Notice: Undefined index: author_name2 in /home/romanbook/romanbook.ru/www/scripts/book/book_view.php on line 51

Notice: Undefined index: author_name2 in /home/romanbook/romanbook.ru/www/scripts/book/book_view.php on line 52

Notice: Undefined index: author_name2 in /home/romanbook/romanbook.ru/www/scripts/book/book_view.php on line 53

Под пальцами богов

Лейбер Фриц

Жанр: Фэнтези  Фантастика  Героическая фантастика    1991 год   Автор: Лейбер Фриц   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Справа в глубокой ночи, освещенной пламенем бивачного костра, на ровном глинистом берегу, который Фаврд узнал по клубку резвившихся там белобородых змей, возле Моря Чудовищ сидела его возлюбленная Кришкра, даже более оголенная, чем Рииза. Она тревожно смотрела на некий бесполезный, однако, аристократически красивый скелет, в то время как пламя костра отражалось на поверхности ее нежно закругленного тела, — прозрачной оболочки ее явно различимых костей.

— Мышелов, зачем ты пришел? — укоризненно крикнула Рииза. — Я счастлива здесь, в Ивамеренси, где все мужчины безволосые от природы (домашние животные, кстати, тоже), а я — благодаря моим каждодневным усилиям. Я по-прежнему нежно люблю тебя, но мы не можем жить вместе и не должны больше встречаться. Это мое настоящее место.

Подобным же образом бесстыжая Кришкра дала отвод Фаврду.

— Прочь, слюнтяй! Я любила тебя когда-то. Но теперь я снова Вампир. Быть может, в будущем… Но сейчас, убирайся!

Бесполезно было Фаврду или Мышелову пытаться переступить порог, ибо при последних словах эта дверь также захлопнулась перед ними, как и в предыдущий раз неожиданно быстро. Фаврд еле удержался, чтобы не пнуть ее ногой.

— Ты знаешь, Мышелов, — сказал он задумчиво. — Мы, в свое время, были влюблены в весьма странных девиц. Но всегда необыкновенно интересных, — добавил он поспешно.

— Идем, — грубо приказал Мышелов. — В море есть и другая рыбка.

Вторая дверь открылась также легко, хотя Фаврд толкнул ее несколько робко. Ничего примечательного не было в этой длинной темной комнате, пустой от людей и обстановки, с еще одной дверью, маячившей в ее конце. Единственной особенностью оказалось то, что стена с правой стороны светилась зеленым. Друзья вошли внутрь с вернувшейся к ним самонадеянностью. Через несколько шагов они обнаружили, что светящаяся стена была толстым хрусталем, заполненным внутри бледно-зеленой, слегка замутненной водой. Пройдя подальше, они увидели двух прекрасных русалок, которые плавали там с ленивыми волнообразными движениями, одна с длинными золотистыми волосами, тянущимися позади нее, в наряде, похожем на ножны из крупноячеистой золотой сети, другая с короткими темными прядями, разделенными остроконечным и зазубренным серебряным крестом. Они оказались достаточно близко, чтобы можно было увидеть мерно пульсирующие жабры вокруг их шей, которые плавно переходили в покатые, немного чешуйчатые плечи, и дальше вниз в упругие тела, чьи раздвоенные органы опровергали любую возможность грубых острот по поводу того, что мужчина не в силах насладиться нераздвоенной женщиной (хотя иные пары змей в любви говорят нам обратное). Они скользили в воде почти бесшумно, их мечтательные, широко распахнутые глаза теперь всматривались, и тогда Мышелов и Фаврд узнали двух королев моря, которых они обнимали несколько лет назад во время глубоководного ныряния с борта шлюпа Черного Казначея.

То, что увидели выпуклые рыбьи глаза, похоже, не удовлетворило русалок, ибо они, скорчив капризные гримаски, мощно ударили длинными плавниковыми хвостами и удалились прочь от хрустальной стены вглубь зеленоватой воды, чья мутность была усилена их быстрыми движениями, и вскоре исчезли из вида.

Повернувшись к Мышелову, Фаврд поинтересовался:

— Может, ты имел в виду другую рыбку в море?

Мышелов бросил быстрый хмурый взгляд и молча зашагал дальше. Последовав за ним, Фаврд размышлял в замешательстве.

— Ты говорил, что это, должно быть, тайный храм, дружище. Но если так, где его привратники, священники и посетители, кроме нас, самих?

— Больше похоже на музей — картины из далекой жизни. Или аквариум, или террариум, — его друг отрывисто бросил через плечо.

— Я тоже было так подумал, — продолжил Фаврд, убыстряя шаг. — Слишком большое расстояние мы прошли для пустыря, который находится на задворках «Серебряного Угря». Что понастроили здесь? Или там?

Мышелов зашел в подвернувшуюся дверь. Фаврд последовал за ним.

В Годслэнде Коз сердито проворчал:

— Мошенники отделались слишком легко. Разрази меня гром!

Мог ответил ему быстро:

— Не отчаивайтесь, мой друг. Дело на ходу. Это только цветочки. Мы понемногу будем преодолевать их сопротивление, пока они не взмолятся, ползая на коленях. Таким образом, наше удовольствие окажется огромным.

— Тише вы, оба! — пронзительно крикнул Айссек, взмахнув согнутыми запястьями. — Я готовлю место для другой пары девочек.

По последовавшим вслед за этим возбужденным жестам и приказаниям, а также по вдохновенным лицам участников, стало ясно, что три бога в тесном заговорщицком кругу заняты чем-то интересным. Что до других небесных созданий, больших и маленьких, причудливых и классических, прекрасных и безобразных, то они пришли и, разделились по кучкам, чтобы понаблюдать и потолковать о происходящем. Надо сказать, что Годслэнд необычайно перенаселен. Это настоящие трущобы. И все из-за людской упрямой и несговорчивой жажды разнообразия. Между тем, среди уплотненных богов ходят слухи о других и (губительная мысль!) стоящих выше богах, вероятно, невидимых, которые обладают более просторными площадями в иных и (о, горе!) высших сферах, и которые (почти ересь!) могут слышать даже мысли, но ничего определенного.

— Там, там, сцена установлена, — в экстазе выкрикнул Айссек. — Теперь найти следующую дразнящую пару. Коз, Мог, помогите мне. Выполняйте вашу работу.

Серый Мышелов и Фаврд почувствовали, как их перенесли в таинственное царство Квармал, где они пережили одно из самых фантастических своих приключений. Ибо следующая комната представляла собой пещеру, с огромным трудом и тщательностью вытесанную из цельного камня. За столом, заваленным пергаментами и свитками, чернильницами и гусиными перьями, сидели две веселые соблазнительные девушки-рабыни, которых они когда-то спасли от пещерного однообразия и страданий: тоненькая Ививис, гибкая как змея, и очаровательно пухленькая Фризка, легкая на ногу. Двое друзей испытали радость и облегчение оттого, что пришли в дом к родному и близкому.

Позже они заметили, что комната имела окна, когда солнечный свет внезапно проник вовнутрь (словно рассеялись облака), камень в пещере был не монолитный, но выдолбленный, и что на девушках красовался не бедный наряд, а богатые изысканные одежды, в то время как выражение их лиц было важным и надменным.

Ививис вопросительно, но с явным неодобрением взглянула на Мышелова.

— Что ты делаешь здесь, иллюзия моего рабского прошлого? Это правда, что ты спас меня от грязи Квармала. За что я заплатила тебе любовью моего тела. Которая закончилась в Товилайсе, когда мы разошлись. Теперь мы свободны, дорогой Мышелов, благодарение Могу, да!

(Она сама удивилась, почему использовала эту странную подробность).

Точно так же Фризка взглянула на Фаврда.

— Это касается и тебя, наглый наемник. Ты вспомни, как ты убил моего возлюбленного Ховиса, а Мышелов сделал то же самое с Клевисом Ививис. Мы уже давно не простодушные рабыни, игрушки для мужчин, а искусные секретари и надежные казначеи Союза Свободных Женщин Товилайса. Мы никогда не будем любить друг друга, пока я не соглашусь — но я не сделаю этого сегодня! Теперь же, именем Коза и Айссека, вон!

(Настал ее черед удивиться, почему она призвала этих двух богов, которым сроду не поклонялась).

Два резких отказа причинили героям страшную боль, такую, что они не нашли в себе духа ответить оправданиями, насмешкой или циничной галантностью. Их языки прилипли к твердым небам, их сердца и половые органы зябко увеличились, в то время как они сами съежились от страха и ускользнули через боковую дверь… в большую комнату из синеватого льда или камня того же оттенка, полупрозрачную и такую холодную, что пламя, танцующее в очаге показалось до боли желанным. Перед очагом был расстелен ковер, выглядевший необычайно толстым и мягким, а перед ним в живописном беспорядке стояли баночки с мазями и бутылочки с благовониями (которые не трудно было узнать по распространяющимся от них ароматам), а также множество других косметических коробочек и принадлежностей. Кроме того, на поверхности ковра обозначились две аппетитные вмятины, словно сделанные двумя лежащими человеческими телами, в то время как на высоте локтя от них порхали две живые маски, обе тонкие и шелковые, либо бумажные, и тогда еще более тонкие, имевшие форму бесстыже хорошеньких бойких девичьих лиц, одна розовато-лиловая, другая бирюзово-зеленая.

Другие могли бы посчитать это за чудо, но Мышелов и Фаврд сразу же узнали Кейяру и Хирриви, двух невидимых принцесс-снегурочек, с которыми они однажды провели одну долгую, долгую ночь на Стардоке, высочайшей из вершин Нехвона, а теперь эти две веселые девушки полулежали обнаженные у очага и игриво мазали друг друга пигментными мазями.

Затем бирюзовая маска взметнулась вверх, оказавшись между Фаврдом и огнем так, что оранжевое пламя засверкало в ее пристально смотрящих отверстиях для глаз и ставшей вдруг жесткой полоске рта.

— В чьей затхлой постели ты теперь засыпаешь, великая в прошлом любовь, что твоя предательская душа сумела одолеть полмира, чтобы поглазеть на меня? Опять карабкаться на Стардок, где ты докучал мне своей твердой формой? Будь ты таким, как прежде, я бы еще подумала. Но теперь, жалкий призрак, проваливай!

Не менее презрительно лиловая маска обратилась к Мышелову, разговаривая с ним в таком язвительном и негодующем тоне, что пламя вырывалось из щелей рта и глаз.

— И ты убирайся, несчастный фантом. Именем Кхакта, Черного Льда, Гары, Зеленого, и даже Коза, Голубого, — я приказываю это! Дуйте ветры. Тушите все огни!

Фаврд и Мышелов были ранены этими новыми отказами еще острее прежнего. Их души ссохлись от ощущения, что они, действительно, фантомы, а говорящие маски истинная непреходящая реальность. Тем не менее, они могли бы набраться храбрости, чтобы достойно ответить на вызов (хотя это неоднозначно), но последним приказом Кейяры оказались ввергнуты в кромешный мрак, подхвачены ураганным ветром, и выброшены, наконец, на освещенное место. Сильным порывом дверь позади них захлопнулась с треском.

Алфавит

Интересное

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.