Танец со змеей

Вакула Егор

Жанр: Фэнтези  Фантастика    Автор: Вакула Егор   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Аннотация:

Не так уж много возможностей таит в себе Твердь для отставного царского солдата - особенно, если этот солдат женщина. Мирская жизнь и Октис чужды друг другу, и каждый компромисс между ними в конечном счете грозит бедой для обоих. Что ей остается? Мстить старым врагам, когда-то напавшим на ее дом и лишившим ее мирной жизни. Стать торговкой-перекупщицей и испытыва каждый день на прочность дороги Тверди. Или искать того, кто сможет понять ее и вернуть то, что было утеряно.

Твердь

И было так, что в начале времен Боги спустились на Твердь, что безмолвно плыла в бесконечности вместе со своей Семьей: Младшими – Братом и Сестрой, Старшими – Отцом и Матерью. Боги полюбили Семью, а Семья полюбила их. Боги создали Творцов и велели им посеять семена жизни по всей Тверди. Твердь была благодарна, и вся она стала цветущим садом. Боги наслаждались плодами своих решений и трудом Творцов.

И было так, что Боги пресытились. Тогда повелели они Творцам создать новую жизнь, что будет жить и наслаждаться вместо них плодами сада, а Боги будут наслаждаться их жизнью.

И было так, что те неведомые создания однажды исчезли, и быт Богов пришел в упадок. Боги были опечалены. Их планы не свершались, а результаты оставались несовершенными. Велели они Творцам вновь создать жизнь, а вскоре и ту жизнь, что будет им подобна, но будет служить, как служат Творцы. Творцам же было велено после создания оных следить за благополучием своих творений.

И было так, что Твердь засияла новой жизнью. Богоподобные существа трудились на благо Богов и процветали сами под покровительством Творцов.

И было так, что богоподобные существа стали поистине сравнимы с Богами. Презрели вновь Боги свои решения, велели Творцам уничтожить своих созданий, ибо в счастье своем они посмели сравниться с Богами.

И было так, что Творцы отказались. Тогда Боги сами стали истреблять своих внуков, и в том видели новое удовольствие и плоды своих решений. Творцы лишь созерцали это, но в душе их творилась та же бойня. Они были преисполнены любовью и к Богам, и к богоподобным – и не могли выбрать ни ту, ни другую сторону.

И было так, что Боги после смертельной жатвы отправились спать в свои спальни, а Творцы стали петь им песни, от которых Боги спят до сих пор. Так Творцы спасли своих созданий, не причинив вреда своим хозяевам. Спальни Богов раскиданы по Тверди, запечатаны и скрыты от глаз богоподобных. В них по сей день Творцы стоят у ложа Богов и поют им песни. Не стоит богоподобным нарушать покой, ибо прервавший песню Творцов разбудит Богов.

И есть так, что живем мы, пока Боги спят.

Глава 1

Змея

Был разгар сезона противостояния, и в ночь в небе горел синим светом Отец. Дорога шла через старые горы Багровы, поросшие лесом. Седлоног, груженный несколькими сумками, со всадником верхом неторопливым шагом следовал пути. Всадник скрывался под плащом с капюшоном. Он держал вожжи в расслабленных руках, чуть склонившись. Нет, всадник не спал, но и чуткостью в это время уже не отличался. В любой другой момент он бы обязательно заметил человека, притаившегося в ветвях дерева над дорогой.

Когда время пришло, разбойничий план вступил в действие. На расслабленного путника обрушился удар всем телом. Всадник издал вопль от боли и неожиданности. Вес нападавшего свалил его с седлонога, он попытался опереться на ногу, выставив ее, но лишь подвернул и неудачно упал набок. Капюшон слетел, но не дал владельцу осмотреться.

Всадником оказалась женщина – чересчур самонадеянная, раз решилась путешествовать в одиночку. К тому же ее возраст и внешность образовывали тот тандем, который точно не стоило брать себе в единственные попутчики. Впрочем, даже для страшных, старых и мужчин дороги Тверди не исключали ни одной своей опасности. Напарник свалившегося бандита, например, этим вопросом не задавался. Благо, для того было слишком темно. Его жертва одернула плащ и нащупала ножны кинжала, но он успел схватить ее за волосы. Были они длиною ниже плеч, так что он быстро обернул их вокруг руки и потащил за собой, лишая ее опоры. Женщина закричала от боли и гнева, выхватила кинжал, но ни размахнуться, ни полоснуть им обидчика уже не смогла. Она попыталась брыкнуть его ногами, но и это было сделано без должной силы – ее волосы остались несвободны.

Затем подоспел тот, кто спрыгнул на всадницу в начале. Он тут же принялся бить ее ногой в живот. Новые попытки сопротивления становились все незначительней.

***

В ее пробуждении не было ничего обнадеживающего. Она еще не оценила своего положения и место пребывания, но уже успела возненавидеть себя за отвратительно проигранную схватку.

Это же и схваткой назвать нельзя! Все было не так. Усталость, самоуверенность. И что поперлась на скалы в ночь – даром свет Отца! И плащ этот был не помощник. И волосы! Ведь именно поэтому и скоблили мы головы долгие сезоны. Вот к чему это привело. Меня – вооруженную – смогла победить пара безоружных бродяг…

Связанная, она лежала на боку в одной из местных сухих пещер. Веревка стягивала за спиной предплечья рук. Такими же несвободными оказались и ноги. Она слегка пошевелила ими – веревка была с грузом. Это ее гасило – стальной груз на плетеном кожаном шнуре.

Гасило всегда оборачивается против неумелого хозяина. – Вновь прозвучало в голове старое наставление мастеров.

Она застыла – в пещеру к тлеющему костру вошли двое.

– Давай, тащи эти и засаливай. – Скомандовал первый. – А я дров соберу – этого не хватит. Смотри, чтоб специи ее не провоняли – иначе не продадим.

– Может, не будем ее, а? – Подал голос второй.

– Я говорю – прибей ее! Сразу бы. Незачем связывать и тащить было.

– Да ты что?! Да мы когда в последний раз бабу видели? У тебя с головой или со стояком проблемы? Ну посмотри на нее...

– Дурака кусок! Она же – Змея! – Прохрипел старший.

Змея? Что?! Она – баба!

– Не видишь форму? Кинжал? Татуировку на лице? И по возрасту она подходит.

– Татуировку? Эти слезы под глазом? – Не унимался другой. – Да она из шайки какой-нибудь городской с нищенского квартала. Может, успела уже и на каторге попахать. Или девка из бабьего дома. Выручим звонких за тюки, и мы тебе купим полный пансион с парочкой таких – с вечными следами на лице!

– А форма?

– А что форма?

– Форма Змеи, придурок! Глаза разуй. Кожаная броня, сапоги, тряпка эта стеганная! Оружие их!

– Вижу. Наплевать. Может, мне ее раздеть – тогда ты передумаешь?

Разбойники принялись за работу, были слышны деловитые шаги, звуки шуршавшей мешковины, пересыпаемого песка и прочей возни. Они продолжали увлеченно болтать, будто до этого у них долго не было повода прочистить глотки.

– А ты видел Змей в атаке? А я – да. И больше бы я предпочел с ними не встречаться.

– Как что, так сразу про войну… – Вздохнул голос помоложе.

– Эти бабы – перволинейные, личное войско царя Еровара.

– Так ты же сам был в линейных войсках Еровара? Чего тебе портки пачкать при виде бабы в коже?

– В третьелинейных я был. – Раздалось с усталостью. – Нас собрали тогда, промуштровали одну Сестру, с копьем-там научили обращаться, одели в форму с чужого плеча и в атаку – говно нами месить. А эти Змеи ничего кроме оружия за всю жизнь не видели. Мужики их никогда не имели, от того они еще злей были. Они тогда вступили в бой и раздавили всех, кто там был. И своих, и чужих. Просто прошлись по полю, никого не разбирая. Я тогда остался жив лишь потому, что меня вот таким грузилом в грудь снесли. Я и слег там с трупами. Очнулся – изо рта кровь запекшаяся. Несли меня и свалить в яму хотели...

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.