Свидетелей обвинения было двое

Третьяков Владимир Владимирович

Жанр: Научная фантастика  Фантастика  Юмористическая фантастика  Рассказ  Проза    1991 год   Автор: Третьяков Владимир Владимирович   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать

Профессор А. В. Новицкий был молод. Наука о тайнах человеческой психики захватила профессора еще в детстве. Бурное житейское море его не только не пугало, а наоборот, влекло. Новицкий был довольно-таки самоуверенным человеком, что, впрочем, не вредило ему во мнении многих. К этим многим относились в основном его второкурсники, которых он завоевал с первой же лекции. Впрочем, есть одно исключение, Янчуком его зовут. Вот он на «Камчатке» сидит и сразу две книжки читает. Самолюбив же, черт, этот Новицкий! Доведя мысль до логического конца, он говорит, взглянув на часы (не на Янчука, конечно):

— Что-то мне захотелось перестроить изложение. Надеюсь, то, что я вам сейчас скажу, будет поинтересней любого текста на хинди.

Как он догадался? Янчук краснеет и поспешно убирает из зоны видимости желтый хинди-русский словарь.

А у лектора есть время собраться с мыслями, пока народ оглядывается, ищет, на кого намекают. Ну вот, отыскали, можно продолжать.

— Мне нужна ваша помощь, — говорит он просто. — Есть идея!

Многие считают телепатию ранним эволюционным приобретением. Автор идеи видит в этом определенную несообразность. В самом деле, телепатические способности, если это и дар природы, то дар сомнительный: ведь мышление телепата «на людях» затруднено. Попробуй-ка быть толковым, когда не знаешь, где мысли твои, а где — чужие. К тому же, угадывая чужие намерения, ты становишься слишком много знающим и тем осложняешь себе жизнь. Иначе говоря, быть телепатом когда-то, причем довольно давно, стало биологически невыгодно.

Но, с другой стороны, если телепатия человеку не нужна и даже вредна, то почему она до сих пор не отмерла? В качестве рабочей гипотезы я принял положение: она нужна… для космических контактов! — Здесь надо дать ребятам минуту-другую выговориться, а самому спектр мнений оценить.

— Итак, — продолжает лектор, жестом руки прекращая шум, — идея в общих чертах принимается. О деталях, кто пожелает, можно отдельно поговорить. Я собираюсь с вашей помощью сделать первый шаг. Если у кого есть знакомые телепаты, прошу меня с ними познакомить.

После лекции человек с фотоаппаратом, окажись он в аудитории, мог бы запечатлеть редкий для теперешнего вуза кадр: профессор за кафедрой, со всех сторон облепленной студентами.

— Вначале давайте с телепатами разберемся, а потом вопросы, — предлагает Новицкий.

Руку поднимает высокая девушка. Арефьева, вспоминает профессор.

— Александр Васильевич, у меня есть такой знакомый, все он обо мне знает, хотя и не спрашивает ни о чем и никогда. Бывает, я только-только домой новость несу, встречаю его, а он уже в курсе!

— Может, просто хорошо информирован? Кто он?

— Что у него за работа, я не знаю, но в нашем ЖСК он товарищеским судом руководит. Председатель.

— Вас ведь Лидой зовут? Так вот, Лида, могли бы вы с ним на четверг условиться? В любое для него удобное время. Да, предупредите, что мы будем с аппаратурой… Ну, а теперь вопросы.

Только что кончился дождь, и Дина Рузина, человек лет пяти, поспешила на песочницу, чтобы до прихода мальчишек успеть выстроить задуманный город с башнями и оградой… Ну вот, одна башенка готова, здесь можно строить вторую… Но в этот момент к соседнему подъезду подкатывает такси. Дина забывает про вторую башенку и смотрит: вот из машины выходит дядя в шляпе и большая девочка Лида. Про багажник они ни за что не забудут. Потому что в нем вещи очень ценные. Если про них забыть, то тогда и приезжать к дяде Матвею не стоило. Он будет герой кино. Надо открыть багажник. Дядя водитель сейчас выйдет. Он выходит и открывает. Как много вещей! Даже Лида не знает, что для чего. Ладно, потом разберутся. Надо успеть спросить, пока в лифт не зашли.

— Ли-да! — кричит Дина, поднимаясь с колен. — А скоро будет кино про дядю Матвея?

— Скоро-скоро! — отзывается Лида. — Я тебе скажу!

— Молодые же у вас подруги, — замечает Новицкий, — Это, между прочим, хорошо о вас говорит.

— Очень уж она девочка интересная, — поясняет Лида.

Профессор дает Лиде видеокамеру» а электроэнцефалограф ставит на пол лифта.

— Попридержите дверь, пожалуйста, пока я…

— …пока я помогу доставить остальное, — доканчивает молодой человек, возникая в проеме.

— Юрка! Вот молодец, что пришел! — радостно восклицает Лида. И спохватывается: — Если, конечно, Александр Васильевич не против.

— А что вас, кроме хинди, интересует? — спрашивает профессор (потому что Юра — это уже знакомый нам Янчук). — С видео справитесь?

— Эта бандура не из самых сложных.

— Ну пошли тогда за вещами, — облегченно говорит Новицкий.

По дороге профессор признался Юрию, что технику он воспринимает лишь как неизбежное зло. И что магнитофон его особенно беспокоит.

— Вот этот «Ниво-семерка»? Зачем он вам вообще понадобился? По акустике он почти любому видику уступает.

— Что вы говорите?! Досадно…

— Акустический канал даже и неплохо продублировать, — сжалился студент над профессором. Вы ведь сами нас учили, что без дубляжа функций жизни не выстоять. Вот мы и запишем дважды. При двух микрофонах можно вот как сделать…

Новицкий мысленно улыбнулся. Хорошо все-таки быть хорошим психологом! Всего несколько слов сказано, и вот уже студент, робеющий перед преподавателем, становится полноправным партнером в научном исследовании… Правда, Лида к опыту была явно не готова. Слишком много она с ним связывала своего, личного. Достаточно только взглянуть на нее, когда она, например, камеру Юре передавала.

— Лида, ну куда это годится? — начинает психотерапию Новицкий. — Ведь вы же сияете! Таким сиянием можно любые телепатемы задавить. Излучать вам надо совсем другое — спокойную доброжелательность. Потому что через вас, особенно на первых порах, пойдет все наше общение с председателем.

Лида кивает. А профессор подмигивает и говорит:

— Ну, а председателя я беру на себя!

— Приехали, — оповещает Лида. — Восьмой этаж.

На звонок Лиды дверь открылась.

— Дядя Матвей, здравствуйте! — говорит Лида. — Вот и мы.

— А приборов-то навезли, батюшки! — притворно ужасается хозяин. — Неужто все — на мою голову? Проходите, пожалуйста, в эту комнату.

— Ну что, Матвей Иванович, приступим? — обращается профессор к хозяину квартиры. — Освободите запястья и лодыжки. Лида на вас специальный халат наденет с электродными завязками. Шлем мы пристроим попозже, чтобы он вам слушать не мешал. Нам будет помогать Юра. Он — наш оператор. Итак, о своих способностях давно догадываетесь?

— Еще бы не догадываться! — почему-то сердито отвечает председатель. — Всякая дурь тебе в голову лезет… Попробовали бы хоть разок в моей шкуре!

— Другими словами, вы свою исключительность осознаете?

— Ну, вроде того.

— Вот это напрасно! Потому что телепатия — типичный пережиток. А мы просто разрабатываем одну тему, и хотим, чтобы Вы нам помогли…

— Ой, лукавите вы тут что-то, — отстраняясь от шлема с присосками, говорит председатель. — Коль у вас не любопытство, так почему же вы все время думаете: получится — не получится? И какие-то древние контакты хотите через меня освежить? Это ведь ваши мысли, разве не так?

— Молодец Матвей Иванович! — захохотал Новицкий, чтобы скрыть смущение. — Я-то хотел вас подготовить, психологическую засветку убрать. А вы меня расшифровали!

— Ну вот. Извиняйте уж, но куклой в ваших руках… быть что-то неохота. Так что все козыри выкладывайте, или…

— Договорились, все как есть сейчас расскажу. Юра, у вас готово? Отлично. Только это не микрофон, а электротон, причем многоканальный. Его лучше за Матвеем Ивановичем поставить, а не перед ним — чтобы базовое различие усилить. Лида, нули на КГР-датчиках хорошо вывели? Юра, включите таймер. По первому сигналу точного времени запускаем все. А теперь камеру в руки. Помните: вы — оператор документального кино…

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.