Тайны Сумрака

Белая Лилия Альшер

Серия: Шанакарт [1]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Тайны Сумрака (Белая Лилия)

Лилия Альшер Белая

Шанакарт. Тайны Сумрака.

Посвящается

Сильвии Шейн, Анастасии Акриловой,

Алазару Маевскому и Николаю Литвинову.

Начало всего

Мы помогаем людям, чтобы они, в свою очередь, помогли нам; таким образом, наши услуги сводятся просто к благодеяниям, которые мы загодя оказываем самим себе. Франсуа де Ларошфуко.

В доме было холодно.

Хотя, назвать это жалкое сооружение домом стоило значительных затрат фантазии: дыры в стенах, полу и потолке были едва ли не больше окон… А в последние месяцы лачуга совсем опустела: даже крысы не показывались - издохли от голода.

Многолетняя война меж людьми и нелюдями необычайно затянулась и безжалостнее всего ударила по таким мелким, затерянным среди полей, деревушкам, как Сая.

Девочка, лет семи, перемазанная сажей и оборванная, сидела у давно уже мёртвого очага, тщетно пытаясь развести огонь. Снова и снова кресало в её грязных руках ударялось о камни и слабо искрило, но ничего путного у неё не выходило. Тонкие прутики и сырые ветки разгораться никак не желали. И на тёмно-синих, как драгоценные сапфиры, глазах уже дрожали капельки солёной росы.

С тех пор, как исчезла мать девчушки, жить стало почти невозможно…

- Селяне, други мои… - откашлявшись, начал сельский голова, Виркас.
- Удача совсем отвернулась от нас: урожая в этом году не было вовсе, холода совсем рано пришли, да и ельфы снова наступают!..

Голова обвёл соколиным взором полуголодную аудиторию в старых тулупах, мрачно поддакивающую толстощёкому оратору.

- Много горя мы вкусили!
- продолжил он под заунывный вой чьего-то желудка.
- И надобно с этим покончить!

Виркас многозначительно замолчал. В повисшей тишине прошуршала пара шёпотков, что покончить надо с личными запасами головы, кои были основным горем села. Но у того мнение оказалось иное.

- Селяне, честные трудяги! Я нашёл истинную причину наших бедствий!
- тихое покашливание слева вдруг обнаружило рядом с Виркасом местного священника.
- Вернее, отец Кизим наставил на путь ист… тьфу!.. на врага указал!

Святой отец смущённо кивнул, украдкой почесав позолочённую ранее ладошку.

- Сожжём ведьму!
- рявкнул вдруг басом голова, яростно сверкнув очами.

- Да!
- ошарашено подхватило идею стадо селян, вываливаясь из тесного прихода на улицу и начиная тупо озираться в поисках жертвы.

- А какую ведьму-то?
- спохватилась толстая тётка с лиловым носом и в котовой шапке.

- Ту самую!
- пискляво взвизгнул священник и повёл возбуждённую паству к обители греха, уныло притулившейся в конце деревни.

- Ломай дверь!
- величественно отдал приказ Виркас, но едва приступил к исполнению, как дверь рухнула сама от первого же удара, будто сдалась без боя.

Священник времени тоже даром не терял, и теперь, доведённая им до необходимой степени ярости, толпа ворвалась в хлипкую хибар, которая по его словам была едва ли не очагом Преисподней. Кизим в нужный момент вынырнул на первый план и завопил, сколько позволяли голосовые связки:

- Ве-е-едьма!

Его пухленький коротенький указательный пальчик впился в скрученную фигурку синеглазки у печи. Та, уже догадываясь, чем может обернуться этот дружеский визит, забилась в угол за печкой, прижав к груди маленькую соломенную куколку. Сельский голова решил взять инициативу в свою правую руку и выудил девчонку из укрытия. Увидев перепуганную насмерть, худющую “ведьму”, народное ополчение дрогнуло.

- Это ж ребёнок! Не может эта пичуга ведьмою быть!
- здоровенный детина лет сорока недоверчиво заозирался.

- Может-может! Возраст роли не играет!
- авторитетно заорал Кизим и переходя на истеричный фальцет, добавил.
- И не смущай народ, еретик!

Детина махнул рукой, плюнул для верности и вышел вон.

Воздух был морозный, свежий, под ногами похрустывал ледок…

- Вот, и готово всё!
- протянул Кизим, стоя рядом с Виркасом и улыбаясь, как блаженный.

Большая площадь деревни, служащая и рыночной и судебной, уже целилась в небо позорным столбом, до середины скрытым кучей из веток и соломы: селяне, скрипя сердцем, отдавали драгоценное топливо для печей на благо местной инквизиции. Девочку же пока посадили в грубую деревянную клеть, в каких обычно возили коз на продажу. Там она и ждала часа сожжения, безнадежно сжимая куклу.

Кизим уже начал очередную проповедную и обличительную речь. Толпа ведьмосжигателей возбуждённо рокотала. Обстановка накалялась, мороз крепчал…

Внезапно просчитанный до мелочей план Виркаса с треском провалился! Какой-то пацанёнок примчался в стоптанных сапогах, отцовской куртке и шапке набекрень. Уткнувшись с разбегу в мамкину юбку, он задохнулся криком:

-Эльфы! Эльфы идут!!

Повторять клич даже не понадобилось. Побросав факелы, народ разбежался по домам, ставни и двери затворились. Как будто это могло их защитить. Настала холодная тишь в деревенском предвечерье с ярким разгорающимся костром. Девочка, клетка которой уже горела с одного края, истошно завопила от ужаса, вжимаясь в другой угол.

На площадь неспешно въехала вражеская конница…

-Почему они хотели тебя сжечь?
- осмелилась, наконец, спросить Тисса, статная человеческая женщина, пришедшая с конницей нелюдей.

Она была женой лейб-медика и отправилась на фронт с ним. Пусть ей и претила война с людьми, но муж был важнее и нужнее, и она ему старалась помочь, чем только могла.

Тисса помогла найденной девочке вымыться, накормила и теперь расчёсывала ей волосы, угощая яблоками и диковинным виноградом. Девчушка, кутаясь в длинный лиловый халат знахарки, тяжело вздохнула и ответила:

- Они сказали, что я ведьма.

- Почему?

- Моя мама была травницей и лечила селян.

-А где сейчас твоя мама?
- Тисса взяла ножницы и подровняла кончики отросших чёрных волос.

-Мама заболела и уехала в соседний город, - девочка вздохнула так тяжело, как умеют только дети, - а потом не вернулась.

- А у тебя красивые волосы, - с улыбкой заметила Тисса, пытаясь отвлечь ребёнка от грустных мыслей.

-А вы не оставите меня тут?
- девочка повернулась, её тёмно-синие глаза глядели с влажной надеждой.

-О, дорогая… Нет, я не могу тебя оставить, к сожалению, - Тисса расстроенно нахмурилась.
- Тем более, тебя нужно передать твоим родным.

- Мама говорила, у неё есть брат, но он живёт далеко, на Белых Холмах.

- Тогда придётся тебя проводить, - улыбнулась знахарка, доплетая девочке косу.

Тут в комнату вошёл Светлый эльф в серебристо-сером костюме медика. Он плавно, чуть устало, подошёл к жене, сев рядом, приобнял за плечи.

- Дорогая, мне передали, что Эль-Ризар желает поговорить с тобой и с ребёнком.

Тисса кивнула, взяла девочку на руки и вышла. Подходя к шатру главнокомандующего, она шепнула малышке:

- Ничего не бойся. Эль-Ризар на вид грозный, но справедливый. Сейчас вместе решим, что с тобой делать.

Эль-Ризар оказался высоким, выше любого из виденных девчонкой мужчин, нелюдем с прямыми золотистыми волосами, длиной ниже пояса. Его крепкая, жилистая фигура была затянута в необычный военный костюм: брюки и безрукавка из зеленовато-серой змеиной кожи, и белая рубашка из тончайшего муслина.

Сейчас он сидел на подушках за низеньким раскладным столиком, боком ко входу, и просматривал разложенные свитки с картами местности. Когда Тисса вошла, он повернулся и кивнул.

На вид ему было лет тридцать пять, но это лишь по человеческим меркам. Черты его лица были довольно тонкие, типично эльфийские, но имели яркую особенность - были немного заострёнными, хищными, напоминающими соколиные. В этом лице, в этих резких чёрных бровях, непоколебимая решительность и спокойная сила. А в зелёных глазах - мудрость веков и усталость от долгой войны. При появлении гостей он перевёл взгляд на девочку, и та невольно вздрогнула - его чёрные зрачки сузились и стали почти неразличимыми вертикальными щёлками. Знахарка оказалась права - на вид Эль-Ризар был весьма грозен!

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.