Из последних сил

Кудряшов Кирилл Васильевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Посвящается:

Виоле Бруне — девушке, которой я не знаю.

Эльвире Сбегловой — девушке, которую я надеюсь узнать.

Его звали Шрамом. Лихие 90-е, когда он входил в круг людей, среди которых принято было обращаться друг к другу по кличкам — прошли, все вокруг стали Николаями Ивановичами и Сергеями Петровичами, но он так и остался Шрамом. Это давно перестало быть кличкой, это стало именем.

Шрама трудно было назвать красивым, но вот слова «заметный» и «запоминающийся» к нему подходили отлично. Высокий, широкоплечий, стригущийся всегда под машинку и не позволяющий волосам вырасти более чем на сантиметр — Шрам привлекал внимание в любой ситуации. Причем внимание настороженное. Шрам выглядел опасным, даже сам того не желая. Однако вот уже лет десять, как ему перестали предлагать свести уродливый шрам, оставленный пулей афганского душмана, разорвавшей его щеку от уголка губ до уха. В окружении Шрама поговаривали: он носит его как гордость, как украшение, как напоминание. Напоминание кому и о чем? — никто не знал. Просто не задумывались, но часто произносили это вслух: «Он носит шрам как напоминание…» Это звучало как-то внушительно и жутко.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.