на адрес труппы.

— Меня, может, там уже не будет. Если просмотр у Арнольда Бектора пройдет хорошо, я перееду в Кентон. Дай лучше мне свой адрес. Почему ты его скрываешь?

— Я не скрываю.

— Нет, скрываешь. Почему ты боишься довериться мне?

Он скользнул по сиденью к ней:

— Мы в хороших отношениях друг с другом, и если бы ты захотела, мы могли бы неплохо работать вместе.

— Нет, спасибо. Я хочу, чтобы меня ценили по моим способностям. Если бы я стремилась к тому, чтобы меня кто-то устраивал куда-то, я бы не торчала четыре месяца без роли.

Десмонд окинул оценивающим взглядом ее стройную фигуру, которая даже сейчас, когда она скорчилась в машине, вызывала в нем желание. Длинные стройные ноги скрещены, лакированные босоножки подчеркивают высокий подъем. Ее сужающееся книзу лицо с точеными чертами не переставало волновать его с первого дня знакомства, хотя он хорошо изучил его, как и все нюансы ее голоса. Она продолжала оставаться для него такой же загадкой, как и тогда, когда он увидел ее впервые. Он погладил ее по голове, по мягким белокурым волосам.

— Нет, дорогая, — тихо произнес он. — Я уверен, что, будь ты сговорчивей, мгновенно получила бы роль. — Он наклонился и коснулся губами ее рта. — Энн, я схожу по тебе с ума.

— Десмонд, не надо. Люди смотрят.

— Ну и что? Ты же знаешь, я лучше всего себя чувствую, когда есть аудитория! — Взгляд его стал серьезным. — Почему ты так холодна? Дай себе волю!

— Но я в тебя не влюблена.

— Ты даже и не пытаешься это сделать. Я знаю, что вел небезупречную жизнь, но скажи слово надежды, и я не посмотрю больше ни на одну женщину. — Он крепко держал ее за плечи.

Поняв, что вырываться бесполезно, она расслабилась.

— Энн, дорогая, поцелуй меня. — Он на мгновенье ослабил хватку, чтобы обнять ее рукой за талию, но она, тут же освободившись от его рук, выскочила из машины.

— До свиданья, Десмонд.

— Энн, подожди. Мы не можем расстаться вот так.

Она помахала ему рукой.

— Напиши мне несколько строк на этот адрес, мне передадут.

За ее спиной он увидел небольшую вывеску, и на его лице отразилось изумление.

— Брачное агентство… Энн, ты с ума сошла?

— Совсем нет, — рассмеялась она. — Я пойду погляжу, нет ли у них в журналах продюсера или начинающего драматурга!

Она поднялась по узким ступенькам крыльца и толкнула застекленную дверь с надписью «Брачное агентство Мак Брайд».

Сидевшая за машинкой девушка подняла голову и улыбнулась ей.

— Добрый день. Чем могу служить?

— Я хотела бы увидеть мисс Мак Брайд.

— У вас назначена встреча или вы записаны в наш журнал?

— Ни то, ни другое, — улыбнулась Энн. — Я ее знакомая.

— Тогда проходите в кабинет: у нее сейчас никого нет.

Энн открыла дверь во вторую — большую — комнату. Женщина средних лет, сидевшая за столом, подняла голову и заулыбалась при виде стоявшей на пороге девушки.

— Энн! Как это замечательно! Как я рада тебя видеть!

— Господи, Марти, а как я рада снова увидеть, тебя. Ты себе не представляешь, как я скучала без твоего ворчанья!

Марти ласково улыбнулась.

— Еще несколько дней, и тебе пришлось бы скучать дальше: я ложусь в больницу. Нет, ничего серьезного. Так, чисто косметическая процедура, но на которую придется потратить не менее двух месяцев.

— Я представить себе не могла, что у тебя что-то не в порядке со здоровьем. А что же будет с агентством?

— Пегги придется постараться. Я пыталась найти себе временную замену, но это оказалось безнадежным делом.

— Может, лучше временно закрыть его?

— Боюсь, тогда это будет не временно, а гораздо дольше, — вздохнула Марти. — Если я закрою агентство в этом месяце, считай, что оно закрылось навсегда. Именно те заявки на знакомства, которые я беру сейчас, и дают мне работу на год.

— Понимаю, — нахмурилась Энн. — Мне и в голову не приходило, что это так серьезно.

— Это настолько серьезно, что только об этом и думаю, — Марти потянулась за сигаретой и закурила. — Давай лучше поговорим о тебе. Почему ты приехала из Боксфорда?

— Я ушла из труппы. Четыре месяца бегать, разнося чай, более чем достаточно. И вот я здесь — без работы, без перспектив. Я дошла до того, что согласилась бы играть задние ноги лошади. Все-таки роль!

— Почему же ты не повидаешься с кем-нибудь из друзей отца? Лори был самым крупным лондонским актером… Они помогут тебе, хотя бы ради памяти о нем.

При упоминании об отце Энн помрачнела. Как больно, что он погиб так нелепо и так безвременно.

Подняв голову, она решительно заявила:

— Я не хочу зарабатывать на имени отца. Поверь, если я не смогу получить роль благодаря собственным способностям, то лучше буду мыть полы.

— Ну, мыть полы это уж чересчур. Но если тебе нужны деньги, я могу дать тебе работу здесь, в агентстве.

— Нет, спасибо. Ты и так еле сводишь концы с концами, не хватало тебе еще обо мне заботиться.

— Это не по доброте душевной, — сухо ответила Марти. — Я думала, что ты сможешь помочь Пегги, пока я буду в больнице.

Энн расхохоталась.

— Ну, теперь я вижу, что ты шутишь! Я же ничего не знаю о работе брачного агентства.

— У тебя есть воображение и такт. А это самое главное. Что ты скажешь?

Энн запустила руки в волосы, отчего белокурые кудряшки образовали вокруг нечто вроде сияющей короны. Наверное, забавно будет два месяца поработать купидоном. Особенно если этим она поможет Марти в трудной ситуации. Глаза ее сверкнули, в голосе зазвучали веселые нотки.

— Марти, я знала, что ты мне поможешь. Жалко, что папа не на тебе женился.

— Чушь! — резко проговорила Марти. — Мы оба были слишком упрямые, чтобы быть вместе. Лори был замечательным человеком, но он хотел, чтобы все вокруг было, как хочет он. Если тебе не дадут роль за то время, пока я буду в больнице, пообещай, что съездишь, пусть ненадолго, домой.

— Как я смогу получить роль, если буду работать в агентстве?

— Можно взять несколько дней, это не проблема. Ты нужна своей матери, Энн. Она все еще горюет по Лори. — Марти наклонилась вперед и улыбнулась. — У тебя обаянье Лори, моя дорогая, но меня ему не удавалось обвести вокруг пальца, не удастся и тебе. Решай, соглашаешься или нет?

Энн опустила глаза на ковер, и Марти вздохнула, глядя на нее. Если бы ей хватило храбрости выйти замуж за Лори Лэнгема, когда он не был известен, Энн могла бы быть ее ребенком. Это было решение, о котором она сожалела всю последующую жизнь.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.