891 день в пехоте

Анцелиович Лев Самсонович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
891 день в пехоте (Анцелиович Лев)

От автора

Анцелиович Лeв Самсонович

Вы взяли в руки мои воспоминания о далеких днях войны, написанные на основе того, что запомнилось мне из тех героических дней, по рассказам и письмам моих однополчан, использовал некоторые мои и товарищей дневниковые записи. И хотя мне довелось две недели изучать документальные материалы в Центральном архиве Министерства обороны СССР – все же в этой книге отражено мое личное видение тех дней, о которых я пишу. Поэтому мои воспоминания не претендуют на полное описание того или иного события времен Великой Отечественной войны, на его научную или историческую оценку. При прочтении у вас, дорогие однополчане, может возникнуть мысль – а у нас в батальоне (батарее, полку и т. д.) это конкретное событие протекало не так, по-другому.

Такое возможно, и это обоснованно. Во-первых, каждое событие воспринимается нами и оценивается субъективно. Во-вторых, у каждого из нас в памяти отложились разные события, по-своему воспринятые и закрепленные. И в-третьих, даже в соседнем батальоне, а тем более в соседнем полку события одного дня рисуются по-разному. Вспомните, например, рассказы наших однополчан о событиях 9 декабря 1944 г. на озере Балатон – воспоминания во многом отличаются друг от друга.

Поэтому я буду рад, если каждый участник войны, читающий эти воспоминания, напишет о себе, о том, что он видел и пережил на полях войны, о своих товарищах, однополчанах. Это будет интересный и нужный материал. Спешите, нужно успеть!

Молодым же читателям рекомендую в суете текущих дел время от времени обращаться к периоду Великой Отечественной войны, в том числе и к этим заметкам. Знакомясь с летописью дней родственников, дедушек и бабушек, живших в далекие сороковые годы, вы узнаете о бушевавшей в середине XX в. войне, о тех, кто завоевал мир на долгие годы, может быть – на века.

У вас может возникнуть мысль, уважаемые молодые читатели, что мы, участники войны, в те годы только воевали, что все мы были похожи друг на друга, что мы не отдыхали, не веселились, не любили. Это не так. И на фронте нам было свойственно все человеческое, и на фронте музы не молчали. Мы всегда помнили о своих родных, любимых, близких. Но вся наша энергия, все наши силы и даже жизнь были подчинены одному – нашей Победе! Делает нас похожими друг на друга и внешне, и часто по взглядам – совместно пережитое. А главное – причастность к великой битве, прожитые годы войны!

Приведу некоторые данные о моей службе в армии в период Великой Отечественной войны – воинские звания, должности, воинские части, в которых я проходил службу.

В период войны мне пришлось воевать в следующих званиях:

младший сержант, с июня 1941 по осень 1942 г.,

сержант, старший сержант, осень 1942 – июль 1944 г.,

младший лейтенант, лейтенант, июль 1944 – май 1945 г.

В следующих воинских частях:

1. ПВО – 16-й отдельный зенитно-прожекторный батальон 11-й бригады ПВО – с 22 июня 1941 по 1 октября 1942 г., всего 466 дней; должность – начальник прожекторной станции, Юго-Западный фронт.

2. Запасной полк, маршевая рота, октябрь – ноябрь 1942 г., 61 день.

3. Пехота – 94-й отдельный батальон противотанковых ружей, с 1 декабря 1942 по 1 февраля 1944 г., всего 427 дней; должность – первый номер расчета, командир отделения, помощник командира взвода, комсорг батальона, Донской, Юго-Западный, 3-й Украинский фронты.

4. Пехота – 187-й гвардейский стрелковый полк 61-й гвардейской Славянской Краснознаменной стрелковой дивизии, с февраля 1944 по 9 мая 1945 г. (в дивизии служил до декабря 1946 г.), всего 464 дня; должность – комсорг стрелкового батальона, комсорг гвардейского стрелкового полка. Всего в пехоте воевал 891 день.

В действующей армии 1357 дней (1418—61). В период войны мне довелось воевать на территории нижеперечисленных советских республик и иностранных государств:

Украина – 736 дней,

Россия – 303 дня,

Молдавия – 123 дня,

Румыния – 3 дня, после войны – 130 дней,

Болгария – 55 дней, Югославия – 24 дня, после войны – 6,

Венгрия – 125 дней, Австрия – 39 дней, после войны – 61.

В послевоенный период был ответственным секретарем Совета ветеранов дивизии, с сентября 1993 г. – председатель Совета ветеранов 61-й гвардейской Славянской Краснознаменной стрелковой дивизии, старший Минской группы ветеранов 57-й армии, зампредседателя Правления ОО «Ассоциация инвалидов войны Ленинского района города Минска».

Организовывал и принимал активное участие в 46 встречах ветеранов дивизии: в Воронеже, Славянске, Запорожье, Никополе, Березнеговатом, Николаеве, Одессе, Тирасполе, Каушанах, Бендерах, Москве, в других городах (перечень встреч прилагается в конце книги).

Комсорги полков 61-й гвардейской Славянской Краснознаменной стрелковой дивизии. Слева направо: Барков В.В. – 181-й гвардейский СП, Жданов П.К. – 189-й гвардейский СП, Григорьян Г.В. – помначпо дивизии по комсомолу, Стрекалов П.С. – 129-й гвардейский артполк, Анцелиович Л.С. – 187-й гвардейский СП.

Часть І

О боях-пожарищах

Дай луч, прожекторист!

22 июня 1941 года… Когда вспоминаешь этот день, в па мяти возникают события далекого прошлого, друзья-однополчане, 19-летние парни, с которыми в октябре 1940 г. в Минске я был призван в ряды Красной Армии, с которыми 22 июня 1941 г. встретил первые залпы войны.

Было это недалеко от Государственной границы, на территории Западной Украины, в районе городов Дрогобыч, Борислав, Стрый. Я к тому времени уже был младшим сержантом – 16 апреля 1941 г. после окончания учебного подразделения в 5-м прожекторном полку города Киева в группе младших командиров был направлен для прохождения дальнейшей службы в город Борислав, в 16-й отдельный зенитно-прожекторный батальон (16 ОЗПБ) на должность начальника прожекторной станции. (По сообщению историко-архивного отдела Генштаба ВС СССР от 5 мая 1988 г. № 328/1230, «16-й отдельный зенитно-прожекторный батальон входил в состав действующей армии с 22 июня 1941 г. по 1 августа 1944 г.». – Прим. авт.) Мне в то время не было еще и девятнадцати.

14 июня 1941 г. подразделения батальона выехали с зимних квартир, располагавшихся в городе Бориславе, в летние лагеря. Рота, в которой мне довелось служить, выдвинулась на военный аэродром недалеко от города Стрый. Мы разбили недалеко от аэродрома палаточный городок, и началась боевая учеба, целью которой было овладение материальной частью, сколачивание боевых расчетов – некоторые солдаты батальона были призваны в армию только весной 1941 г., обучение поиску самолета в ночном небе и сопровождению его в лучах прожектора.

На поле аэродрома, расположенного у города Стрый, стояли самолеты – в открытую, без маскировки. И тогда уже возникал вопрос: зачем в 40 км от границы, в 6–8 минутах полета от нее в открытую стоят наши самолеты?

В книге «Сталин. Тайный сценарий начала войны», изданной в Москве в 2006 г., приведено сообщение Берлинской резидентуры НКГБ СССР за апрель 1941 г. В нем сказано:

«Штаб германской авиации наметил к бомбардировке в первую очередь советские аэродромы, расположенные на западной границе СССР».

«Бомбовые удары были нанесены по 66 аэродромам приграничных округов».

Там же сказано, что в распоряжении Люфтваффе были крупномасштабные карты всей приграничной полосы на глубину до 250–300 км. На этих картах были отмечены все аэродромы, железнодорожные узлы, порты, главные дороги и мосты. Эти карты могли быть составлены и скорректированы при массовых полетах немецких самолетов весной 1941 г. над советской территорией при полном молчании средств ПВО приграничных округов. Действовал приказ: «Не стрелять, не идти на провокации».

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.