Жаб Жабыч метит в президенты

Успенский Эдуард Николаевич

Серия: Жаб Жабыч [3]
Жанр: Сказки  Детские    2007 год   Автор: Успенский Эдуард Николаевич   
Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Жаб Жабыч метит в президенты (Успенский Эдуард)

ГЛАВА ПЕРВАЯ. Судьбоносное решение

После того как Жабжабыч побывал в Государственной Думе, в голове у него что-то сдвинулось. Он все время всех расспрашивал:

— А кто эти люди, которые там сидят? Почему им такой почет?

— Это депутаты — слуги народа. Они представители разных мест и краев, — отвечал папа. — Они решают государственные проблемы.

— И у каждого свой кабинет?

— Не только свой кабинет, но и свой секретарь, который ему помогает, и шофер с машиной.

— С машиной?

— С машиной.

— Раз так, тогда я тоже хочу решать государственные проблемы, — сказал Жабжабыч.

Папа схватился за голову:

— У тебя есть высшее образование?

— А у них есть? — спросил Жабжабыч.

— У некоторых есть.

— А у некоторых нет?

— У некоторых нет. Примерно у половины.

— Я и буду в той половине.

— Но послушай, ты совсем не знаешь экономики! — вскричал папа.

— А они знают?

— Они знают. И даже очень хорошо.

— Почему же мы так плохо живем?

Папа плюнул и пошел жаловаться маме. Жабжабыч тоже плюнул, но у него получилось как-то неубедительно — какое-то:

— Бр-бр-трс.

В этот же день Жабжабыч оповестил о своем решении Владика и попросил его быть его доверенным лицом.

К этому времени Владик подрос, он ходил в седьмой класс и кое в чем уже разбирался.

— Ты что, с ума сошел? — сказал он. — Ты что, совсем? Хочешь сразу в Государственную Думу? Попробовал бы сначала в городскую.

Жабжабыч на городскую не соглашался. Сошлись на мэре города. И ударили по рукам.

* * *

Было праздничное майское утро. Небольшой пригородный участок Устиновых тянулся к небу всеми своими травами и сорняками.

Папа и мама сидели на вынесенных из дома стульях и беседовали. Мама любовалась немногочисленными тюльпанами и нарциссами. А папа любовался вымытыми резиновыми ковриками из «Москвича».

— Ты представляешь, что задумал наш Жабыч! — сказал папа Устинов маме Устиновой. — Хочет в Государственную Думу избираться.

— А что, — сказала мама, — в нашей Думе и не такие дураки заседают. У него, может, и получиться. У него все получается.

— Только этого нам не хватало, — возразил папа. — Если его выдвинут, нам будет позор на весь квартал. Чучело Устиновых лезет в политику!

— Значит, ты должен его притормозить, — решила мама.

— Как притормозить?

— Не знаю как. Ты должен сводить его к психиатру. Он же действительно опозорит нас перед всем городом.

Так что в один день были приняты два противоположных решения: придержать Жабжабыча и организовать его предвыборную кампанию.

ГЛАВА ВТОРАЯ. Визит к психиатру

Жабжабыч никак не хотел идти к психиатру. Он сказал Владику:

— Что я — ненормальный какой?

Но Владик его убедил:

— Все кандидаты проходят проверку у психиатра, на всякий случай. Чтобы потом не говорили: «Да он же совсем сумасшедший». Ты им тогда раз — справочку в нос: «А теперь свою покажите».

И Жабжабыча повезли.

Жарким, не по-весеннему жарким днем папа взял отгул и отправился с ним в ветеринарную поликлинику.

— Раз у нас в стране появилась модная наука зоопсихология, пусть она и работает!

Будущего кандидата в мэры повезли не на «мерседесе» с мигалкой, а на старом «Москвиче» с трещиной на стекле.

За последнее время Жабжабыч сильно посолиднел. Когда он забрался в машину, «Москвич» даже присел.

По обочинам на деревьях дрались с воробьями первые скворцы, вылетали на асфальт первые бабочки, в городе наступил погодный коммунизм.

Но когда Жабжабыч увидел, куда его привезли, когда он прочитал сквозь густую полузелень: «Ветеринарная поликлиника», он стал цепляться всеми своими лапами за сиденья внутри машины и кричать:

— И не вздумайте! И не вздумайте! Мы не сюда приехали! Вы что?!

— Мистер Сковородкин, — сказал папа, — вы же не хотите, чтобы пришел зоопсихолог с большим шприцем в руках.

В ответ на это Жабжабыч сделал то, что он делал всегда, если чего-то боялся. Просто отключил сознание, замер на тридцать минут.

Никаких сил не было, чтобы его вытащить. Пришлось папе возвращаться домой и записываться по телефону к человеческому психиатру.

* * *

Через неделю папа взял еще один отгул, и они снова поехали. В этот раз не в ветеринарную поликлинику, а в поликлинику при Институте генетики. При том самом институте, в котором вывели Жабжабыча.

Бедный папа долго объяснял врачу по телефону, что визит будет не простой, не обыкновенный. Что Жабжабыч не человек, а несчастный случай — ошибка головного института.

— Напрасно, дорогой мой, вы беспокоитесь, — сказал психиатрический врач. — Для нас все случаи непростые. А потом, кто ж не знает вашего Жабжабыча. Для нас его визит — большая честь.

И вот почетный визит начался.

Психиатр Петр Петрович Фрейдин был вежливым и сладкомудрым. Первым делом он усадил Жабжабыча на стульчик за детским столиком и попросил сложить картинку из ста пятидесяти квадратиков.

Он проникновенно сказал Жабжабычу:

— Мой юный друг, смело за работу! Я уверен: вы с этим справитесь.

Потом подошел к папе и прошептал ему на ухо:

— Я дал ему совсем несложную задачу. Я думаю, у него все получится.

— А что это? — шепотом спросил папа.

— Красочный натюрморт. Садовая ромашка в окружении полевых.

— Спасибо.

Жабжабыч крутил и вертел квадратики, морщил лоб грецким орехом, пыхтел, и наконец сложил рисунок. Профессор был удивлен.

— Что это у вас вышло, мой юный друг? — спросил он.

— Пейзаж.

— Какой пейзаж?

— Снежный лес под ярким солнцем.

Тут уже удивился папа, потому что Жабжабыч не мог видеть снежного леса под ярким солнцем. Зимой Жабжабыч спал в большой коробке из-под стиральной машины.

— Такого у нас еще не случалось, — сказал профессор, рассматривая рисунок.

— Вот эта большая ромашка, допустим, изображает солнце, — сказал он. — А вот эти желтые кружочки внизу, что это такое?

— Цыплята, — ответил Жабжабыч.

— Интересно, интересно, — сказал профессор. — А что делают цыплята в лесу зимой?

— Не знаю, — ответил Жабжабыч. — Наверное, на лыжах катаются.

— А что вы еще можете сложить из этих квадратиков? — спросил психиатр.

Жабжабыч попыхтел-попыхтел, подумал и через десять минут выложил новый рисунок.

— Что это? — удивился врач.

— Поднос со свежими кильками.

— Допустим, — сказал психиатр. — А эти желтые пятна по углам, что это такое?

— Горчица, — сказал Жабжабыч.

«Наверное, это вкусно, — подумал про себя доктор Фрейдин. — Надо будет попробовать».

Поднос с кильками отложили, а испытания продолжались.

Петр Петрович попросил будущего кандидата в мэры нарисовать неизвестного науке зверя, такого зверя, которого никто еще не видел.

— Если его зверь будет мягким и закругленным, — тихо сказал доктор папе, — значит, у него добрый и незлобивый характер. Если зверь будет весь в шипах и рогах, значит, наш пациент агрессивный и опасный.

Жабжабыч взял в свои перепончатые лапы коричневый карандаш и вовсю застарался, высунув язык.

— И что это у вас получилось? — добродушно спросил степенный доктор через десять минут.

— Сын Чебурашки, — сказал Жабжабыч.

И действительно, он нарисовал маленького глазастого Чебуренка. Доброго, но с небольшой бейсбольной битой в руках.

— Почему же его еще никто не видел?

— Он к нам еще не приезжал.

— А зачем ему, этому сыну, бейсбольная бита?

— От бандитов отмахиваться и от комаров, — ответил Жабжабыч.

— От каких комаров? — спросил профессор.

— От обыкновенных, — объяснил папа. — От мух цеце всяких.

После некоторого раздумья доктор Фрейдин произнес:

Алфавит

Предложения

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.