Мотылёк

Серия: Вселенная Содружества [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Часть первая

1

Космический лайнер летел в холоде безграничного пространства, бережно защищая тех, кто доверился ему — и легко и безмятежно проводил своё время на его борту. Чрево его походило на небольшой курортный городок или на богатый отель со всеми его особенностями, вплоть до бального зала, в котором основную, но незаметную роль играли распорядители отдыха — естественно, для тех, кто смог себе позволить билет на этот лайнер… Трое суток беззаботной светской жизни в глубоком космосе — не для всех по карману.

… Тривиальная блондинка… Лора смотрела в зеркало, осторожно натягивая на руки тончайшие бирюзовые перчатки, а камеристка, стоящая сзади, лёгкими движениями расправляла и вытягивала её короткие после завивки локоны, придавая им шарм небрежно разбросанных по плечам — модная причёска нынешнего сезона. Кожа обнажённых плеч, шеи и декольте, слегка припудренная, выглядела идеально бархатной. Цвета морской волны, приталенное, платье ниже колена состояло из «небрежно сшитых лоскутков», разлетающихся при движении, и замечательно обрисовывало идеальную же фигурку. Туфельки на тонком каблучке — расчёт на танцы. Пара колец на пальцах, тонкий браслет на кисти, изящное колье, подчёркивающее тонкие плечи, — всё в меру и рассыпает мельчайшие искры под искусственным светом…

Мимолётно думая о бале, Лора пристально вглядывалась в отражение. Ну, что ж… Тонкое лицо, тёмные брови вразлёт; большие светло-серые глаза; небольшой носик, слегка вздёрнутый; прелестный, нежно очерченный рот и покой всех черт лица — идеальная кукла. Пусть… так думают. Она и не возражает. Прятаться легче. Так легче держать себя, а умение держать себя в свете много значит.

— Лора! — окликнул её муж, в соседней комнате апартаментов отчаянно сражавшийся с шейным шёлковым платком. — Помоги!

Она выждала, пока отойдёт камеристка, и приблизилась к мужу. Эмиль покраснел от напряжения, пытаясь разглядеть, что за узел у него получился.

— Пожалуйста, убери руки, — сказала Лора и, едва муж отдёрнул пальцы, мгновенно вывязала нужный узел.

— Спасибо, Лора, — с облегчением сказал Эмиль. И шагнул мимо, к зеркалу. Взгляд на себя — и довольно просиял. Глаза блестят давно — от предвкушения, с какими женщинами он сейчас будет общаться и как легко очаровывать их. Последнее у него получается весьма и весьма.

Поженились они с полгода назад. До замужества, со стороны глядя на Эмиля, импозантного, красивого молодого мужчину, Лора неясно мечтала, как он разбудит в ней чувственность, как будет гордиться тем, что у него такая красивая и нежная жена… Месяц они пытались стать друг другу ближе. Первым сдался Эмиль, снова начав бегать за каждой мало-мальски хорошенькой женщиной. А Лора так и осталась в недоумении, отчего знакомые светские дамы так жалеют её (пару раз она нечаянно подслушала их беседы), когда обмениваются сплетнями об изменах её мужа. Она знала всё. И ей было всё равно. Не получилось — так не получилось. Ревность? Никакой. Правда, постели разные — она настояла. Но это единственное. И Эмиль не возражал.

Когда Лора пыталась определиться с отношениями «она — муж», всего лишь спокойно думалось, что дружеские отношения — это тоже неплохо. Постель ей как-то не понравилась, а когда слышала, как восторженно говорят об Эмиле как страстном любовнике, лишь мысленно пожимала плечами: может быть — для кого-то. А может, ей постель и не нужна? Сколько вокруг семей, супруги в которых часто живут без пресловутой востребованности секса… На светских вечерах без партнёров по танцам она всё равно не оставалась, будучи в курсе основных событий в обществе и в политике, чтобы поддержать тему, предложенную собеседником. И поговорить с нею желали многие. Она знала, что красива, светски раскованна. Чего же больше — для разнообразной жизни? Тем более что ни она, ни муж не работали. Будучи младшими в своих семьях, довольно богатых, они жили на выделенные им родителями финансы, достаточные, чтобы не заботиться о хлебе насущном. Оба не стремились обзаводиться хозяйством, часто путешествовали и принимали самое активное участие во всех светских мероприятиях, в каких бы местах ни побывали. «Порхаем, как мотыльки», — улыбнулась она, глядя, как прихорашивается муж.

Эмиль нетерпеливо предложил ей руку, и они вышли в просторный коридор, а затем к лестницам, спускающим в бальный зал. Здесь уже оживлённо переговаривались люди, нетерпеливо ждущие разгара празднества. С молодой парой здоровались и раскланивались. Снизу доносились радостные для сердца звуки оркестра, а середина зала уже оказалась занята танцующими. Пара переглянулась: блеск зального пола под паркет, переливчато-хрустальное освещение сверху и со стен, сверкающие наряды присутствующих, «живая» музыка, лёгкая мебель у стен, обвитая настоящей зеленью, — у обоих немедленно поднялось настроение.

— Мы опаздываем, — нетерпеливо заметил Эмиль. — Котильон уже начали.

— Боишься, распорядитель подсунет тебе древних старушек для начала? — улыбаясь, спросила Лора, сама загоревшись предвкушением праздника при виде блестящего и праздничного зала.

— Этикет. Придётся выполнять. — Эмиль дёрнул кончик шёлкового платка.

Она снова улыбнулась. Это — да. В самом начале любого бала необходимо оттанцевать с постаревшими дамами (ей — с господами), прежде чем те отступят для болтовни к креслам у стен или уйдут в комнаты с зелёными столами.

Но появилась пара в бальном зале всё-таки вовремя. Заметивший их даже в этой кутерьме (впрочем, неудивительно: парадный вход — один для всех), один из распорядителей мгновенно подлетел к ним и увёл Эмиля танцевать с какой-то богатой старухой. Тот сначала вздохнул и поморщился, а потом, как ни странно, пошёл охотно — почти побежал. Приглядевшись к его паре, Лора улыбнулась. Риена — величайшая сплетница, которая и в тысячном зале знала всё и каждого. Эмиль получит информацию обо всех молодых дамах сразу и сможет все трое суток на лайнере провести с самыми привлекательными девицами и женщинами. Да и поболтать с ехидной старухой, обмениваясь светскими сплетнями, он любит в огромное обоюдное удовольствие.

Итак, распорядитель извинился перед Лорой и вкрутился в толпу. Он тоже прекрасно знал всех присутствующих и поэтому легко мог оставить Лору, за которой закрепилась репутация спокойной дамы, невозмутимо дожидающейся своего часа танца и беседы. В зале мужчин много, но большинство — старики, а распорядитель даже для неё, одинаково любезно относившейся к любому партнёру по танцу, не хотел такого начала бального вечера. Лора опустила глаза, слегка подняв уголки губ в лукавой улыбке: иногда распорядители на балах казались ей узаконенными своднями, которые только и делают, что сводят мужчин и женщин в пары.

Лора отступила к стене и оглядела зал, принявшись за старую игру. Она любила всматриваться в собравшихся людей и пытаться понять их или узнать что-то новое для себя.

Сегодня интересных личностей для изучения оказалось довольно много. Да и она сама быстро оказалась предметом пристального изучения. Поэтому распорядителя ждать долго не пришлось.

Почти сразу её скользящий по знакомым-незнакомым лицам взгляд наткнулся на высокого молодого человека, с длинным белокурым «хвостом». Незнакомец выглядел ухоженным до последней, самой незначительной детали внешности, был одет весьма изящно, двигался просто великолепно и явно был не просто знаком с этикетом, но знал его блестяще — легко и непринуждённо раскланиваясь с теми немногими, кто, кажется, ему здесь знаком. Но чувствовалось в нём нечто, что выделяло его в толпе — как хищника. Так что Лора некоторое время озадаченно присматривалась к нему, не понимая, почему она не знает столь искушённого в светских условностях человека. Пока он не обернулся, оказавшись достаточно близко. По шёлковым отворотам смокинга вился, светлей основного цвета, вышитый стилизованный дракон, поэтому Лора и сообразила, кто это. Вот как… Это не человек. Ну-у… Близок, конечно, по основным характеристикам к гуманоидным… Уиверн.

Алфавит

Похожие книги

Вселенная Содружества

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.