Динамика повешения

Пи Тони

Серия: Шерлок Холмс. Свободные продолжения [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Динамика повешения (Пи Тони)

Тони Пи — доктор лингвистики и администратор в Институте исследования кинематографии при Университете Торонто. На момент составления данного сборника он финалист премии имени Джона Кэмпбелла за лучший дебют 2010 года. Его произведения выходили (или вскоре выйдут) в журналах «Abyss & Apex», «On Spec», «Intergalactic Medicine Show», в антологиях «Ages of Wonder», «Cinema Spec» и «Writers of the Future XXIII». В настоящее время Тони Пи трудится над новой рукописью о «меняющих обличья», впервые упомянутых в рассказе «Metamorphoses in Amber», который вышел в финал премии «Prix Aurora».

Большинству людей Льюис Кэрролл (псевдоним Чарльза Лютвиджа Доджсона) известен как автор «Приключений Алисы в Стране чудес». Доджсон был дружен с семьей Лидделла, своего коллеги по университету, и частенько брал на прогулку его детей; они путешествовали на лодке по ближайшей реке. Во время этих экспедиций он развлекал ребят выдуманными на ходу историями, причем девочка по имени Алиса пришла в такой восторг, что попросила Доджсона записывать рассказы. А когда рукопись получила одобрение автора фэнтезийных книг Джорджа Макдоналда и его детей, Доджсон решил не тянуть с публикацией.

Личная жизнь Льюиса Кэрролла — предмет вечных домыслов, в особенности это касается его отношений с Лидделлами. Семья Доджсона, по всей видимости, уничтожила несколько страниц из его дневника, чтобы защитить репутацию. Известно, что его терзали угрызения совести — быть может, именно эта причина помешала ему пойти по стопам отца, который был священником. Загадок в его биографии хватает. Но один факт не подлежит сомнению: Доджсон показал блестящие успехи в различных областях знания. В частности, он читал лекции по алгебре, писал книги по логике. Именно эти его таланты и нашли применение в нашем следующем расследовании.

В конце 1891 года я получил телеграмму от преподобного Чарльза Доджсона, который приглашал меня в Гилфорд, графство Суррей. Он не нуждался в медицинской консультации — огромной важности дело было связано с идущим в то время судом над преступной шайкой Мориарти, а именно касалось разгадки шифра профессора.

Преподобный Доджсон был широко известен и как автор книг для детей, и как математик. Жена моя просто обожала его книги об Алисе, изданные под псевдонимом Льюис Кэрролл, а Холмс в свое время порекомендовал ознакомиться с «Логической игрой», чтобы обострить мое аналитическое мышление. Меня удивило, что Доджсон знал о зашифрованных записных книжках, ведь их существование держали в тайне. Еще не прошло и пяти месяцев, как мой дорогой друг Шерлок Холмс погиб в Рейхенбахском водопаде, приняв последний бой с Джеймсом Мориарти. Даже умирая, Холмс нанес неотразимый удар сообщникам профессора, оставив документы, полностью их изобличавшие. Инспектор Паттерсон звал меня разбираться с вещами из секретного логовища Мориарти. Чего там только не было: пузырьки с опиатами, выкопировки, рукописные ноты, краденые картины, обгорелые гроссбухи и самые любопытные находки — записные книжки, написанные рукой Мориарти; в самой старой из них была вырвана страница.

Листы блокнотов профессор покрыл математическими формулами, перемежающимися с зашифрованным текстом. Майкрофт Холмс предполагал кодировку по методу Вегенера, но даже он не смог ничего разгадать.

— Увы, методы Касиски и Керкгофа тоже не дали результата, — сообщил Майкрофт. — Если бы только нам удалось расшифровать эти записи! Что в них — математические выкладки или нечто более зловещее? Тот, кто найдет ключ, Ватсон, проникнет во все тайны преступного разума Мориарти.

Поэтому приглашение Доджсона меня заинтриговало. Неужели он нашел ключ, тогда как сам Майкрофт Холмс потерпел неудачу? Я немедленно сообщил, что еду.

Вот таким образом я и оказался в Гилфорде, попивая чай с Чарльзом Доджсоном в его гостиной. Тощий, сутулый диакон с синими глазами разной величины, разговаривая со мной, постоянно поворачивался левым ухом.

— Примите мои соболезнования, доктор Ватсон, в связи с несвоевременной кончиной мистера Холмса, — сказал он. — У меня есть причина разделить с вами эту скорбь.

— О! Вы его знали?

— Да, я знал Холмса по Оксфорду, хотя мы не дружили тогда. Зато я часто встречался в Крайст-Черче с Джеймсом Мориарти, мы обсуждали математику и логику. Среди его наследства имеется записная книжка с зашифрованным текстом, в которой недостает одной страницы?

— Совершенно верно! — воскликнул я. — А откуда вы знаете?

— Просто она хранится у меня. — Доджсон взял с полки экземпляр «Алисы в Зазеркалье». Под его обложкой скрывалась зашифрованная страница, сложенная несколько раз и пожелтевшая от времени. — Бармаглот с иллюстраций Тенниела всегда напоминает мне о Мориарти, гипнотическом и змееподобном.

— Откуда она у вас?

— Это, доктор, долгая история, — произнес он. — Все началось с Коперниковского общества, а закончилось жестоким убийством молодого человека по имени Артур Дойл.

Коперниковское общество — это объединение ученых: врачей, математиков, философов. Коперниковцы часто приглашают новых участников, полагая, что тем самым обогащают свои симпозиумы свежими идеями и предложениями. Мориарти впервые представил меня обществу несколько лет назад, после того как закончил диссертацию о биноме Ньютона. Мне их дискуссии показались исключительно интересными, и я посещал собрания при всякой возможности.

В начале лета 1879 года меня и Мориарти пригласил в Астон один из коперниковцев, доктор Реджинальд Хоэр. Реджинальд познакомил нас со своим молодым квартирантом Артуром Дойлом, студентом-медиком, который ему ассистировал и посещал от имени Реджинальда пациентов на дому. Мне он показался юношей наблюдательным и любопытным собеседником.

— С чем вы связываете свое будущее, Артур? — поинтересовался я.

— С хирургией, сэр, — отвечал он. — Меня вдохновляет доктор Белл из Эдинбургского университета. Но я также хотел бы стать писателем, как вы. Я уже придумал несколько историй для детей Реджинальда. Еще меня восхищают труды Эдгара Аллана По, и я пытаюсь писать детективы.

— По! Сейчас он мог бы стать истинным коперниковцем. Я слышал, он был великим шифровальщиком.

— Он баловался кодами замены, — возразил Мориарти. — Их можно решать практически без усилий. Другое дело — шифр Вегенера.

Артура очень заинтересовало, в чем же суть шифра Вегенера.

— Он основан на шифре Цезаря, который изменял буквы послания, заменяя их путем смещения на определенное количество позиций в алфавите, — пояснил я. — Например, сдвинем слово БАРМАГЛОТ на четыре позиции вправо. Что у нас получится? ЕДФРДЗПТЦ. Чтобы расшифровать сообщение, нужно применить изменение наоборот. Метод Вегенера использует в качестве ключа слово, где каждая буква представляет смещение на разное количество символов. Скажем, если бы моим ключевым словом было АЛИСА, которое представляло бы сдвижение литер на одну, двенадцать, девять, восемнадцать и одну позиции. Оно повторяется столько раз, сколько нужно. Таким образом БАРМАГЛОТ превращается в ВНЩББДЧЧЗ.

— Существуют математические методы решения шифров Вегенера, — кивнул Мориарти. — Метод Касиски определяет длину ключевого слова, измеряя расстояние между повторяющимися комбинациями, а потом анализирует частоту, чтобы взломать шифр. Метод Керкгофа сосредоточен на том, чтобы определить непосредственно ключевое слово.

— Мориарти, — спросил я, — ведь у вас были записные книжки в Крайст-Черче, куда вы заносили свои формулы? А примечания вы шифровали. Методом Вегенера пользовались, угадал?

— Это было нужно для того, — улыбнулся Мориарти, — чтобы ошибки моей юности гарантированно избежали чужого непрошеного взгляда. Но я уверен, что мой шифр невозможно взломать ни методом Керкгофа, ни методом Касиски. Оба они предполагают, что ключевое слово короткое и повторяется. Но если использовать длинный ключ, например отрывок текста, то закодированное сообщение становится практически нерешаемым.

Алфавит

Похожие книги

Шерлок Холмс. Свободные продолжения

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.