Коронация любви

Картленд Барбара

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Коронация любви (Картленд Барбара)

От автора

Миллионы цыган кочуют по миру, и все усилия правительств многих европейских стран от них избавиться до сих пор не принесли ощутимого результата.

Цыгане живут, кочуя с места на место, а кое-где поселяясь надолго. Более того, они продолжают играть своеобразную и важную роль в истории человеческой цивилизации.

Вероятно, этот народ пришел из Индии, поэтому многие слова цыганского языка имеют индийские корни.

В большинстве цыганских легенд сыны вольного племени предстают умелыми кузнецами, владеющими тайнами обработки железа, золота, бронзы. Знакомы они и с ювелирным искусством: драгоценные камни обретают особую красоту в их ловких руках.

В Индии я встречала цыган — там их называют «кальдераш». Их черные шатры стоят у обочин дорог. Руки женщин украшены неимоверным количеством прекрасных золотых браслетов с драгоценными камнями. А мужчины тут же, у шатров, занимаются ковкой металлов.

Один специалист по истории цыганского народа как-то сказал: «Не вызывает сомнений, что бронза стала известна в Европе именно благодаря цыганам».

В качестве аргумента он приводит тот факт, что при раскопках на побережье Балтийского моря найдены оружие и драгоценности, украшенные свастикой. А она, как известно, имеет индийское происхождение.

Эпос индийских цыган рассказывает, что целые группы кузнецов, хранящих старинные инструменты и передающих от отца к сыну секреты ремесла, сопровождали войско татар в его передвижениях по миру.

А в одной из легенд особенно подчеркивается то, что именно цыгане получили право забирать себе все, что оставалось в деревнях после недельного грабежа.

Один из крупнейших авторитетов по этому вопросу, Мак-Мунн, утверждает: «Европейские цыгане, несомненно, следовали за армиями гуннов, татар и турок-сельджуков. И наши цыгане, которые так привычно для нас занимаются обработкой металлов и точат нам ножи, наверняка заостряли мечи и ковали клинки этим жутким полчищам, уверенно и жестоко наводнявшим Европу».

Индийских цыган, где бы они сейчас ни обитали, отличают темные волосы, темные глаза и смуглая кожа. Именно эти черты непосредственно указывают на восточное происхождение.

Почти в каждой европейской стране цыгане, как правило, подвергаются гонениям.

В Англию цыгане пришли во времена Генриха VIII. С тех пор много воды утекло, и немало невзгод выпало на их долю. Бывало даже, что полиция ежедневно устраивала облавы, заставляя табор переходить на новое место.

Так продолжалось до тех пор, пока в 1964 году по моей инициативе в закон не была внесена поправка с требованием, чтобы каждый цыганский ребенок имел возможность ходить в школу и учиться наравне со всеми остальными детьми.

Завоевать это право оказалось очень непросто. Битва продолжалась без малого три года. Закончилась она только в 1964 году, когда сэр Кейт Джозеф, министр внутренних дел, написал мне письмо и сообщил, что я все-таки добилась своего и вышла победителем из долгой и нелегкой схватки.

Он издал указ, который предписывал всем органам местной власти в обязательном порядке выделять специальные территории для цыганских таборов.

В наши дни многие тысячи цыганских мальчиков и девочек ходят в школу. А в том графстве, где живу я — это Хертфордшир, — насчитывается целых четырнадцать цыганских поселений. Больше того, я горжусь тем, что у меня есть свой «собственный» табор, подходящее место для которого я нашла как раз в 1964 году, когда была внесена поправка в закон. Тогда там поселилась лишь одна-единственная цыганская семья.

Глава 1

1887

Королева Сарии Алдрина едва сдерживалась, чтобы не закричать.

Она уже начала надеяться, что наконец-то нудная и бестолковая лекция премьер-министра подошла к концу.

Но едва ей показалось, что еще совсем немножко — и она сможет наконец выйти на солнышко, как он затянул свою песню снова, будто и не говорил без перерыва целый час.

А рассуждал премьер-министр с немыслимым упоением о делах и проблемах, в которых королева не смыслила ровным счетом ничего.

Чтобы сдержаться и не прервать его на полуслове, Алдрине пришлось с силой стиснуть пальцы в кулак. Из последних сил делая вид, что внимательно слушает, она размышляла, как можно добиться умения говорить так долго и много и в то же время вкладывать в свои слова минимальное количество смысла и не давать практически никакой информации.

Наконец премьер-министр произнес:

— Ну вот, таково мое мнение, ваше величество.

Королева тотчас собралась объявить, что закрывает заседание Тайного совета, но тут со своего места поднялся госсекретарь по иностранным делам.

— Мне думается, ваше величество, — заявил он, — что нам следует найти способ тактично, без излишней резкости, но в то же время решительно заявить о своем категорическом неодобрении тех действий, которые позволяет принц Тером из Ксанте.

— В чем дело? — не поняла королева.

— Дело в том, ваше величество, что принц ведет себя самым возмутительным образом. Для нашей страны оказалось бы непоправимой ошибкой делать вид, что мы ничего не замечаем, или проявлять безразличие к тем событиям, которые творятся в Ксанте.

— Что же там происходит? — продолжала недоумевать королева.

За все утро она впервые уловила в бесконечном потоке слов нечто, показавшееся ей интересным и достойным внимания.

Госсекретарь по иностранным делам неловко кашлянул: он казался явно смущенным своей миссией.

— Происходят некоторые события, ваше величество, которые очень трудно, вернее, даже почти невозможно вам объяснить.

— Отчего же? Я что, для этого слишком глупа? Или же это потому, что я имела несчастье родиться женщиной?

Члены Тайного совета при ее словах как по команде выпрямились, пытаясь всем своим видом показать несправедливость и необоснованность ее упрека.

Королева, однако, прекрасно понимала, что подавляющее большинство ее министров и советников, которым почти всем уже давно перевалило за пятьдесят, глубоко сожалеют о создавшемся в стране положении: женщине не место у кормила государственной власти.

Но увы — изменить что-либо оказалось не в их силах. Сама королева Виктория направила в Сарию юную восемнадцатилетнюю королеву.

Британское правительство считало исключительно важным, чтобы каждая страна, имеющая выход к Эгейскому морю, пользовалась поддержкой и покровительством Британской короны.

Алдрина прибыла в Сарию в качестве невесты короля. Ей казалось невыносимо страшным покинуть Англию и все, что с детских лет стало таким привычным, знакомым и родным. Но в то же время ее прельщала открывающаяся перспектива — ведь управлять страной, пусть даже и совсем маленькой, необычайно увлекательно.

Она знала, что страна эта расположена совсем недалеко от Греции, и уже одно это сулило массу новых впечатлений.

С самого детства Алдрину горячо интересовало все, что касалось прекрасной древней и юной солнечной земли: история Греции манила своими тайнами, греческие мифы были полны романтики и приключений.

Но едва юная королева пересекла границу Сарии, как поняла: на самом деле все здесь совсем не так, как успело нарисовать ей богатое воображение.

Во-первых, оказалось, что нетерпеливый и пылкий жених вовсе не собирается встречать ее на могучем военном корабле в бухте небольшого, единственного на всю страну порта.

Ее встретили министры — премьер-министр и еще какие-то пожилые суетливые люди — и сообщили, что его величество пребывает не в лучшем расположении духа и неважно себя чувствует.

Очевидно, все они надеялись, что она приехала ненадолго.

Однако надеждам министров и придворных не суждено было осуществиться.

Врачи считали, что здоровье короля оставляет желать лучшего, поэтому венчание состоялось в королевской спальне, у изголовья больного.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.