Города Беларуси в некоторых интересных исторических сведениях. Гродненщина

Татаринов Юрий Аркадьевич

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Города Беларуси в некоторых интересных исторических сведениях. Гродненщина (Татаринов Юрий)

Из среды тех, кто постарался на благо культуры данного региона, сразу выделю исследователя старины Романа Афтонази. Плоды творчества этого просветителя настолько актуальны сегодня в Беларуси, что этого польского краеведа с украинскими корнями и итальянской фамилией нам в пору называть «своим». Назрела необходимость опубликовать его труды — на белорусском и на русском. В успехе и выгоде такого проекта можно не сомневаться.

Отмечу и проживающего в Лондоне Анжея Техановецкого. Даже оттуда, с Туманного Альбиона, угадывается его желание помочь белорусской культуре. Нам следует быть благодарными этому человеку, как, впрочем, и дальновидному В. Соколовскому, отметившему себя замечательным переводом одной из книг пана Анжея с немецкого на белорусский.

Отдельно обозначу Дмитрия Степановича Олешкевича. Начиная с 90-х гг. XX в. этот пропагандист белорусской старины чуть ли ни ежегодно организует научно-практические конференции по истории городов Гродненщины. При этом обязательным итогом их становится выпуск сборников докладов. Участие в данных пленэрах принимают, в основном, преподаватели университетов, что повышает доверие к указанным сборникам. Деятельность Д.С. Алешкевича значительно увеличивает интерес к истории наших городов.

Не могу не высказать слов благодарности и в адрес Михаила Александровича Ткачова. Именно здесь, на Гродненщине, я заметил, всякие попытки сравниться с этим титаном белорусского краеведения только добавляют к нему уважения.

И, наконец, уже по традиции отмечу тех, кто постарался на благо конкретных городов. Вот авторы, материалы которых увиделись мне не только интересными, но ещё и полезными и перспективными: А. Полубинский (Большая Берестовица), Инна Чуланова и Галина Романчук (Свислочь), Юзеф Игнатий Крашевский (Зельва), Светлана Чагадаева и Наталья Круглова (Сморгонь), Герман Брегер (Островец, Вороново), А.П. Гостев и Михаил Грибов (Ивье), С.А. Пивоварчик (Мстибово), И. Г. Трусов (Щучин, Дятлово), Анна Дулеба (Кореличи, Мир), И.С. Гринь и Н. Гайба (Новогрудок), Л. А. Корнилова и Анжей Техановецкий (Слоним). Эти люди не просто сумели рассказать о прошлом, но и приятно нас удивили.

Сентябрь 2008 г.

Автор

БОЛЬШАЯ БЕРЕСТОВИЦА или ВЕЛИКАЯ БЕРЕСТОВИЦА

(январь, 2008)

О НАЗВАНИИ

В начале 2008 г. в частном издательстве «Барк» (Гомель) вышла книга Анатолия Федоровича Рогалева «Географические названия в калейдоскопе времен». Практически, книга в Минск и другие города в продажу не поступала. Между тем, она должна была бы стать настольной для каждого белоруса. Это я к тому, что мы много говорим о патриотизме, а на деле наши передовые краеведы, которых всего-то по пальцам перечесть, по-прежнему варятся в собственном соку, не имеют централизованной государственной поддержки.

Вышеуказанная книга явно теснит словарь В.А. Жучкевича, высвечивает его примитивизм.

Что касается названия здешнего городского поселка, то А.Ф. Рогалев в своей книге сообщает, что существует два схожих слова — береста и берест. Береста — это кора березы. Берест же — дерево семейства вязовых. При этом Берестье — слово с собирательным значением «вязы», «вязовые заросли», «вязовый лес».

Берест, вяз в прошлом широко использовался человеком. Из коры этого дерева драли лыко, а из лыка изготавливали канаты, веревки, лапти, корзины, даже полотно для одежды. Не случайно слова «вяз» и «вязать» имеют один корень. Ветви, ростки, даже корни вяза служили кормом для домашних животных. Использовался вяз и для строительных целей.

Вязу поклонялись язычники. Все-таки, он являлся помощником человека. Существовало даже имя, связанное с этим деревом, — Берестень.

Таким образом, название здешнего районного центра, городского поселка Большая Берестовица происходит от слова берест — «вяз».

Что касается названия города Брест, то в западнополесских говорах до сих пор употребляется форма — Бэрысьть. То есть, оно тоже происходит от слова берест («вяз»). Современная форма названия города Бреста возникла под польским языковым воздействием.

ВЛАДЕЛЬЦЫ

(По материалам районной книги «Памяць» за 1999 г.)

Ссылаясь в большей мере на непревзойденного Романа Афтанази, сообщаю, что в 1506 г. король Александр подарил Великую Берестовицу своему тезке и сподвижнику Александру Ивановичу Хадкевичу, в то время подкоморному королевскому, который позже, в 1522 г. занимал должность маршалка литовского. В 1544 г. Александр Иванович стал новогрудским воеводой и, оставаясь в этой должности, умер в 1549 г. О нем известно, что он был православным по вероисповеданию, но потом первым из Хадкевичей принял католичество. Женат был на княжне Василисе Ярославне, которая пережила его на три года. У этой семейной пары было три сына и две дочки.

Акты раздела родовых владений, составленные в Берестовице 6 декабря 1549 г. и 2 января 1550 г., подтверждают, что линия владельцев имения Великая Берестовица была продолжена в лице среднего сына Александра Ивановича — Рыгора (Гжегоша). В указанное время он являлся подкоморным королевским и старостой ковенским, а в 1565 г. после смерти Миколая Радзивилла был назначен гетманом литовским и в этой должности пребывал до Люблинской унии (1569), против которой вместе с Радзивиллами сражался. По завещанию Рыгор Александрович Хадкевич взял за собой, помимо Берестовицы, Рось, Трестяницы, Вольну и Кут в Супрасльской пуще.

После смерти Рыгора Александровича Великая Берестовица переходит в наследие старшему сыну Александра Хадкевича Александру Александровичу, который был старостой городейским. Этот был женат на дочери воеводы смоленского Александре, но детей не имел. Умер в 1578 г. Что касается третьего сына Александра Ивановича Хадкевича — Андрея, то этот умер молодым и тоже не оставил наследников. По этой причине берестовицкая линия Хадкевичей со смертью Александра Александровича закончилась.

После смерти братьев Великая Берестовица отошла к их родной сестре, которая была замужем за воеводой браславским князем Сангушкой.

После этого Великая Берестовица переходила к владельцам в той или иной степени связанным с родом Хадкевичей, в частности — к Мнишкам, Тышкевичам, Потоцким.

Сын Михаила Косаковского (1733-98) Иосиф в 1793 г. в Гродно обвенчался с Людвикой Потоцкой и получил в качестве приданого от жены Великую Берестовицу. Он часто бывал в этом имении и, как утверждают архивы, оно ему нравилось. Известно, что в 1812 г. Иосиф Михайлович Косаковский был полковником 3-го полка пехоты, воевал на стороне Наполеона против России. Пару месяцев в том году значился даже губернатором Москвы. Дослужился при «великом объединителе Европы» до звания генерал-адъютанта и находился рядом с Наполеоном до самой высылки императора на остров Святой Елены. Словом, являлся одним из преданных людей Наполеона и злейшим врагом России. Однако (удивительное дело) сумел поладить с царем… Долгое время в Велико-Берестовицком дворце сохранялись вещи, которые Наполеон дарил ему лично.

Следующим после Иосифа владельцем Великой Берестовицы был сын Иосифа Михайловича — Станислав Иосифович Косаковский (1795–1872). Этот имел еще усадьбы в Вайтушках и Лаховицах. Тоже служил у французов и воевал против России. И тоже по каким-то неизвестным причинам был прощен царем, а в 1822 г. даже являлся первым секретарем Российского посольства в Риме. Готовил и проводил вместе с графом Станиславом Потоцким коронацию царя Николая I в Варшаве. С 1832 г. — член Государственного совета Королевства Польского. В 1843 г. утвердил графский титул для своего рода.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.