Пираты морских глубин

Уэллс Герберт Джордж

Серия: Рассказы [0]
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пираты морских глубин (Уэллс Герберт)

1

До памятного происшествия в Сидмаусе редкий вид Naploteuthis ferox был известен науке лишь по найденному вблизи Азорских островов наполовину съеденному щупальцу и разложившемуся, исклеванному птицами туловищу, которое весной 1896 г. м-р Дженнингс нашел на побережье.

И на самом деле, ни в одной отрасли зоологии мы не блуждали так в потемках, как с глубоководными головоногими. Так, например, простой лишь случай привел летом 1898 г. монакского князя к открытию еще нескольких новых форм, куда был причислен также и вышеупомянутый щупалец. Недалеко от Терчейры пара рыб напала на кашалота, который, отчаянно с кем-то борясь, едва не выбросился в баркас, но промахнулся и погиб на расстоянии каких-нибудь двадцати метров от руля. В своей предсмертной агонии он взметнул со дна несколько больших предметов, тусклый вид которых сильно заинтересовал князя. Он моментально привел в движение винты своего баркаса и до тех пор поддерживал винтами происшедший от борьбы водоворот, пока не спустили лодку. Эти предметы оказались целыми головоногими и их оторванными частями, некоторые из которых были колоссальной величины и почти все еще не знакомые науке. Так благодаря своей находчивости, ему удалось еще раз взглянуть на них, прежде чем они вновь погрузились.

Возможно, что эти большие и подвижные существа, живущие в средних глубинах моря, навсегда останутся для нас малоизвестными, так как для сетей они слишком проворны и только редкая случайность позволила бы овладеть каким-нибудь экземпляром. Что же касается, например, Naploteuthis ferox, то о точном их местопребывании мы все еще ничего не знаем. Весьма возможно, что недостаток пищи выгнал их сюда из глубин. Но лучше не задаваться вопросами, а прямо перейти к нашему рассказу.

Первое человеческое существо, увидевшее живого Naploteuthis`а, — это значит первый человек, которому удалось при этом избегнуть смерти (ибо целый ряд несчастий на купаньях и в лодках, происшедших по всему побережью Корнуэла до Девоншира, следует приписать именно этим чудовищам), — был чайный торговец, по имени Физон, проживавший в то время в одном из пансионов Сидмауса. Случилось это после обеда, когда он отправился гулять вдоль скалистого обрыва между Сидмаусом и Ладрам Бай. С этой стороны утесы очень высоки, но в одном месте нечто вроде лестницы ведет вниз к морю. Физон находился неподалеку от нее, когда его внимание привлекло к себе нечто, что он принял сначала за стаю птиц, оспаривавших друг у друга кусок добычи; этот предмет как раз освещало солнце и он отливал бело-розовым цветом. Было время отлива, и предмет находился далеко внизу меду разбросанными рифами, покрытыми темными водорослями. Глазам мешала сверкавшая вдали полоса моря. Стаи ворон и чаек кружились над каким-то копошившимся существом, и в сравнении с ними они казались совсем крошечными. В м-ре Физоне пробудилось любопытство, и, вместо своей прогулки в Ладрам-Бай, он решил доставить себе другое удовольствие и взглянуть на этот далекий предмет поближе. Физон подумал, что это какая-нибудь большая рыба случайно выброшена на берег и теперь бьется в агонии. Он начал живо спускаться с лестницы, изредка останавливаясь для передышки и вглядываясь в таинственно шевелившееся впереди него существо.

Здесь, у подошвы утеса, он находился, конечно, ближе к своей цели, чем там наверху; но зато теперь — под ярким солнцем и ослепительным небом — перед ним все выглядело неясно и темно, а бледнорозовый предмет заслоняли покрытые тиной камни. Но он разглядел все-таки, что существо состояло из семи круглых тел, которые принимали разнообразные положения; птицы, несмотря на свои беспрестанные крики, казалось, боялись подлететь к нему слишком близко.

Подстрекаемый любопытством м-р Физон пробирался вперед среди прилизанных волнами камней, которые были густо покрыты мокрыми и необычайно скользкими водорослями; вот почему он остановился, снял сапоги и чулки, брюки же свои засучил выше колен, чтобы оступившись не угодить в окружавшие лужи, а может быть, он просто обрадовался предлогу снова на одно мгновение вспомнить свои юношеские годы. Одно не подлежит сомнению: именно это обстоятельство спасло ему жизнь.

Он приближался к своей цели в полной уверенности, что обитателям этого края не грозит ровно никакой опасности со стороны местных животных. Круглое тело передвигалось то сюда, то туда, и только миновав груды камней, о которых я упоминал вначале, он сообразил, что наткнулся на нечто ужасное. Это открытие он сделал с некоторой для себя неожиданностью. Круглое тело отпрянуло при виде его, и то, что казалось издали бледнорозовым, в действительности оказалось наполовину обглоданным человеческим телом; был ли то мужчина или женщина — этого решить он не мог. Лежавшие перед ним круглые тела были новыми, жутко выглядевшими существами, походившие сложением на восьминога, но с громадными, очень длинными и гибкими щупальцами, которые свившейся массой прилегали к камням. Кожа их была блестящей и гладкой, но отвратительного, тошнотворного вида. Морда со странным отростком в изгибе была окружена щупальцами, а большие и выразительные глаза сообщали этим странным тварям какое-то смутное и далекое сходство с человеческим лицом. По своему объему туловище их походило на большую свинью, а щупальцы — как это показалось м-ру Физону — были длиной в несколько саженей. Их было там семь или восемь штук, по его мнению. Начинался прилив, и в двадцати метрах за ними вынырнули из моря еще двое.

Их туловища плоско лежали на камнях, а глаза следили за человеком со злобным любопытством. Однако, м-р Физон не только не испытывал страха, но вообще не думал о какой-либо опасности. Наоборот, вся эта бескостная, мягкая масса внушала ему доверие, и он только ужаснулся, увидев, как отвратительные гады поедали человеческое мясо. Он подумал, что они, вероятно, как-нибудь случайно наткнулись на труп утопленника. Громко крикнув, он надеялся их вспугнуть, но когда увидел, что они не трогаются с места, то схватил большой камень и запустил его в самую середину.

И вдруг, медленно разматывая клубки щупальцев, они двинулись к нему… Сначала потихоньку, ползком, с нежным мурлыканием… Тут только м-р Физон сообразил, что ему грозит опасность. Еще раз крикнув, он швырнул свои сапоги в сторону и одним прыжком повернулся обратно к берегу. Он мчался, прыгал, поскальзывался, шлепал по лужам, срывался по неровной поверхности, лежавшей между берегом и им. Большие, красные утесы как-то странно от него отдалились, и людьми другого мира показались ему два работника, занятые исправлением лестницы и вовсе не подозревавшие о начавшейся за человеком охоте. Один раз чудовища плескались за ним всего в каких-нибудь двенадцати шагах, другой раз он сам поскользнулся и едва не упал.

Они преследовали его вплоть до подошвы утесов и отстали только тогда, когда подбежали к нему работники с лестницы. Все трое мужчин некоторое время усердно швыряли в них камнями, но затем поспешили в Сидмаус, чтобы позвать на помощь, взять лодку и вырвать из лап этих омерзительных тварей опозоренный труп человека.

2

Не довольствуясь тем, что в этот день ему уже грозила опасность, м-р Физон отправился на лодке, чтобы точно указать людям место своего приключения.

Начался прилив, и когда, сделав крюк, они очутились, наконец, у лестницы, то труп уже исчез. Вода прибывала, и один за одним скрывались под ней покрытые тиной обломки скал. Четверо мужчин, т.-е. боцман, лодочник, рабочий и м-р Физон, обратили теперь все свое внимание на воду под килем лодки. Вначале, кроме сплошных темных водорослей, среди которых сновали рыбы, они ничего не могли разглядеть. Ожидая встретиться здесь с интересным приключением, они не скрывали теперь своего разочарования. Вдруг они неожиданно увидели одно из чудовищ, которое как-то странно катилось по морю. И почти одновременно в водорослях началось какое-то необыкновенное качание и трепыхание. «Нашим глазам, — рассказывал позднее м-р Физон, — в несколько неясном виде удалось разглядеть трех тварей, которые из-за чего-то (может быть, из-за утопленника) отчаянно дрались. Но уже в следующий момент густые водоросли вновь скрыли барахтающуюся группу.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.