Третий уровень

Ното Михкель

Жанр: Прочая старинная литература  Старинная литература    Автор: Ното Михкель   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Признаюсь – я не думал о последствиях. Или слишком много думал? Половина моих знакомых считает меня очень легкомысленным кнолиунянином, зато другая половина верит в мою основательность и предсказуемость. Наверное, я соединяю в себе все эти качества. Перед принятием решения могу часами взвешивать все за и против, в деталях предсказать результат и мастерски обосновать каждый свой вздох.

Но меня редко останавливает тот факт, что плод моих поступков окажется с червоточиной.

В то утро я надраивал чешую до блеска и тщательно подпиливал когти. Впечатление, произведённое внешностью – первое, самое сильное и самое стойкое впечатление. Кнолиуняне, как и многие другие расы, любят окружать себя не только красивыми вещами, но и красивыми существами. Приятная наружность сразу даёт столько очков, что ею никак нельзя пренебречь. Внешние данные у меня стандартные, правда рост маловат, да и челюсть немного скошенная. Однако из толпы я не выделяюсь.

Вычистил специально купленную одежду – дорогую, исключительно качества, и при этом нисколько не бросающуюся в глаза. Несколько раз я уже надевал её, носил конечно же только по дому. Вроде бы мелочь, но продавец вполне мог что-то заподозрить, если к нему явиться в наряде с только что отрезанными бирками. Всё должно выглядеть естественно, проходил мимо – зашёл.

Ещё раз поработал над манерами, речью, походкой. С лупой осмотрел новую идентификационную карточку покупателя – и не скажешь, что поддельная. Её вид никого не смутит, но выборочная проверка сразу обнаружит фальшивку. Авось, пронесёт.

Третий уровень практически идеален. Не золотая середина, но близко. Будь я из второго, то никогда бы не смог даже на минуту сойти за шестой уровень.

Какая странная жизнь. Я принадлежу к третьему уровню, самому распространённому на планете. К нему же принадлежат девяносто процентов моих родственников, друзей, коллег. Оставшиеся десять процентов приходятся на четвёртый. Этот уровень поддерживает кое-какие отношения с пятым. Но шестой уровень очень редко опускается до общения с четвёртым, и совсем не пересекается с третьим.

В пятилетнем возрасте мне присвоили третий уровень, и я смертельно обиделся. Детей из четвёртого уровня больше хвалили, ими больше занимались. А третий уровень – это вроде как ну и ладно, мы от него другого и не ожидали. Однако по мере взросления проводятся новые тесты, и некоторые получают плюс-минус уровень. Только один уровень.

По достижении совершеннолетия не остаётся никакой надежды.

Есть случаи, когда из-за травмы, болезни или просто глубокой старости, фактически уровень снижался, но официально его не изменяли. Однако несчастному, например впавшему в детство старику с пятым, ставили пометку – не допускать. И если он приходил в магазин за книгой, его вежливо выпроваживали.

Нулевой уровень развития предполагает полное отсутствие интеллекта или его зачатки. Эти бедные создания или лежат целыми днями, смотря в потолок, или в лучшем случае могут сказать пару слов и откликнуться на своё имя. Не умеют выполнять простейшую работу. Вряд ли для них что-то существует.

Первый уровень способен играть, общаться, заботиться о себе – помыть посуду, например. Им дают стишки, ритмичную музыку и мультфильмы. Хотя это только мои предположения.

Второй уровень – работают кем-то вроде уборщика, могут завести семью, воспитывать детей. В целом тут начинаются границы нормы, ведь они не больны, просто не сообразительны и с трудом запоминают новую информацию. Их удел – необременительное чтиво, весёлые песенки и развлекательные шоу.

Третий уровень – учатся, работают и занимают неплохие должности, могут пробиться на ответственный пост. Тут расцветает вся многогранность нашей натуры, которая так скудно представлена в недалеких собратьях. Именно интеллект из хитрости и смекалки создаёт двуличность и коварство, из заносчивости – гордыню, из молчаливости – мрачность. Он же жалостливых превращает в милосердных, суровость меняет на справедливость, участливым дарит сострадание. Исключения только подтверждают правило.

Каждый уровень отличается от другого, но отличаются они по-разному. Пропасть лежит между нулевым и первым, первым и вторым, вторым и третьим. Дальше ничего не меняется настолько разительно.

Высокий уровень не даёт пропуск к лучшей жизни. Все кнолиуняне имеют равные права, и это легко доказать. Но вот возможности неодинаковые, и об этом стыдливо молчат. Я могу по своим причинам перейти на низкооплачиваемую монотонную работу, или же приложить усилия и добиться определённого успеха. Но вот смогу ли я стать великим учёным или управлять корпорацией? Нет, на это я не рассчитан природой. Единицы из миллионов третьего уровня добиваются такого, и только благодаря врождённому дару или достойными восхищения чертами характера. Шестой уровень, порог гениальности, достигает всего играючи.

И всё же меня удивляет ограничения на искусство и литературу. Что может произойти такого страшного, если я прочитаю книгу, которую не смогу понять из-за недостаточного развития? Или наоборот, услышу наивную песню с простыми рифмами?

Идентификационная карточка позволяет покупать книги, посещать картинные галереи, проходить на концерт, сеанс в кинотеатре – да ещё масса всего. Я не могу посмотреть фильм для пятого уровня, а они не могут читать книгу для третьего, вот так она работает на деле.

Да и зачем это? Стремиться к слишком сложному также глупо, как и опускаться к комично-примитивному. Мой третий уровень предлагает самый широкий выбор, и не только книг, но и фильмов, музыки – абсолютно всего. Нас, не блещущих умом, но и отнюдь не пустоголовых, больше всех вместе взятых. Так почему же я так рвусь к тому, в чём не нуждаюсь?

Если бы у разных уровней были разные материальные привилегии – это было бы просто и понятно, совсем не досадно. Чем выше должность – тем просторнее кабинет, разве нет в этом ошибки?

Однажды, когда я ещё ни о чем таком не задумывался, я был в гостях у своего друга с четвёртого уровня. Когда он вышел, я из озорства схватил с полки увесистый том и пролистал пару страниц. Это была книга о философии.

Ну философия и философия, что с того? Однако с каждой строчкой я чувствовал возрастающее удивление и неожиданный трепет.

Дома меня охватило смятение. Даже второй уровень мог блеснуть знанием пары афоризмов, а уж я мог ими просто сыпать. Назвать имена пяти самых известных философов – с лёгкостью. Философия не была моим увлечением, но как уважающий себя кнолиунянин, я имел о ней базовое представление.

Но тот случай сорвал пелену с моих глаз. Оказывается, философия – это не набор метких выражений, не разжёвывание скучных понятий, и даже не истории о жарких спорах, где благодаря оригинальному ходу втаптывали в грязь упёртого соперника. Самое интересное, что никаких тайн мироздания книга не открыла мне – вернее, те страницы, которые я успел просмотреть. Обо всё прочитанном я или уже знал, или догадывался.

Если ребёнку сказать, что деревья растут благодаря свету и воде – это будет правда. Если тоже самое сказать взрослому – это уже не совсем правда. Я был ребёнком, и мне говорили то, что говорят детям.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.