Эддлтонское проклятие

Робертс Барри

Серия: Шерлок Холмс. Свободные продолжения [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Эддлтонское проклятие (Робертс Барри)

Следует воздать должное моему другу Шерлоку Холмсу: его желание заняться тем или иным расследованием никогда не имело под собой финансовой подоплеки. Он нередко отказывался от возможности заработать немалый гонорар, если дело не возбуждало в нем интереса, и так же часто без надежды на какую-либо мзду втягивался в истории, разжигавшие его любопытство и предоставлявшие ему шанс употребить свои логические способности на то, чтобы разобраться в сложном хитросплетении событий.

Где-то я уже отмечал, что 1894 год был для Холмса весьма насыщенным [1] . Мои заметки о тогдашних делах составили три больших тома, однако даже в тот год он взялся за расследование, не сулившее ему никакой денежной прибыли.

В ту осень мы как-то раз сидели за завтраком, не спеша листая многочисленные ежедневные газеты, которые выписывал Холмс.

— Вы ведь мне говорили, — вдруг произнес он, — что ваш друг Стэмфорд лечил сэра Эндрю Льюиса?

— Да, — подтвердил я, — Стэмфорд рассказывал мне, что вынужден был обратиться за советом к сэру Уильяму Гридону, но даже этого выдающегося специалиста озадачили симптомы.

— Вот как! — воскликнул Холмс. — А вы не помните, каковы они?

Я восстановил в памяти беседу, которую недели две назад вел со Стэмфордом за бильярдным столом.

— По-видимому, у сэра Эндрю полное истощение организма: очаговые повреждения кожи, головные боли, обмороки, выпадение волос, приступы тошноты. Судя по всему, пострадал и рассудок бедняги. Он верит, что стал жертвой проклятия.

— А Стэмфорд тоже в это верит?

— Он признался мне, что понятия не имеет, в чем дело. Гридон решил, что это какое-то редкое тропическое заболевание, которое сэр Эндрю подхватил, работая за границей. Кажется, сын Льюиса умер в двадцать с небольшим лет от чего-то подобного, хотя смерть унесла его быстрее. Гридон считает, что они оба заразились в какой-то другой стране и что сын оказался более уязвим, так как подцепил болезнь в юном возрасте. А почему вы спрашиваете?

— Потому что соединенные усилия Стэмфорда и сэра Уильяма Гридона не помогли спасти Льюиса, — изрек Холмс. — Его некролог появился сегодня утром. — И он протянул мне газету.

В статье перечислялись научные заслуги и звания покойного, описывались самые знаменитые его археологические экспедиции, приводился перечень многочисленных музеев, где выставлены его находки. Упоминалось и о некоем конфликте, омрачившем его карьеру и побудившем его отстраниться от общественной деятельности.

— Бог ты мой! — вскричал я, дочитав до конца. — Возможно, он и впрямь пал жертвой проклятия.

— Отчего вы так думаете? — спросил Холмс, поднимая бровь.

— Потому что здесь об этом говорится. Вот послушайте.

И я прочел ему абзац из статьи:

Нападкам подверглось его поведение во время раскопок так называемого «проклятого кургана» в Эддлтоне, что явилось для покойного еще одним ударом: тогда же он потерял своего сына. Сэр Эндрю не предпринял никаких попыток защититься от обвинений, лишь заметив, что в Эддлтоне он действовал честно. Его коллеги-археологи единодушно осудили эти наветы, однако сэр Эндрю, судя по всему, принял их близко к сердцу, так как впоследствии не участвовал больше ни в каких раскопках, ограничившись работой над циклом статей и иногда выступая с лекциями. Эта история (во всяком случае, по мнению ученого) бросила тень на его профессиональную репутацию, теперь же он скончался от заболевания, которое поставило в тупик лучшие медицинские умы Великобритании и которое, быть может, укрепит жителей деревни Эддлтон в убеждении, что над их курганом и в самом деле тяготеет проклятие. У сэра Эндрю осталась незамужняя дочь.

— Что вы об этом думаете? — спросил я. — В чем его обвиняли?

— Я не ожидал найти столь низкопробную писанину на страницах этого уважаемого издания, — изрек Холмс. — Что касается обвинений против Льюиса, то их выдвинул некий Эдгар, его помощник на раскопках в Эддлтоне. Он опубликовал письмо, где заявлял о таинственном противоречии между чрезвычайно оригинальными узорами на запечатанном ларце, извлеченном из кургана, и содержимым этого ларца, которое при всей своей ценности не представляло собой ничего необычного. Эдгар не говорит об этом прямо, но хитроумно подводит читателя к мысли, что ночью, еще до того, как находку увезли с раскопок, из нее похитили некий ценный предмет… Как вы только что прочли, — продолжал он, — ученый мир возмутился и встал на защиту Льюиса. Эдгар сам поплатился за свой поступок. До эддлтонской истории он имел в своей среде вес, а теперь, насколько мне известно, читает лекции в каком-то заштатном пригородном институте.

Мы вновь обратились к своим газетам. Холмс взялся за бульварные издания, в которых он всегда внимательно изучал сообщения о преступлениях и отчеты об уголовных процессах. Разделавшись с одной из газет, он передал ее мне, и я уже собирался открыть страницу с разделом «Скачки», когда мой взгляд упал на заголовок:

Проклятие Эддлтона Смерть выдающегося археолога

Из праздного любопытства я начал читать статью, но чем дальше, тем больше она завладевала моим вниманием.

— Стэмфорду надо бы с этим познакомиться, — произнес я, дойдя до конца.

— Вот как? — отозвался Холмс без малейшего интереса.

— Да, — настаивал я. — Вы знаете, о чем тут говорится?

Мой друг со вздохом отложил «Полицейскую газету».

— Не сомневаюсь, что вы намерены мне это пересказать, не так ли, Ватсон?

— В этой статье, — проговорил я, — утверждается, что с Эддлтонским курганом связана масса существующих издревле зловещих преданий. Он стоит на Эддлтонской вересковой пустоши в окружении небольших погребальных курганов меньшего размера. Говорят, что снег укрывает этот курган только при очень сильном снегопаде и даже в самые суровые зимы тает на нем раньше, чем везде. Местные жители прозвали его Черным курганом, ибо на нем не растет трава.

— Ватсон, — прервал меня Холмс, — могила, на которой снег не залеживается и не растет трава, — общее место деревенских легенд. При половине церквей Британии есть подобная могила. Так вам скажут.

— Знаю, — ответил я, — но это еще не самое интересное. Здесь написано, что после того, как сэр Эндрю Льюис раскопал курган, деревню Эддлтон поразил странный недуг. Симптомы похожи на те, что проявлялись у сэра Эндрю, только болезнь не всегда приводила к смерти. С тех пор в тамошнем краю стало появляться на свет много мертвых младенцев и детей с врожденными уродствами. Деревенские жители упорно объясняют это тем, что Льюис нарушил покой Черного кургана. Ну, что вы на это скажете, Холмс?

Казалось, он на какое-то время задумался.

— Увы, это не самый надежный из наших печатных органов, но если описанные в нем факты — правда, то история действительно необыкновенная. А каково ваше профессиональное мнение, Ватсон?

— Может быть, Гридон прав и сэр Эндрю в те годы, что он провел в Египте, подхватил какую-то странную болезнь, а потом заразил ею жителей Эддлтона. Возможно, она передается по наследству. От нее умер сын Льюиса. Не исключено, что отец заразился еще до рождения сына. Не исключено также, что это одно из тех неприятных заболеваний, которые могут годами пребывать как бы в спячке, а затем активизироваться.

— Возможно и так, — проговорил Холмс. — Ватсон, будьте так любезны, передайте мне мой письменный прибор.

Он принялся строчить какое-то послание, и я решил, что эддлтонская история уже не занимает его. Однако два дня спустя Холмс вернулся к ней за завтраком.

— Помните наш разговор о смерти сэра Эндрю Льюиса? — спросил он.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.