Хроники последнего лета

Манаков Кирилл Янович

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Хроники последнего лета (Манаков Кирилл)

I

Действительный государственный советник первого класса, заместитель главы Администрации Президента, дважды герой России Виктор Сергеевич Загорский вошел в свой кабинет.

Из-за строгих гардин пробивались тонкие полосы пронзительного июньского солнца. Легкомысленные зайчики отражались в благородной полировке наборного паркета и намертво застревали в коротком ворсе красной ковровой дорожки. Великий реформатор Столыпин с портрета на стене неодобрительно оглядывал помещение, предпочитая, по-видимому, более гармоничные интерьеры.

С недавних пор здание Администрации на Старой Площади вызывало у Виктора Сергеевича острую неприязнь. Ему не нравилось все: длинные коридоры с затертым паркетом и казенными дверями, особый, едва уловимый запах многолетней пыли, мутные плафоны с тусклыми лампочками, равнодушные охранники в полицейской форме на входе…

Виктор Сергеевич понимал, что, в сущности, здание тут ни при чем, а раздражение вызвано накопившейся многодневной усталостью. Как, скажите, сосредоточиться на решении мировых проблем, если в затылке растекается тягучая боль? Давно пора провериться, но для Загорского визит к врачу всегда был сродни вызову на допрос в инквизицию.

В кабинете на гостевом диванчике удобно расположился совершенно лысый человек. Он вытянул ноги, словно желая продемонстрировать стоптанные до блеска подошвы коричневых туфель. При появлении Виктора Сергеевича гость быстро поднялся, поправил галстук, поклонился ниже, чем следовало по обычному офисному этикету, и бодро сказал:

— Виктор Сергеевич, мое почтение!

— Здравствуйте, Аркадий Львович.

Начальник общего отдела Аркадий Львович Колушевский был одним из немногих гражданских чиновников, к которым Виктор Сергеевич испытывал нечто, похожее на уважение. Многочисленные проверки, как открытые, так и, само собой разумеется, негласные, подтверждали принадлежность Колушевского к редкой породе государственных служащих, работающих «за идею».

Аркадий Львович шаг за шагом поднимался по служебной лестнице вплоть до нынешней высокой должности начальника отдела, призванного заниматься вопросами, которые сам Виктор Сергеевич называл «мутными».

Утренние доклады в исполнении Колушевского были по-настоящему интересны, он умел невероятно точно препарировать любое событие, найти его первопричину и предсказать последствия. Разве это не ценное качество? Талантом аналитика способности Аркадия Львовича не ограничивались. Он виртуозно организовывал решение проблем самого деликатного свойства, за что также ценился руководством.

Как только Загорский опустился в кресло, бесшумно появился референт, толкающий перед собой покрытый белой скатертью столик со стаканом чая в серебряном подстаканнике и блюдечком слегка обжаренных лесных орешков. Виктор Сергеевич попробовал — все как положено: настоящий Цейлон, щепотка чабреца, долька лимона, два кусочка сахара, а орешки хрустят, но не отдают горечью. Отпив несколько глотков, он кивнул, отпуская референта.

Аркадий Львович начал доклад.

И сразу же обнаружилась информация, проливающая свет на некоторые любопытные события последнего времени. Молодец, все-таки Колушевский, умеет работать головой!

Вот, например, компания тюменского вице-губернатора приобрела ремонтную базу тяжелых бульдозеров. Мелочь, кажется, недостойная внимания высокого руководства, но только на первый взгляд. База — единственная в регионе, а это означает, ни много, ни мало, монополию на рынке. Тюменские давно положили глаз на строительство новой ветки нефтепровода в Китай, Транснефть еле отбилась, так нет же, решили, значит, обходным маневром прорваться. Ребята они настырные и жадные, так что придется меры принимать. Не спеша, аккуратно, скоро выборы в области, так что лишний шум не к чему. Хотя, имеет смысл подумать, может перед выборами и стоит их… по полной программе. Словом, есть над чем поразмыслить.

В Москве все по-прежнему. Воруют, конечно, но пока в рамках, с учетом, разумеется, столичных масштабов. Новый градоначальник, похоже, привел своих в чувство. Ладно, посмотрим, как он сумеет удержать ситуацию — у местных ребятишек аппетиты сложились нескромные, как-то они переживут сокращение бюджета?

В Питере, напротив, жизнь бурлит и бьет ключом. Мусульманская фракция в гордуме при поддержке решительных бородатых пикетчиков, потребовала ввести ношение хиджаба в присутственных местах. В ответ великорусские патриоты-почвенники поставили на голосование законопроект о проведении обязательного утреннего коллективного молебна во всех городских учреждениях. Воспользовавшись случаем, оба прошедших в думу либерала с подозрительным единодушием подняли крик о разрешении однополых браков.

Конец безобразиям положил глава Администрации Эльдар Рамильевич Рогов. Последовал вызов в Кремль, и после непродолжительной, но энергичной беседы, умиротворенные питерские смутьяны, сплоченные полученной трепкой, вернулись на берега Невы, горя желанием укреплять российскую государственность. Эльдар Рамильевич на этот раз очень грамотно отработал.

У замминистра финансов обнаружились красивые счета в Сингапуре. И это еще полбеды — уж как-нибудь разобрались бы по-тихому. Так нет, кто-то из фээсбэшников сначала наехал на почтенного финансиста, а потом, столкнувшись с профессиональным упрямством, слил информацию в прессу. Придется реагировать. Похоже, Кудлатов неважно справляется с контролем своей конторы. Слишком уж часто ребятишки из ФСБ вредную личную инициативу проявлять стали!

Очень неприятная история. Замминистра — человек самостоятельный, непростой, но ведь свой, работает в команде. Понятно, заигрался, но ведь не для себя же! И ниточки потянуться, прежде всего, к министру обороны, Гарику Баранову. Свои же ребята, а мы своих не бросаем…

Виктор Сергеевич несколько раз прерывал Колушевского и задавал уточняющие вопросы. Аркадий Львович отвечал кратко и четко, заглядывая иногда в толстый блокнот.

Внезапно Колушевский замолчал.

— У вас все? — спросил Виктор Сергеевич.

— Никак нет, — хотя Колушевский никогда не служил в армии, военные обороты в его речи мелькали довольно часто, — еще вот…

Аркадий Львович раскрыл объемную папку, достал оттуда несколько листков бумаги и через стол протянул Загорскому. Виктор Сергеевич быстро пробежал глазами. Этого только не хватало! Некий автор, несомненно, яркий и даже талантливый, написал несколько заметок, касающихся бурной деятельности на поле благотворительности Анечки Баренцевой — умницы, красавицы и очень способной девочки. Нет, прямых намеков на их связь не было, но весь смысл написанного сводился к тому, что не случайно юная студентка, без году неделя приехавшая в столицу из Рязани, получила в управление огромные средства. Отдельно автор прошелся по расходам фонда и образу жизни его руководительницы, причем сделал это очень убедительно и занимательно. Талантливый сукин сын… или сукина дочь?

Ну, надо же! Только вчера Анечка каким-то образом связалась по телефону с супругой, Риммой Владимировной, и между ними состоялся долгий и нелицеприятный разговор. Как обычно в таких ситуациях последствия сказались главным образом на Викторе Сергеевиче, которому все это было совсем ни к чему, особенно сейчас. И так проблем выше головы, президент уже выказал свое неудовольствие положением дел с выполнением поручений…

Виктор Сергеевич, механически рисовавший на листке бумаги во время доклада Колушевского, наконец, обратил внимание на свои художества. Он неосознанно изобразил в левой части несколько пятиконечных звезд разного размера, а в правой — десяток крестов, от простенького плюсика до египетского анка. Виктор Сергеевич отбросил ручку и с раздражением спросил:

— Это что?

— Статья, — спокойно ответил Колушевский.

— Это как раз понятно. Откуда?

— С утра гуляет по сети.

— По сети, значит… И кто автор?

— Выясняем. На девяносто процентов — художество Рудакова.

— Рудаков? Этот… — тут Виктор Сергеевич, не удержавшись, добавил, против своих правил, сочное непечатное выражение, — он еще и статейки пишет?

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.