Зомби не летают

Корнев Павел Николаевич

Жанр: Социально-философская фантастика  Фантастика  Боевая фантастика  Ужасы и мистика    2014 год   Автор: Корнев Павел Николаевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Зомби не летают ( Корнев Павел Николаевич)

1

Жизнь человека – совокупность мелочей.

Биение сердца. Вдох – выдох. Шаг – другой.

И так уж заведено, что люди игнорируют подобные пустяковины до тех пор, пока их окончательно не припирает к стенке. А случается такое сплошь и рядом. Количество неминуемо переходит в качество, а теория вероятности и закон больших чисел – вещи по сути своей безжалостные.

Только дайте им шанс, и они вас раздавят.

Сигарета – такой пустяк! Но двадцать сигарет в сутки, триста пятьдесят шесть дней в году, пятнадцать лет, и – здравствуй, рак легких!

Пара-тройка чашек крепкого кофе на работе – вроде, ерунда, но лет через двадцать ваше сердечко начнёт постукивать как-то очень уж неровно.

Бутылка водки в неделю – для кого-то норма, для кого-то – мало, а цирроз печени уже рядом, он просто посматривает на часы и ждет своего часа.

Занимайтесь зарядкой, люди! Не пейте, не курите, бегайте по утрам! И когда в дверь постучится белый пушной зверек, это существенно увеличит ваши шансы на выживание. Ну или хотя бы купите ружьё и…

…и тут я упал.

Жадно хватанул ртом воздух, с трудом поднялся и двинулся дальше. Легкие рвала боль, по спине текли струи пота, лицо пылало огнем, колени не разгибались, а лямки тяжеленного рюкзака врезались в плечи. Второе дыхание и не думало открываться, но – черт возьми! – я заставил себя сделать следующий шаг. А потом ещё один. И ещё…

Ступенька – это ерунда. Одна ступенька не убьет вас, если только вы не споткнетесь об неё и не сломаете себе шею. Но это когда она одна.

Два пролета по девять ступенек каждый – уже более серьезное препятствие. Ломается лифт, человек поднимается по лестнице на второй этаж, и будьте уверены – если последние лет десять-пятнадцать он вместо зарядки продавливал своим задом диван перед телевизором, злоупотреблял алкоголем и выкуривал пачку сигарет в день, ему станет нехорошо.

Каких-то два пролета, жалких восемнадцать ступенек, – и, согласно медицинским исследованиям, риск инфаркта увеличивается вдвое!

…На миг остановившись, я навалился на перила, но сразу поборол малодушие и двинулся дальше.

Подняться на второй этаж – пустяки. Другое дело – со второго на двадцать пятый!

Двадцать три этажа, сорок шесть пролетов, четыреста четырнадцать ступеней.

Тот самый случай, когда количество переходит в качество.

Умотаться просто!

…Шумное дыхание Антона постепенно удалялось; я сглотнул вязкую слюну, собрал в кулак всю свою волю и поспешил следом. Подниматься на такую верхотуру – не самое простое дело на свете, а уж если на спину давит рюкзак весом в три пуда, шею оттягивает ремень АКСУ, и опираешься ты сразу на две двустволки, то и вовсе караул.

Когда я вывалился на крышу – именно вывалился! – и без сил распластался на бетонной плите, только и смог, что смахнуть с лица заливающий глаза едкий пот.

– Слабак! – рассмеялся Антон Чириков – для своих Штурман, – привалившийся спиной к ограждению и неторопливо попивавший из пластиковой бутылки.

Ему хорошо говорить: здоровый лосяра, да и гоняли их в военном училище…

Ну, в лётном, может, особо и не гоняли, но зарядку-то наверняка делать заставляли. Меня чаша сия миновала, вот теперь и отдуваюсь.

Я судорожно сглотнул и протянул руку.

– Дай!

Свояк закрутил пробку и катнул бутыль.

– Много не пей, – предупредил он только.

Я прополоскал рот, сделал пару глотков и, не без труда заставив себя оторваться от горлышка, вылил остатки воды на голову.

– Завтра ноги не разогну, – пожаловался потом.

– Спортом занимайся, в проруби купайся! – вместо сочувствия раздалось в ответ.

Не обратив внимания на издевку, я откашлялся и спросил:

– Слушай, Штурман, на хрена мы вообще сюда забрались?

– А разве непонятно? – удивился свояк и обвел рукой безоблачное небо. – Зомби не летают, ёпт!

Я перевалился на спину и вздохнул:

– А пониже остановиться не судьба? Обязательно на самую верхотуру тащиться? Дом не сдан, зомбаков много быть не должно.

– Тебе и одного мертвяка хватит, – резонно заметил Антон. – А здесь дверь запрем и все. Натуральный плацдарм! – Он поднялся на ноги и оглядел огромную, расходившуюся тремя лепестками крышу. – Дизель-генератор есть, инструмент есть. Баллоны, вон, газовые стоят. Да тут жить можно!

– Так-то да, – согласился я и перетащил свои вещи к рюкзаку свояка. – Только мы в любом случае здесь не задержимся.

– Плацдарм! – повторил Антон, достал из рюкзака новенький бинокль и перегнулся через ограждение крыши. – И наблюдательный пункт!

– Как там внизу? – Я расстегнул кожаную мотоциклетную куртку со вполне подходящей к ситуации надписью «Jesus saves» и крестом на спине, стянул ее и остался в одной лишь промокшей от пота футболке.

Фух! Сразу ветерок освежил.

– Сам посмотри.

Свояк протянул бинокль, я взял его и принялся крутить колёсики, подстраивая под себя резкость. С высоты двадцати пяти этажей бродившие по улице зомби походили на обычных людей, но десятикратное увеличение моментально расставило всё по местам.

Рваная одежда, следы разложения и многочисленных увечий. У большинства – ломаные и заторможенные движения механических кукол, и только иногда в собравшейся на устроенный нами шум толпе мелькали куда более целеустремленные, быстрые и резкие покойники. Быстрые и резкие – и уже мало походящие на людей, пусть даже и мертвых.

Жевуны, саранча, шустрилы.

Эти создания постоянно находились в активным поиске пропитания, в первую очередь интересуясь богатой белками и жирами человечиной. Но и собачек они тоже харчили за милую душу, да и консервами не брезговали.

Хорошо хоть вскрывать банки ума обычно не хватало, а то бы у нас натуральный продовольственный кризис разразился.

– Саранчи-то сбежалось… – досадливо поморщился я.

Антон отвлекся от рюкзака, забрал бинокль и внимательно оглядел улицу.

– Со всего района собрались, – решил он. – Ничего, здесь переночуем, с утра в парк рванем. Они к этому времени уже расползутся, а нам только дорогу перебежать.

– А с едой как? – спросил я. – Еды мало.

– Хочешь в магазин вернуться? – усмехнулся свояк. – Ты только учти, нам повезло ещё, что никого серьезного поблизости не оказалось. Мужики о таких монстрах рассказывали – пипец просто!

– Это которые мужики? У которых мы патроны на водку выменяли? Они тогда ещё трепались, будто две деревни спокойно жили, пока кто-то в гости не сходил, а потом в один день вымерли? Да эти алкаши лыка не вязали!

– Знаешь, Кость, вот как-то совершенно нет желания на себе это проверять. И так еле ноги унесли.

Еле унесли – это точно; в торговом центре мертвяков оказалось куда больше, чем мы рассчитывали. Хорошо хоть вломились мы туда исключительно с целью оттянуть зомби от соседнего здания, на втором этаже которого располагался охотничий магазин. И вот уже после потрошения оружейной комнаты был выматывающий забег по торговой галерее и марш-бросок на крышу.

Я вздохнул и задумался над предложением свояка.

– Через парк, говоришь? А дальше? Не влипнем, как прошлый раз?

– Ерунда! – не разделил моих сомнений Антон, который куда лучше ориентировался в областном центре. – Подумаешь, заплутали немного! Теперь через парк сразу на окраину выйдем, там складов оптовых полно и места не самые людные. Минуем заторы на выезде, найдём машину – и в путь! Не парься, короче!

– Да никто и не парится, – пожал я плечами и спросил: – Слушай, Штурман, ты в продуктовом что-нибудь успел захватить, или опять тушенку жрать придется?

– Успел, – обнадёжил меня свояк и вдруг обратил внимание на оставшуюся открытой дверь. – Кость, ты гостей ждешь? – нахмурился он. – Закрой!

– Ножки болят, – хмыкнул я и уселся, прислонившись спиной к ограждению. – Давай сам.

– Вот ты баран! – поморщился Антон и с недовольным видом отправился к будке.

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.