Глупости маленького Николя

Госинни Рене

Серия: Маленький Николя [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Глупости маленького Николя (Госинни Рене)

Рене Госинни

Глупости маленького Николя

Перевод с французского Сони Бильской

ЗА НАМИ НАДЗИРАЕТ МЕСЬЕ МУШАБЬЕР

Утром на перемене, пока мы не вышли из строя во дворе, наш классный надзиратель Бульон сказал:

— Всем глаза на меня! Я должен поработать в кабинете месье директора. Поэтому надзирать за вами будет месье Мушабьер. Окажите мне любезность — будьте послушны и не сведите его с ума. Ясно? — Бульон хлопнул месье Мушабьера по плечу: — Смелее, малыш Мушабьер! — И ушел.

Месье Мушабьер посмотрел на нас круглыми глазами и пропищал:

— Разойтись!

Месье Мушабьер — наш новый надзиратель, мы пока не придумали ему смешного прозвища. Он намного моложе Бульона — наверное, сам недавно ходил в школу, а сегодня впервые присматривает за нами на перемене.

— Во что играем? — спросил я.

— В самолеты? — предложил Эд.

Мы не знали, как в это играть, и Эд объяснил:

— Делимся на две команды — наши и не наши, — и мы самолеты. Расставляем руки в стороны, бежим, кричим «врррр», а не нашим ставим подножки. Если упал — самолет сбит, и ты проиграл.

Мы решили, что это классная игра, — тем более, за нее нам вряд ли попадет.

Хорошо, — сказал Эд, — я буду главным у наших, капитаном Уильямом, я видел его в кино, он там хохотал и сбивал всех врагов — тррра-та-тах, — а потом его самого подло сбили, но это не так страшно, его кладут в больницу, я тоже лежал в больнице с аппендицитом, и он выздоравливает, и опять летит сбивать других врагов — и вот победа! Очень классное кино!

Я, — сказал Максан, — буду Гинемером, он самый сильный.

А я, — сказал Клотэр, — буду Мишелем Танги, я на уроке в журнале «Пилот» про него читал — он всегда попадает в аварии, но остается в живых, потому что хорошо управляет самолетом, и у него классная форма.

Я буду Баффало Билл, — сказал Жеофруа.

— Баффало Билл не летчик, это ковбой, идиот! — сказал Эд.

— А что, ковбой не может стать летчиком? — ответил Жеофруа. — Ну-ка повтори, что ты сказал!

— Что я сказал? А что я сказал? — спросил Эд.

— Про идиота, — ответил Жеофруа.

— Ах да! — сказал Эд. — Ты — идиот.

И началась драка. Но прибежал месье Мушабьер и отправил их в угол. Тогда Эд и Жеофруа расставили руки в стороны и полетели туда, крича «врррррр».

— Я прилетел раньше тебя, Баффало Билл! — закричал Эд. Месье Мушабьер посмотрел на них и почесал затылок.

— Парни, — сказал я, — если мы будем драться, как всегда, не хватит времени поиграть.

— Ты прав, — сказал Жоаким. — Давайте разделимся на наших и не наших — и начнем.

Но, как водится, не нашим быть никто никогда не хочет.

— Ладно, все будем нашими, — сказал Руфус.

— Как же мы будем сбивать наших? — спросил Клотэр.

— А почему бы и нет? — сказал Максан. — Будут наши и не совсем наши. Альсест, Николя и Клотэр будут не совсем наши, а я, Руфус, Жоаким — наши. От винта!

И Руфус, Жоаким и Максан вытянули руки и побежали, крича «врррр», а Максан, который свистел и бегал быстрее всех, был реактивный самолет. Клотэр, Альсест и я были против: что это такое, в конце концов! Вечно Максан нами командует.

И мы решили никуда не лететь, поэтому Максан, Руфус и Жоаким вернулись и стали кружить возле нас с вытянутыми руками и кричать «врррр», «врррр», «врррр».

— Ну что, парни, — сказал Максан, — вы летите или нет?

— Нам не нравится быть не нашими, — сказал я.

— Да ладно вам, парни, — сказал Руфус. — Перемена скоро закончится, и мы из-за вас не поиграем!

— Ну, — сказал Клотэр, — мы согласны, если не совсем наши — это вы.

— Шутишь? — сказал Максан.

— А вот сам увидишь! — закричал Клотэр и погнался за Максаном, который вытянул руки и со свистом улетел.

Тогда Клотэр тоже вытянул руки, закричал «врррр» и «тррра-та-тах», но поймать Максана было нелегко: он был реактивным самолетом с очень длинными ногами и большими грязными коленками. Как и Клотэр, Руфус и Жоаким тоже вытянули руки и полетели за мной.

— Гинемер вызывает контрольную башню, Гинемер вызывает контрольную башню, — кричал Руфус, — я держу одного на прицеле. Врррр!

— Гинемер — это я! — закричал Максан и, свистя, пробежал перед нами; его преследовал Клотэр, который кричал «тррра-та-тах», но никак не мог поймать.

Альсест в своем углу бегал по кругу с одной вытянутой рукой — «врррум-врррум», — потому что в другой у него был бутерброд с вареньем. Наказанные Эд и Жоаким у себя в углу, вытянув руки в стороны, пытались ставить друг другу подножки.

— Ты сбит, — закричал Клотэр Максану, — я стреляю в тебя из пулемета, тррра-та-тах, ты должен падать, как во вчерашнем фильме!

— Нет, месье, — сказал Максан, — ты промазал, я выставляю радары!

Максан на бегу повернулся, пытаясь выставить радары против Клотэра, и — бум, столкнулся с месье Мушабьером.

— Осторожней, — сказал месье Мушабьер. — А вы все — подойдите-ка сюда.

Мы подошли, и месье Мушабьер сказал:

— Я тут за вами наблюдаю. Чем это вы занимаетесь?

— Чем занимаемся, месье? — переспросил я.

— Этим, — сказал месье Мушабьер. Он расставил руки в стороны и тоже полетел, свистя и крича «врррр» и «тррра-та-тах», — как вдруг остановился перед Бульоном и директором: те вышли во двор и смотрели на него, не веря своим глазам.

— Я говорил, месье директор, я за него волнуюсь, — сказал Бульон. — По-моему, он еще не дозрел.

Директор взял месье Мушабьера за вытянутую руку и произнес:

— Приземляйтесь, малыш, поговорим. Ничего страшного.

На следующей перемене за нами надзирал Бульон. Месье Мушабьер отсиживался у медсестры. Жаль, конечно, потому что мы стали играть в подводные лодки и поднимали руки, как перископы, — но тут Бульон отправил нас всех в угол. А ведь мы даже не открыли огонь торпедами!

ПАФ!

Перевод с французского Сони Бильской

В четверг меня оставили после уроков из-за петарды.

Мы сидели тихо, слушали про множество притоков Сены, и в тот миг, когда учительница повернулась к нам спиной показать Сену на карте, — ПАФ! — взорвалась петарда.

Дверь в класс открылась, и зашел директор.

— В чем дело? — спросил он.

— Кто-то взорвал петарду, — ответила учительница.

— Ага-а-а! — сказал директор. — Ну хорошо! Виновник должен сознаться, иначе весь класс останется в четверг после уроков!

Он скрестил руки и подождал, но никто не сознался. Потом встал Руфус.

— Месье, — сказал он.

— Да, малыш? — ответил директор.

— Это Жеофруа, месье, — сказал Руфус.

— Ты что, больной? — спросил Жеофруа.

— Я не собираюсь оставаться после уроков, потому что тебе нравится играть с петардами! — закричал Руфус.

И они подрались.

Мы все страшно зашумели, а директор стучал кулаками по столу и кричал:

— Тихо! — Потом немного успокоился. — Если так, — сказал он, — и никто не хочет сознаваться, в четверг весь класс останется после уроков!

И директор ушел. Любимчик учительницы Аньян стал кататься по полу, плакать и кричать, что так нечестно, он не останется после уроков, будет жаловаться родителям и вообще поменяет школу. Самое смешное — мы так и не узнали, кто же взорвал петарду.

Алфавит

Похожие книги

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.