Разыскивается: белая и пушистая, с криминальными наклонностями!

Соколова Надежда

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Разыскивается: белая и пушистая, с криминальными наклонностями! (Соколова Надежда)

Глава 1

Не мы такие, жизнь такая… — Наверное, это самая любимая оправдательная фраза любого воришки. И я здесь не исключение…

То, что брать чужие вещи не хорошо, да и воровать — это плохо, мне говорили редко, по той причине, что некому. Но все же, пару раз, на эту тему нотации я выслушала. И извлекла для себя простую истину! Нет, не ту что воровать плохо, а ту, что нужно не попадаться! И долгое время у меня это прекрасно получалось…

В этом году апрель выдался теплый, радовал прекрасной погодой, и к ней прилагалось не плохое настроение. Сидеть в школе, как обычно, не хотелось, и уже вторую наделю, я ее бессовестно прогуливала.

Привычно перелезая через забор школы, и внимательно оглядываясь, чтоб не встретить своего личного надзирателя в лице дедушки, убедившись, что никого поблизости нет, легко спрыгнула и направилась по своим делам.

Мой дражайший опекун в последнее время взял привычку провожать меня в школу как маленькую девочку, за ручку, прямо до ворот. Видите ли, я часто забываю адрес этого клоповника и прохожу мимо. Вот только дед одного не предусмотрел, что я могу «забыть» номер кабинета и так же пройти мимо! Вот по этому и перемахиваю через забор после того, как дедушка, с чувством выполненного долга, уйдет домой.

Прожив свои неполные шестнадцать лет, я уяснила еще одно немаловажное правило: сама еду не добудешь, никто кормить не будет! А как известно, кушать хочется всегда…

Конечно, можно задать вопрос: С чего это я голодаю, при живом-то дедушке? Я вам скромненько отвечу! Мой дед кушает, на мой взгляд, исключительно горячительные напитки, а если подробно, то это самогон или просто сивуха, производства одной очень прозорливой бабы в нашем поселке.

Вот тут может появиться второй вопрос: А с чего это вдруг, если у меня такой дедушка нехороший, он меня так активно в школу спроваживает? Все просто! Директор нашей школы пригрозил, что если я и дальше буду прогуливать, то он обратится в органы опеки, и меня, попросту, отправят в интернат до совершеннолетия. Дед испугался, что он останется без средств к существованию, вот и взялся за мое «активное» воспитание. На меня же деньги ему выплачивают, потому, что он меня, один, якобы, воспитывает.

В интернат я, конечно, не хочу — была уже там в свое время. Ну, а если, грешным делом, все же отправят, сбегу, и поминай, как звали! Нас ворота не удержат!

Направлялась я сейчас на конюшню, отработаю свою любимую кобылу (точнее не мою — лошади хозяйские) и оставлю там рюкзак, потом можно будет ехать в город.

Убравшись в стойле Пахлавы, вывела ее в леваду.

Хороша кобылка, просто слов нет! Лоснящаяся рыжая шерсть, белые «носочки» на копытцах, а на лбу звездочка. Вот она истинная буденовская порода!

Конюшня Даниила Палыча находилась в часе ходьбы от моей школы. Голов у него двадцать и один ослик. По большей части именно здесь я провожу все утро, уж ничего не могу с собой поделать, очень люблю лошадей.

— Воробушек! — крикнул Палыч, — опять школу прогуливаешь? — подошел владелиц Пахлавы и потрепал меня по голове.

Я сидела на пеньке возле левады и с умилением смотрела, как резвится кобылка.

— Да у нас сегодня учительница заболела… — как-то невнятно буркнула я себе под нос.

— Болезненная у вас учительница, — покачал головой Палыч, — уж больно часто болеет. Смотри воробушек, доиграешься, — не поверил он мне.

Ну да… он меня как облупленную знает, да и учителя в старших классах по каждому предмету свои и всем скопом заболеть не могли. Я как-то об это не подумала…

Почистив и заседлав Пахлаву, около часа каталась по полю. Кобылка только была рада встряске и с удовольствием топила галопом по засеянному полю, если кто увидит, что на посевы влезли — по ушам надает!

Палыч держал лошадей чисто для себя, иногда, правда и на соревнования по конкуру куда-то увозил. Меня прыжки не сильно впечатляли, я больше галопом по полю люблю, ну или в леске, где-нибудь верхом поблукать. Главное чтоб заборов не было, вот тогда можно почувствовать полную свободу и радость в сердце от скорости.

Пахлаве скоро будет четыре года, я сама ее заезжала, когда лошадке было почти два. А сейчас боюсь, что хозяин ее на конкур отдаст своим спортсменам. Не люблю я, вообще, конный спорт, и участвовать в нем не хочу, хоть Палыч и предлагает в жокеи податься. Не люблю я рамки, как надо ездить верхом, я свободу люблю, и Пахлава со мной, кажется, в этом солидарна! Вот и таскает по леваде этих спортсменов-разрядников.

На конюшню бегать я стала сразу, как только поселилась в поселке с дедушкой — мне, примерно, лет девять было. Тогда погибли родители, и из родственников меня взял только дед.

Перед глазами опять беснующийся огонь, едкий дым и чьи-то крики. Помню, что было больно, как меня вытащили из дома, как увозили на «скорой» и как сказали, что родителей больше нет. И долгое время в больнице…

Временами зудящие, уродливые шрамы напоминают о той страшной ночи. Обгоревшие руки, правая нога, живот и немного лицо — вот она память, которую не сотрет даже время.

Причина была в газовой трубе, что-то с ней случилось, и она взорвалась. Погибли тогда не только родители, некоторым соседям не повезло тоже. А вот я выжила, и как бы трудно не было, не жалуюсь. Если каждый раз жаловаться на жизнь, она может и обидится…

Я запустила пальцы в волосы, стараясь хоть как-то пригладить их после шального ветра. Волосы едва доставали мне до плеч, светло русого, а может даже и пепельного цвета. Меня недавно одноклассница подстригла, и, на мой взгляд, получилось прикольно, рваные пряди и длинная челка. Хотя, даже с самой стильной прической, из парикмахерской, красивее я бы не стала. Уж не дал бог красоты, так не дал, и ничего с этим не поделаешь. Ну, может быть глаза у меня ничего, косые… тьфу! Немного раскосые и вроде не маленькие, серого цвета. Нос немного вздернут, и не шнобель — хоть это радует. Но в довесок ко всему эти жуткие шрамы! Вот это и делает мой вид кошки драной, или как все еще называют воробушком или воробьем.

В первую очередь, в выборе клички, сыграла моя фамилия «Воробьева», ну а потом все видели и схожесть во внешности или в характере, в общем, без разницы. Суть одна.

Закончив шагать кобылку, отправила ее в денник и натерла сеном. Еще надо будет Палычу сказать, чтоб подковы подтянул, а то передняя правая — хлябает, может и оторваться.

На конюшие все дела были закончены, и я с чистой совестью отправилась ловить маршрутку, чтоб доехать до города. Он от нашего поселка находился недалеко, около часа езды, если конечно без пробок. Сегодня на повестке дня — работа, потому что нужно обеспечить себя деньгами. А завтра опять в школу не пойду, есть другие дела. У меня кружок по акробатике утром, я бы конечно записалась на какую-нибудь борьбу, но, к сожалению, за это платить надо, а вот на акробатику записывали бесплатно. В моем положении денег лишних не бывает, а работенка у меня сноровки требует. Когда и деру дать, а когда и выкрутиться нужно как змее. Так что акробатика тоже ничего, тем более учитель меня хвалит. Вот уже два года, не пропуская занятий, хожу! Я же мелкая и очень худая и, наверное, даже жилистая, вот и учусь быстро. А как в работе помогает! Особенно с разбегу через заборы перемахивать.

Оказавшись на рынке, смешалась с толпой. Чем больше людей, тем меньше шанса меня поймать. Тут главное не выделятся. Одета я опрятно, а главное в глаза не бросаюсь, в спортивный костюм и кеды, недавно, между прочим, купила, за почти честно заработанные!

Не стоит думать, что я тунеядка и совсем не работаю. Летом, к примеру, меня знакомая в государственную ветеринарную клинику помогать берет: подать, принести, придержать или помыть, ну и платит, конечно, по мелочи. Познакомилась я с Катериной Алексеевной на конюшне у Палыча года так четыре назад. Она у лошадей кровь брала из вены на анализы, а я их придерживала. Сильно норовистым губокрутку (приспособление состоящие из петли на конце недлинной палки, надевается на верхнюю губу лошади) одевала, чтобы стояли спокойно. Но скажу честно, этих денег только на проезд в город и хватает, так, месяц на маршрутках покататься.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.