Горячее лето

Терещенко Григорий Михайлович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Горячее лето (Терещенко Григорий)

Глава первая

1

Облокотившись на столик. Алексей глядел в окно на проносившиеся поля, рощи, а мысли были далеко отсюда. Перед глазами — мать. Она стояла и смотрела в ту сторону, куда уезжал он на грузовике. Снова мать осталась одна: Одна-одинёшенька…

Загремел на полном ходу встречный поезд. Алексей встрепенулся, вытянул занемевшую руку и погладил мягкую бородку: тёмным пухом она окаймляла его юношеское лицо, придавая серьёзное и даже строгое выражение. Алексеи поудобнее устроился на нижней полке и только теперь заметил, что против него сидит девушка. На коленях у неё книга. Читая, она низко склонила голову, виден лишь лоб, чёрные волосы, уложенные, наверное, в парикмахерской. И брови чёрные птичьими крыльями.

Алексей закрыл глаза: чистый выпуклый лоб напомнил ему одну девушку — сменного мастера второго механического цеха. Только вот волосы и глаза…

В окно вагона рвётся тёплый ветер. Он треплет жёсткие, коротко стриженные волосы Алексея и приносит в купе сухие запахи выжженной степи.

— Здравствуйте!

Алексей вздрогнул: знакомый голос! Повернул голову. Перед ним — Татьяна. Стояла в двери купе и улыбалась.

«Легка на помине», — подумал, и едва заметная улыбка коснулась его губ.

— Алексей Иванович, что задумались? Откуда едете?

— Из отпуска.

Они какой-то миг смотрели друг на друга. Глаза у Татьяны голубые. Искорки горят в них такие, что любая утренняя росинка позавидует.

— На Черниговщину ездил. Мать навещал.

— Может, зайдёте к нам? У нас весёлое купе. Студенты-заочники. Соседний вагон.

— С сессии?

— Да, последний курс… Трудно всё-таки учиться заочно.

«Дочь главного инженера завода могла бы учиться и на стационаре», — отметил про себя Алексей.

— Ну, идёте?! — тряхнув пышными волосами, спросила она.

— Да как-то неудобно…

— Ребята свойские, Алексей Иванович. Познакомитесь с моими однокурсниками.

Алексей часто думал о встрече с Татьяной. Познакомились они год назад на комсомольской конференции. Сидели рядом в президиуме. Перебрасывались словами. А потом уже встречались на заводе как хорошо знакомые. Алексей не мог не заметить её трогательной улыбки, того огня, каким загорались голубые глаза. Так смотрят только влюблённые. В такие минуты ему хотелось узнать, какие у неё глаза, когда она на работе. Неужели они могут быть суровыми? Татьяна — сменный мастер, которому приходится не только улыбаться, но и строго спрашивать.

Алексея что-то удерживало быть ближе с ней. Но что? Возраст? Всё-таки она лет на шесть-семь моложе. Излишняя застенчивость, нерешительность? А может, то, что она — дочь главного инженера завода? Они никогда не были наедине. Их всегда окружали люди. Но ведь не она же, а он должен был сделать первый шаг!

И вот эта встреча. Ну конечно же, он пойдёт в их вагон. Татьяна озорно повернулась на каблуках. Ситцевое в мелких цветочках платье обвило её стройные ноги. Алексей молча последовал за ней.

В купе — миловидная девушка и два пария. Девушка посмотрела на Алексея ласково из-под бровей-ниточек серыми глазами. И тут же вскочила, подала руку, представилась.

«Ну и выщипала же брови», — подумал Алексей, пожимая ладошку-лодочку.

Поднялся и румяный широколицый парень, что сидел у одна. Среднего роста, широкий в кости. Рукава рубахи закачаны. Нос приплюснутый, глаза поставлены широко, немного раскосо. Пожатие крепкое.

Второй парень не спешил. Он словно раздумывал: подавать руку пли не подавать. Вроде знакомый. Алексей, кажется, где-то встречал его, а где — не припомнит.

— Алёша! — вдруг воскликнул парень, расставляя руки.

— Володя! Иващенко! — спохватился Алексей и сжал его в объятиях. — Каким ветром?! Откуда ты и куда?..

Ахали, колотили друг друга кулаками.

— Я слышал, ты в Тольятти работал?

— Сейчас в Зеленогорске. На автомобильном.

— А я в Николаеве. Давно был на родине?

— Оттуда еду.

— Как там?

— Засуха, — и глаза Алексея погрустнели.

— По всей стране засуха.

— Тяжёлый год будет.

Алексей отметил бледность, совершенно не свойственную Володиному круглому, как месяц, лицу. Иващенко нашёл, что Коваленко похож больше на футболиста. Ростом он так и не добавил, только чуть-чуть в плечах раздался.

— О, да вы старые друзья! — вмешался парень с приплюснутым носом. — По такому случаю… Я сейчас сбегаю. А то у нас одно пиво.

— Благодарите меня, — сказала Татьяна. — Это я вас свела. Откупного придётся дать.

— Перед тобой, Татьяна, в долгу не останусь. — Володя улыбнулся, показав ровные белые зубы. — Шпору постараюсь подсунуть, если понадобится.

— Шпаргалка — это метод познания! — воскликнула Татьяна. — Шпаргалка плюс знания — и четвёрка обеспечена. А это для заочника кое-что значит.

Прибежал запыхавшийся парень. В руках две бутылки вина, банка консервов. Он быстро открыл банку. Разлил по стаканам вино.

— Ну что ж, за знакомство!

— Ребята! — сказал, поднимая стакан, Володя. — Ведь какая встреча! За одной партой сидели… Десять лет не виделись. А я смотрю: он или не он. Бородку отпустил. Так бы сразу узнал, а то засомневался.

— Я ведь испытатель автомобилей. То на Севере катаюсь, то пески Каракумов штурмую. Бывает и не до бритья.

— Только поэтому? — отозвалась девушка. — А я думала — мода. А вам бородка идёт.

— Нет, — возразила Татьяна и улыбнулась. На правой щеке у неё обозначилась чуть заметная ямочка. — Алексей Иванович без бороды симпатичнее. С бородкой он на монаха похож.

— На монаха?! — Брови-ниточки поползли вверх.

— Прикажете, Татьяна Ивановна, сбрить? Так и быть — сбрею!

— Не вздумайте! — запротестовала девушка. — Вам она очень идёт.

— Значит, сюда потянуло? — спросил Володя Алексея. — К Днепру?

— Да. Отсюда чаще можно к матери наведываться.

— А я на заводе механиком. Ты же знаешь, меня всегда техника влекла.

— Как не знать. Помнишь, как тракторные детали в металлолом сдавали?

— Исправные детали? — удивилась Татьяна.

— Вполне годные.

— Расскажите, как это было, — попросила Татьяна.

— Захотелось нам с Алёшей конфет-леденцов, — начал Володя. — А денег-то нет. Решили с металлоломом провернуть дело. Тогда в сельских магазинах металлолом принимали. Вот мы и подкараулили, когда тракторист отлучится. Взяли два опорных катка и покатили к магазину. С горки легко было.

Володя умолк, мысленно перенесясь в то далёкое послевоенное время.

— Ну и что? — не отставала Татьяна. — Приняли ваши опорные катки?

— Принять — то приняли, только через час пришлось обратно уже на горку таскать. И трёпки не миновали. Меня мать по каждому пустяку тумаками награждала.

«Да и моя строго наказывала», — вспомнил Алексеи.

На него нахлынуло какое-то гнетущее чувство. Оно возникло ещё в селе при расставании с матерью. Нет-нет — да и напомнит о себе. Удивительно и то, что вот он попал в круг весёлой компании, а то настроение не покидает. И Алексей нашёл выход:

— Друзья, разрешите нам на минутку отлучиться. Разговор предстоит. Конфиденциально. Вы понимаете.

— Придётся отпустить, — сказала Татьяна и отложила надкушенное яблоко.

— По такому случаю отпустим, — заторопился парень и уже зазвенел горлышком о стаканы. — Только давайте ещё по одной. Остаётся же.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.